Необыкновенные приключения Кристины и Масандера. Гл. 15-16.

Глава 15. Сатурнийцы.

— В этот раз тебе придется мне помочь. – сказал Масандер. – Лететь далеко и мы воспользуемся способом, который нам показал Юпитер.

— Но он там что-то вытягивал, выдувал…я так не умею. – С сомнением в голосе ответила Кристина.

— Главное в себя верить! Ты же слышала: в тебе есть частичка Творца, а значит, у нас все получится! Сотворить такой туннель – нам раз, два, и готово! Сосредоточься, можно глаза прикрыть, и вспомни, во всех деталях как мы летели, какой был туннель.

Кристина постаралась нарисовать у себя в голове все детали. Получилось. Она даже почувствовала небольшое гудение, как от вибрации, когда они летели по туннелю.

— Вот-вот! – поддержал ее дракокот. – Почувствуй то ощущение в теле, которое было, когда мы неслись по нему как на санках.

Кристина с легкостью повторила в себе это ощущение. Оно было «дух захватывающим», и страшно, и здорово, нестись с такой скоростью! И вдруг поняла, что они уже несутся по этому туннелю.

— Мы что, уже летим? – удивленно вскрикнула она по привычке голосом. Но звука она не услышала. «Странно»,- подумала девочка, — «я кричу, а звука нет!»

— Это тебе не на Земле. – Мысленно обратился к ней Масандер. – Мы так быстро летим, что это быстрее скорости звука. Вот он и теряется позади нас, не успевает догнать. Потому ты его и не слышишь. Так что лучше общайся мысленно. Мысль больше на свет похожа, а у нее скорость гораздо больше, чем у звука.

Они еще какое-то время летели молча. Кристина прислушивалась к своим ощущениям и мыслям. Но все как будто замерло. Словно в погоду без ветерка, ничего не колышется. Было только мелькание вихря туннеля. Даже гул исчез. Полная тишина. Это казалось очень непривычно. Но она уже научилась не бояться, когда нет причины. Тем более, Масандер рядом.

Постепенно скорость стала снижаться. В какой-то момент они словно пробки из бутылки вылетели из туннеля перед планетой. Туннель за ними захлопнулся, словно его и не было. Перед ними предстал Сатурн, с его необыкновенными кольцами вокруг. Кольца состояли сплошь из множества астероидов – кусочков от планеты, разных форм и размеров. Все они вращались в одной плоскости, поэтому издалека выглядели как большие плотные кольца вокруг планеты.

Осторожно пролетая между осколками, друзья подлетели к поверхности планеты.

— Э-э, забыл тебя предупредить, — вдруг неуверенно заговорил Масандер, — скорее всего жители Сатурна покажутся тебе через чур строгими и серьезными. Отчасти это так и есть. Но это не потому, что они хотят сделать что-то плохое или вредное. Это из-за того, что на них ответственность большая лежит. Летим, сама все увидишь. – Масандер манул хвостом и сделал крутой вираж, снижаясь к какому-то очень длинному строению на поверхности планеты.

Они мягко спланировали ко входу в здание. Из него доносился мерный стук. Он напомнил Кристине шум множества часов. Она с бабушкой однажды ходила в гости к одному очень пожилому человеку. У него в мастерской было такое множество часов! И они все «шли», издавая тиканье. Получалось немного хаотичное, но очень приятное звучание. А потом вдруг начинали «бить», или «кукушки» высовывались из своих домиков и куковали, отсчитывая положенное время. Так и здесь. Они словно попали в огромную часовую мастерскую. Куда ни кинь взгляд – какие-то коробочки с глазком и кнопочками, и от каждой раздается тиканье часовое: «тик–так, тик-так».

«Так, так, так», — в такт тиканью подумала Кристина, — «чтобы это могло быть? Вот бы заглянуть хоть в один глазок у коробочки!»

У нее, от желания подглядеть, даже нос вытянулся как у Буратино. Она с испугом схватилась за него, чтобы не рос так быстро.

Масандер мысленно захихикал, глядя на ее любопытство в виде вытянутого носа.

— Ну, что ты смеешься! — Рассердилась Кристина. – Интересно же знать, что там тикает, и зачем глазок на часах?!

— Так спроси, а не суй нос куда не знаешь. – Посоветовал дракокот. – Пошли, поищем у кого спросить можно, пока у тебя еще и уши как у слона не выросли.

— А уши то почему должны вырасти? – растерянно спросила Кристи.

— А то как же, вон, ты их уже растопырила во все стороны, стараясь различить мелодии от каждой «коробочки». – В довольной улыбке расплылся Масандер.

Кристина представила, как она сейчас возможно выглядит с длинным носом и большими слоновьими ушами, и не удержавшись, громко засмеялась. На звук ее смеха появился, словно из-под земли вырос, очень высокий и очень худой человечек. Он был одет в невзрачную серую, почти черную, одежду, застегнутую на все металлические пуговички и застежки, какие на ней только имелись.

Он очень строго посмотрел на пришельцев. Прижал палец к тонким губам, показывая, чтоб соблюдали тишину. Потом, также молча, указал на застекленный кабинет неподалеку, жестом пригласив их следовать за ним.

Впустив всех в кабинет, он закрыл дверь и сразу наступила тишина. Сюда не проникало многоголосное тиканье.

— Позвольте представиться, Старший Смотритель Времени. Чем могу быть вам полезен?

Слова он говорил так, словно чеканил монетки. В его тоне не было угрозы, но и тепла в них Кристина не ощутила. Она даже немного разочаровалась. Так долго летели, а им не рады.

— Извините, но нам некогда радоваться или огорчаться. У нас лишком много дел. – Смягчил ее разочарование Старший Смотритель Времени. – Нас такими создали, и не нам судить плохо это или хорошо. Просто это так, как есть. Мы хранители, и должны сохранить, то что создано Творцами. А на остальное, радость или печаль – нет времени. – Продолжил он сухо, но вполне искренне.

— Смею предположить, что вы прибыли ознакомиться с нашей жизнью и тем, чем мы тут занимаемся. – Помог он определиться с запросом немного сникшей девочке.

— Да, да. – Поддержал беседу Масандер. – Будь те столь любезны, уделите нам немного вашего драгоценного времени, покажите нам самое главное в вашей жизни на планете.

— Видите?! – сказал Старший Смотритель Времени, протянув руку в направлении бескрайнего числа «коробочек», тикающих за стеклом кабинета, — вот наша жизнь и забота. – Следить за тем, чтобы все Часы Жизни исправно работали отпущенный им срок. Если надо, мы их подгоняем, или, наоборот, притормаживаем, если уж сильно «разтикались» и мелодию свою искажают, пытаясь «перетикать» соседа, или того хуже – исполнить не свою. Приходится немного притормозить неисправность. Нас, Хранителей здесь не так уж много осталось, а вас миллиарды! – чуть устало произнес Смотритель.

— Кого это нас? – непонимающе захлопала глазами Кристина. – Причем тут эти коробочки и мы?

— Ах да, извини, совсем забыл пояснить. То, что ты называешь «коробочки» — это Часы Жизни каждого из людей, живущих на Земле. Каждые Часы уникальны и неповторимы, как каждый живущий на Земле. У Часов свой голос, своя мелодия, свой ритм, длительность, то есть запас отпущенного для жизни человека времени. Приходит Время — мы получаем посылку с новыми Часами для человека, который должен скоро появиться на свет на Земле. В установленный Инструкцией срок, мы их заводим, а на Земле человек рождается. Затем, следим за порядком работы Часов. Как я уже сказал, некоторые Часы очень уж торопятся, раскручивают свое Время слишком быстро, так, что даже мы не в силах их притормозить. Тогда они останавливаются раньше положенного срока.  – Он грустно покачал головой на тонкой шее.

— Бывает и так, что у Часов мелодия тихая, незаметная, и сколько ни старайся, никак их не подогнать. Так и тикают еле-еле весь срок Жизни, или тоже останавливаются раньше времени, совсем забыв, что могут еще идти и идти. Не всегда у нас хватает глаз и рук уследить. Ведь у нас есть задачи и более масштабные. Пойдемте, я вам покажу.

— А можно посмотреть хоть одним глазком в какие-нибудь часы? – не выдержала и попросила Кристина, хоть и боялась, что услышит отказ.

— В один можно. – Разрешил Смотритель Времени.

— А можно в свой заглянуть? – загорелась желанием узнать о Своем Времени девочка.

— Извини, но это запрещено. По инструкции к часам, Владельцу не положено знать свои сроки. Таковы правила.

— Почему? Ведь если бы мы знали, что нам «тикать» и «как», то может быть каждый пел свою мелодию? – предположила Кристина.

— Поверь мне, девочка, те, кто знал все наперед, никогда не был доволен тем, что узнавал. Уж так устроен человек. Поэтому, Сверху прислали Новейшую Инструкцию: Владельцам Часов не показывать их будущее. Можно только подсказывать, чтобы у них абсолютный слух к своей мелодии развивался. Вам же жить интереснее становится, когда наперед ничего не знаете. Это все равно, как если знаешь конец у книги, то и читать ее порой уже не интересно. А так, сам процесс увлекает, опыт Жизни приобретаешь Понятно?

— Понятно. А может, в качестве исключения, дадите мне чуток заглянуть в свои Часы? Я быстренько, — продолжала просить Кристи.

Но Старший Смотритель Времени был неумолим. – Инструкция Сверху. Не положено. Идемте. У меня мало времени. – И он зашагал вперед размашистым шагом. Пришлось поспешить, чтобы не отстать и не заблудиться в лабиринте тикающих Жизней.

Кристина старалась идти осторожно, чтобы ничего не задеть, вернее, никого. Ведь каждые Часы – это чья-то жизнь! Вдруг упадут и разобьются, а там, на Земле у кого-то жизнь оборвется. Не во Время. Тут хочешь не хочешь серьезной сделаешься. И она продолжала следовать за Хранителем молча и сосредоточено.

— Здесь. – Остановился вдруг Старший Смотритель Времени. – В эти Часы тебе можно заглянуть. Просьба быть очень аккуратной и ничего руками не трогать, чтобы не сбить настройки.

Кристина услышала, как сильно застучало ее сердце. Она сейчас увидит чью-то жизнь! Она осторожно подошла к указанным Часам и, почти не дыша, заглянула в глазок на них.

Там, словно в увеличительное окошко был виден берег какого-то теплого моря. На нем росли пальмы, сновали обезьяны. По берегу шел чернокожий мальчик и что-то напевал, весело размахивая палочкой. Мальчик как мальчик. Кристине совсем незнакомый. Даже на языке непонятном поет. И что тут такого опасного посмотреть? Ничего не происходит. Она вопросительно приподняла бровь собираясь задать вопрос, но Смотритель уже начал объяснять.

— Время от времени мы заглядываем в Наблюдательное Око на Часах, проверяем Индивидуальные настройки: как человек настроен и на что, в нужном ли направлении двигается, по Своей Дорожке ли? Сравниваем с теми, что даны в Инструкции к Часам. Если видим отклонение от таковых – исправляем, создавая ту или иную ситуация в жизни человека. Но для этого мальчика пока не нужны исправления. Он радостно и верно идет в ногу со Своим Временем и слышит свою мелодию Жизни без искажений. Поэтому ты и слышишь приятную мелодию. А вот что слышится, когда свою мелодию врут. Послушай. – Он подошел к другим Часам. Они издавали какой-то раздирающий скрежет, словно чем-то по стеклу металлическим скребли. Кристина аж уши зажала. Ей даже не захотелось в Наблюдательное Око заглядывать. Так уж неприятно тикали эти Часы.

Смотритель что-то покрутил на панели часов, прислушался к звуку. Скрежетать стало чуть меньше, еще раз заглянул в Око, удовлетворенно хмыкнул, еще что-то нажал, и совсем уже довольный, снова повернулся к внимательно наблюдавшим за ним Масандеру и Кристине.

— Вот так-то лучше. А то вдруг этот субъект решил, что ему все дозволено. Не дозрел еще, до Творца то. – Проворчал он, и уже другим тоном обратился к путешественникам. – Нам надо спешить. Пойдемте.

Они вышли из Хранилища Часов Жизни и направились к соседнему ангару. Внутри него оказались летательные аппараты. Ничего необычного, похожи на капсулы в фильмах про звездные полеты. Они разместились в одной из них и полетели обратно… к кольцам планеты!

— Это не просто кольца из каких-то там кусочков. Это целый огромный механизм! – Гордо заявил Смотритель. – Он нужен чтобы Время в Солнечной системе стабилизировать и синхронизировать!

— Это как? Что это такое: синх-хх-ро-ни-зи-ро-вать? – запинаясь в произношении незнакомого трудного слова спросила Кристина.

— Синхронизировать — это так все настроить, чтобы Время для всех текло примерно одинаково. Ведь у каждых Часов Свое Время. А если у каждого Свое, то если не сделать так, чтобы все попадали в Единый Временной Поток, так вы друг с другом можете никогда и не встретиться. Или жить в параллельных мирах. Например, ты хочешь к подруге пойти, а у той время по-другому течет. Ты пришла, а у нее еще день вчерашний.

— Теперь мне понятно, почему она никогда вовремя не приходит. – тель Кристина. – Она просто в другом времени живет.

— Если бы совсем в другом времени жила, то вы бы вообще друг о друге не знали бы. Время – штука тонкая, деликатная, и с ним шутки плохи. Так что советую быть предельно вежливыми и точными. И попусту не терять Время. Утерянное – не восстановить. Вспять Время, здесь, в этой системе планет, не повернуть.

— А кольца здесь причем? – Вернул Смотрителя к теме начатого разговора Масандер.

— Кольца – это словно волчёк, знаете, такая игрушка у вас на земле есть? Если совсем по-научному, то, как гироскоп. Вращаются кольца и задают течение Единого Временного Потока на всех планетах Солнечной семьи примерно одинаковое, стабильность придают. А вот выйди за границу нами охраняемую, там все по-другому пойдет. Так что, Сатурн – это пограничный пост солнечной семьи!

— Иногда нам вторжения отбивать приходится. – Продолжал говорить Смотритель. –Время от времени прилетают «бездомные» бродяги – кометы, или астероиды, или еще того хуже, планеты без семьи, те, которые то к одной звезде летят, то к другой, и все не могут выбрать с какой им остаться. Вот они-то главные нарушители спокойствия и порядка в Солнечной системе. Все пытаются нарушить Ход Времени, чтоб в начавшемся от этого хаоса побольше энергии себе присвоить. Приходиться их устранять, перенаправлять путь.

Кристина слушая эти объяснения прониклась уважением к такому, на первый взгляд скучному Смотрителю. Вот ведь какое хорошее дело делают сатурнийцы! И ведь никто о них ничегошеньки не знает на Земле. А они — такие Верные Стражи всех, кто живет на ней и остальных планетах. И видно, что исполняют эту трудную работу не для того чтобы их похвалили. А потому, что это – их долг и служба.

— Там, видите, наши постовые облетают планету? – показал Смотритель куда-то вперед по курсу их полета.

Приглядевшись, Кристина и Масандер увидели пару летательных капсул между астероидами кольца. С них, в знак приветствия, пилоты просигналили парой вспышек света. Кристина невольно помахала рукой в ответ. И смутилась, поняв, что с такого расстояния, пилоты не увидят ее. Но в ответ получила волну приветствия и радости от них. Приняли ответный сигнал! Кристина все никак не могла привыкнуть к такому вот общению: мысленному, без слов, почти мгновенному.

Кристина посмотрела в пространство За Сатурном. Оно показалось ей темнее самой темной ночи. Даже звезды казались немного колючими и холодными, хотя и сияли гораздо ярче, чем их видно с Земли.

«Неужели там так страшно и так опасно будет путешествовать?» — с грустью подумала девочка.

— Для неопытных и неразумных – опасно и страшно. Для путешествий За Границу, тебе придется еще много познать и многому научиться. Вот тогда – смело отправишься куда Душа пожелает. – Напутствовал ее Смотритель. – А теперь вам и мне пора возвращаться. Каждому в Свое Время.

Смотритель что-то повернул на своих наручных часах… и все исчезло…

 

Глава 16. Расставательная.

Кристина открыла глаза и увидела себя в своей комнате. Рядом сладко посапывал Мася. Она услышала голос мамы: -Кристина, ты проснулась? Время вставать, а то в садик опоздаем!

«Как хорошо, что мы с мамой в одном Времени живем. И с папой. А то вдруг никогда бы не встретились?! Спасибо сатурнийцам, что наше Время охраняют.» — Подумала Кристи с чувством глубокой признательности к далеким жителям Сатурна.

Помня о том, что попусту время терять не стоит, Кристина в этот раз быстро и без капризов собралась в детский сад, чем очень порадовала родителей.

Весь день девочка была серьезна и сосредоточена. Она решила понаблюдать, а куда же она Свое Время тратит? Все прислушивалась, а что внутри нее звучит, когда она что-то хочет сделать, или принять какое-то решение. Какова ее Мелодия Жизни? От такого сосредоточения, она замирала в пространстве и времени. Так толком и не разобравшись, что же там внутри нее происходит, она решали спросить совета у Масандера. Уж у него то много Времени было и есть! Научился, наверное, слышать Свою Мелодию.

Вернувшись домой она застала Масю мирно дремавшего на диване. Он только ухом повел, когда она пришла, но глаз не открыл, и не побежал потереться о ее ноги, как это обычно бывало. Он слишком сытно поужинал и устал.

«Я его про такие серьезные вещи хочу спросить, а он – опять спит!» — возмутилась девочка от несоответствия действительности и ее ожиданий. – «Конечно, когда у тебя Времени вагон, нет, цистерны! Можно и немного его потерять! Драконы же не то что мы, люди, они-то долго живут!» — продолжала пыхтеть возмущенно про себя Кристина.

Масандер приоткрыл глаз. Снова закрыл. И продолжил спать, ничего не отвечая.

— Мася! Как тебе не стыдно бездельничать все Время! – и что вы коты и драконы только делаете в жизни своей?! – начала тормошить его Кристина.

— А ты много знаешь про нас? Котов и драконов? – лениво спросил Мася.

— Что я знаю? Да жизнь кошек как у королей! Ничего не делают, спят, да едят, а их все равно лелеют и холят! И за что только, спрашивается? – Все кипятилась Кристина, совсем забыв о том, как много помогал ей дракокот в их путешествиях.

Мася и не подумал обидеться. Это было не в его дракокотовских привычках. Мало ли, что маленькая рассерженная девочка думает о них, между прочим, действительно королевских кровей, особах. Кошачий род, как и род драконов вел свое начало с незапамятных времен от очень разумной расы с другой планетной системы. И для человеков, они когда-то были почти Богами. Им поклонялись, пели гимны в их честь, даже тела после смерти бальзамировали. Поэтому он молча спокойно слушал Кристину и с наслаждением вылизывался.

— Я к тебе как к человеку, а ты… — чего ты вылизываешься? – совсем уж раскипятилась Кристина, так громко, что даже папа заглянул в комнату, узнать, чем это их дочь так возмущается.

— Кристина, ты почему так кричишь? Что случилось? – встревоженно спросил отец.

— На Масю я обижена, и на всех котов и драконов! – надулась она.

— На кого, на кого? – Не сразу понял ее отец. – На драконов?! А ты где их нашла? Я только одного Масю здесь вижу. И тот тебя не трогает, а спокойно себя самого вылизывает. За что ты на него то обиделась? Поцарапал что ли?

При этих словах Мася остановился вылизываться, и недоуменно взглянул на отца девочки. До Кристины донесся мысленный его возглас: «Кто кого поцарапал?! Я? Ее?! Да что вы такое говорите?! Как можно?! Уважающему себя дракону из Рода Кошачьих драконов царапать маленькую девочку!» — Он фыркнул в усы. Встал. И с достоинством удалился из комнаты, всем видом показывая, что на такие выходки он не намерен отвечать, тем более спорить и что-то доказывать. Не королевское это дело!

Тут наконец-то, Кристина поняла, что немного увлеклась в своих претензиях к котам и драконам, и наболтала лишнего. Как бы так выкрутиться, чтобы папа забыл про драконов, и ей не пришлось бы объяснять почему и чем они ее так расстроили? Она решила отвлечь отца, задав ему вопрос:

— Пап, скажи, а как долго человек может жить?

— О! Вот так вопрос! – опешил отец. — Явно не дольше драконов, но гораздо дольше котов. Что-то среднее. Ты за это на всех них в обиде? – Не дал он увильнуть от «драконовой» темы.

— Понимаешь, если драконы живут долго, то им можно делать всякие глупости и время терять. А нам? – Сокрушенно поделилась размышлениями дочка.

— Вот уж не знаю, милая, какими таким глупостями драконы занимаются. Встречал их только в сказках. Вроде они принцесс крали, чтобы их потом рыцари спасали? Или они их ели…

— Папа, я серьезно, а ты шутишь! – притопнула ногой Кристина. – Про драконов это я так, для сравнения. В самом деле, вот почему одни долго живут, как слоны, или черепахи, а другие мало, например, как бабочки?

— Наверное все дело в размерах, а может и в скорости жизни. Чем больше суетишься, тем быстрее жизнь пробежит. А будешь жить не спеша, медленно, как черепаха – так все триста проживешь! – Снова шуткой ответил папа. – Я не ученый, точно не могу сказать. Это тебе надо что-то почитать такое специфическое по этой теме. А что это ты длительностью жизни озаботилась? Помирать тебе еще рано. – Он ласково прижал к себе дочь, сев рядышком на диван.

— Я вот думаю, как так жить, чтобы жизнь интересная была? Чтобы попусту время не терять. – Уже успокоившись сказала Кристина.

— Дочь моя! – Снова воскликнул папа. – Ты совсем так философом станешь еще до школы. А в школе чему учиться будешь?! – Он снова засмеялся. Затем ответил. – С такими вопросами тебе лучше к более пожилому человеку обратиться, тому кто долго жил, многое испытал. Можешь бабушек своих и дедушек поспрашивать. У них жизнь бурная была. Может, что и подскажут. Но я не против с тобой это обсудить. Давай вместе порассуждаем, раз ты такая у нас размышлятельная родилась. – Он улыбнулся, прижал ее к себе и поцеловал в макушку.

— Как жить чтобы интересно и время при этом не терять? – Уточнил он вопрос. – Мне кажется…

Он не успел закончить фразу, потому что раздался звонок в дверь. К ним в гости на ужин пришли бабушка Оля и дедушка Руслан, а чуть погодя, пришли и мамины родители: бабушка Вера и дедушка Костя. Так что вскоре вся семья собралась вместе.

За ужином папа решил задать вопрос всем, который так сегодня волновал Кристину. Его обсуждение вызвало оживленную дискуссию и споры. Каждый думал по-своему, что значит жить интересно и время не теряя даром.

Мама считала, что интересно жить – значит, чтобы в жизни красота и гармония царили, удовольствие получать, делать то, что чувствуешь созвучно твоей душе и сердцу. С этим Кристина была точно согласна. Как можно делать что-то ужасное и безобразное?! Или к чему Душа совсем не лежит?!

Папа был согласен с мамой, но при этом добавлял, что жизнь должна все время развиваться, каждый день принося что-то новое и полезное для всех людей вокруг, а не только тебе одному. Иначе все будут только друг с другом воевать за сохранение того, что имеют и ругать то, что у других есть. Что повсеместно, на его взгляд, сейчас в обществе и проявляется. С этим Кристина не могла тоже поспорить.

Дедушка Костя, мамин папа, придерживался версии, что интересно жить – это всегда быть занятым делом, даже не важно каким, лишь бы пользу здоровью и настроению приносило. Ведь даже если ты на пенсии, всегда можно что-нибудь мастерить, или для поддержания здоровья на лыжах кататься, прогулки совершать, на даче что-нибудь выращивать. Это тоже Кристине понравилось. Нравилось ей и на природе гулять, и на «плюшке» с горки кататься, и дедушке с бабушкой на даче помогать, особенно ягоду с грядки собирать. Она такая вкусная: одну в лукошко, другую в рот, ну, или две…

Для бабушки Веры интересно было жить, когда можно было о ком-то позаботиться. Когда вся семья вместе собиралась. Можно было всех порадовать чем-нибудь вкусненьким, вместе спеть, посмеяться, пообщаться, обсудить последние новости в семье и мире. А уж попусту время бабушка никогда не теряла: всегда о чем-то или о ком-то хлопотала. Кристина всегда была рада к ней прийти в гости, всегда было хорошо ощущать, что о тебе думают и заботятся, любят, всегда тебя рады видеть. От бабушки Веры такое тепло шло, что хотелось прижаться крепко-крепко и не отпускать. Что она часто и проделывала к немалой радости самой бабушки.

Дедушка Руслан был самый строгий в их семье. Может потому что долго работал директором завода, а при такой работе забот у него всегда хватало, вот и приходилось быть всегда сосредоточенным. Для него интересная жизнь – та, которая пользу приносит людям и порядок создает. А то, «если все будут только своим желаниям потакать, то что ж твориться то будет?!» Даже красота, на его взгляд, тоже должна порядок в мир нести.  Кристина задумалась. С одной стороны, она понимала, что дедушка прав. Но другая ее часть, никак не соглашалась делать то, что не хочется, а надо бы. Для этого требовалось прикладывать усилия…

Другая бабушка, Оля, была самая непоседливая из всей семьи. Для нее интересная жизнь – это вечные путешествия. Стремление заглянуть туда, где что-то непонятно и не изучено. Она на представляла себе жизнь без общения с другими людьми, постоянно что-то придумывала, даже стихи писала, или вот как недавно – сценарий к сказке сочинила, и они спектакль поставили про Репку. Для нее главное в интересной жизни – придумывать интересное. А также, во всем его находить, даже в самых обыденных вещах. Например, идешь с ней по дорожке в садик, она непременно то букашку какую тебе покажет, то восхититься камешком у дороги. Для нее потеря времени – это жить не интересно.

Кристина внимательно всех слушала. Она вдруг поняла, что сейчас за столом семь человек собралось! И каждый похож на жителя какой-нибудь планеты, на которых она побывала. Мама — уж точно с Венеры прилетела. Папа – скорее один из «творений» Юпитера. Бабушка Вера больше всего на лунариков похожа, такая же всегда чувствительная как они. Дедушка Костя – наверное, ближе к марсианам, всегда активный и деятельный, что-то мастерит, строит постоянно. Другой дедушка, тот что строгий, Руслан, он явно потомок сатурнийцев. У него всегда все в полном порядке и под контролем. Бабушке Оле только крылышков за спиной не хватает, чтобы совсем стать как меркурианец. А она сама? Кристина? Она то точно – с Солнышка! Радомирцы ей ближе всего по сердцу пришлись. Да и сейчас, чувствует себя Солнышком в окружении семьи, центром, вокруг которого все вращаются.

«А! Вот почему семью семьей назвали! Это же Семь – Я! Нас же семеро!» — с восторгом подумала Кристи. – «Я – раз, папа – два, мама – три, одна бабушка – четыре, другая – пять, один дедушка – шесть и второй дедушка – семь! И так у каждого человека!»

На ее мысль Мася приоткрыл глаз, и посмотрел на нее с явным одобрением. Он пришел в комнату, когда все собрались на ужин. Взобрался на спинку дивана, и там подремывал, пока они ужинали и обсуждали тему как интересно жить.

«Не забудь, что в тебе есть понемногу от каждого из твоей семьи» — промурчал он в Кристининой голове.

«Да, да! Точно! Как все это замечательно придумано!» — от восторга Кристина закружилась по комнате, радуясь своему неожиданному открытию.

Беседа за столом продолжалась, все веселились, но, как всегда, больше всего внимания доставалось Кристине, как Солнышку, которое всех согревало и радовало своим светом.

Перед сном, когда все разошлись спать, Кристина решила попросить прощение у Масандера за свое невежливое поведение перед ужином. Она дождалась, когда он умостится, как обычно, в ее ногах на кровати, и тихонечко позвала:

— Мася, ты прости меня, что вела себя так глупо. Наговорила всякой чепухи.

— Да чего уж там, дело прошлое. Кто старое помянет – тому глаз вон! Слышала такую поговорку? Я обид не таю, ты же знаешь. Особенно перед расставанием…

— Каким таким расставанием?! – Кристина аж присела на постели от неожиданного известия. – Что это ты надумал? Убежать из дома? Тебе с нами плохо? – засыпала вопросами кота девочка.

— Почему сразу-таки убежать? – отозвался на эту тираду Мася. – Всему Свое Время, ты же знаешь. Пришло Время податься в путь. Засиделся я что-то здесь, на Земле. Миссию свою я выполнил – научил тебя летать, с планетариками познакомил. Пора к себе домой наведаться. Повидать родных и близких. Да и в таком маленьком теле кота немного устал ютиться. – Вздохнул он.

Кристина опечалилась. Помолчала. Немного погодя спросила:

— И-и, когда ты … улетишь?

— Точно сейчас не скажу. Надо расчёты кое-какие навигационные сделать, чтобы путь долгим не оказался. Учесть временные искривления, встречные потоки, случные встречи… и прочее. Да ты не переживай. Придет Это Время – ты все сама поймешь. Я просто как кот — засну. Будет казаться, что я умер. Вот только плакать не надо, — поспешил он к девочке, вытирая языком выступившие из глаз Кристины слезы.

— Масенька, не уходи, а как же я?! – заревела теперь уже во всю Кристина, стиснув кота в своих объятьях. – Ко же со мной летать будет, кто советы давать мудрые, кто меня охранять будет, кто мурлыкать песенки на ночь?! Не уходи, я все буду для тебя делать, во всем слушаться, только останься. – Рыдала девочка.

— Ну, ну. – Пытался утешить ее Масандер. – Это же не навсегда. Слетаю, попроведаю своих и вернусь. Ты как раз подрастешь, ума-разума наберешься, и мы снова отправимся в дальние полеты. Махнем за границу Сатурна. А пока можешь сама, время от времени, в гости к плантетарикам наведываться, чтобы и им приятно было, и ты навык полетов не забывала, как многие взрослые позабыли, когда выросли. – Продолжал он утешать Кристину, ласково потираясь головой о ее шею.

Понемногу девочка успокоилась.

—  Ты же не улетишь до моего дня рождения? – с надеждой в голосе спросила она. Через неделю ей исполнялось шесть лет. И мысль, что ей придется веселиться без Маси, была ей не выносима.

— Уф! Что ты, что ты, — заверил ее дракокот, — конечно останусь. Как я могу улететь в такой праздник и остаться без угощения? – он хитро улыбнулся и облизался. Чем совсем успокоил Кристину, и она тоже улыбнулась.

— А мы сегодня полетим куда-нибудь? – спросила девочка.

— Да куда душа Светлости пожелает. Но! В пределах Сатурна. – Предупредил он ее.

— Да, да, знаю, что дальше еще рано. Тем более, что столько еще вопросов есть к планетарикам. Слишком уж мало мы были на каждой из планет. У меня есть целый список вопросов. Я даже их на диктофон хочу записать, чтобы не забыть. Только не знаю, на какую планету снова отправиться первой?

— А ты не думай. Все само собой произойдет. Твоя Душа сама выберет к кому полететь. Просто закрой глаза. Сделай вдох, выдох, и… полетели…

Необыкновенные приключения Кристины и Масандера. Гл 13-14.

Глава 13. Юпитеряне.

Наконец, все страсти творческие успокоились, и Кристина снова готова была отправиться в увлекательные путешествия по планетам солнечного семейства.

Летним спокойным вечером в распахнутое окно снова глядела огромная Луна. Кристина глядела на нее и вспоминала смешных и милых лунариков. Вдруг, в ответ услышала мягкий серебристый смех, пришедший от них с Луны. И сразу Луна стала даже как-то ближе казаться к Земле. Такая родная, своя. Кристина пообещала себе еще полететь туда, тем более, что это совсем не далеко. Но пока еще оставалось столько неисследованного! Надо поспешить отправиться в путь.

В комнату вошел Мася, явно сытый и довольный своей земной жизнью. Если на него смотреть, так даже и не поверится, что в нем – дракон помещается!

— Не весь, не весь, только моя сущностная часть, — услышал ее мысли дракокот. – Та, которая за разум отвечает. Остальное же: тело и все привычки, все же от земных котов.

— А вас тут много таких на Земле?

— Было когда-то. Но сейчас я тут последний представитель из нашей расы. Старый я стал немного, по нашим меркам, конечно. Да и лень немного в дальние странствия пускаться, вот и позволил себе на пенсии здесь пожить, пока не придется переселяться. – Пояснил Масандер.

— А вы тоже умираете? – немного волнуясь спросила девочка.

— Все имеет свое начало и конец. Иначе же как? Представь, что все рождается, рождается, растет, растет, и никогда не разрушается! Куда ж все это поместить?! Хотя Вселенная необозрима велика, и еще есть масса различных миров двойников, но все же я склоняюсь к тому, что хорошо, что время от времени мы становимся просто свободной Сутью, без телесных форм… Эм, м-да, — вдруг спохватился Масандер, — что-то я расфилосовствовался. Рано тебе все это еще, не поймешь. Наверное, это Юпитер уже нас заждался в гости. Он любит всякие темы про Мирозданье разводить. Ему только дай, кого-нибудь поучить. – Ворчал себе под нос дракокот. – Летим или нет, что ли? – немного все еще топорща усы спросил Масандер Кристину.

— Конечно летим! Ты еще спрашиваешь! – закивала головой девочка.

Они умостились на кровати. Оба сладко зевнули, закрыли глаза, и полетели…

Кристина не понимала, как долго они летят. Из-за того, что они удалялись все дальше и дальше от Земли и Солнца, Космос разворачивался перед ней все шире и шире. И не было ему конца и края!

Самая большая планета из солнечного семейства приближалась, поражая своей мощью и красотой. А вокруг нее Кристина увидела множество планеток поменьше, спутников Юпитера.

«Интересно, какие они, юпетериане?» — размышляла Кристина. – «Наверное, очень большие, раз планета – гигант, значит и жители тоже должны быть гигантами?!» она посмотрела на летящего впереди Масандера, ожидая, что он включится в беседу, но толи дракон был занят своими мыслями и не слушал ее, толи слышал, но по каким-то причинам не стал отвечать, Кристина так и не поняла. да и некогда стало. Они совсем уже приблизились к Юпитеру, и она стала вертеть головой во все стороны, насколько хватало глаз, чтобы все увидеть. А двух глаз явно не хватало! Ведь планета – гигант!

Опустившись на поверхность планеты, она ощутила, что что-то здесь совсем не так, как на других планетах. Конечно, и не могло быть иначе, все планеты отличались друг от друга, но вот с этой точно было что-то не так. Она морщила носик от попыток понять, что же ее смущало, ее мучила эта загадка. И вдруг она поняла, что ей казалось таким необычным! Горизонт! Он не был ровным или чуть-чуть опускающимся по сторонам, как на других планетах. Линия горизонта была вогнутой. Ее концы от середины к краям поднимались вверх! Это было похоже на корочку арбуза. Еще в небе висело несколько спутников. Они выглядели гораздо крупнее, чем выглядит Луна с Земли. Потрясающее зрелище! Кристина стояла завороженно, смотря на него, забыв обо всем на свете.

Вдруг на линии горизонта появилось нечто. Что-то или кто-то огромный двигался к ним навстречу. По мере приближения этого, девочка разглядела – это был настоящий Гигант!

— Юпитерианец! – Ахнула Кристина. Ее догадки по поводу размеров жителей юпитера оправдались. Но она не ожидала, что настолько! Это был целый небоскреб! Кристина почувствовала, что у нее душа уходит в пятки от страха. Она бы даже побежала, или вернее полетела бы скорее обратно, если бы не сила, с которой ее удерживала планета. Она стояла столбом и с ужасом ждала, что будет, если гигант вдруг не заметит ее и просто раздавит как мошку.

— А вот бояться совсем не следует. – Раздался успокаивающий голос Масандера. – Хотя Юпитер большой умник и зазнайка, но очень-очень добрый. Любит всем помогать, всех защищать. По моим наблюдениям, большие люди тоже чаще добрыми бывают. Наверное, чем больше тело, тем больше в него и добра может поместиться? – шутливо заметил дракокот.

— Чтобы не бояться, давай его поприветствуем. Он нас ждет уже давно. Весть о том, что девочка с Земли путешествует по планетам уже добралась до него. А он любит гостей. Особенно детей. Вон, видишь, как спешит? – махнул Масандер хвостом.

— Юпитер, дружище! Мы так рады залететь к тебе в гости! – Послал слова приветствия Масандер приближающемуся гиганту. Судя по характеру слов и тону, с которым это было послано, Кристина поняла, что они давние и старые приятели. Она сразу перестала бояться, полностью доверяя своему Масандеру, а значит и всем его друзьям вместе. Уж дракон то, кого попало себе в друзья не выберет.

— Я тоже рад! Безмерно рад вам! – Пророкотал, как гром во время шторма, ответ Юпитера. – Я уж заждался. Ты так давно не прилетал побеседовать. Мне даже стало казаться, что я чем-то тебя обидел в прошлую нашу встречу. – Извиняющимся тоном продолжал гигант. Хотя найти оттенок извинения в раскатах грома – очень трудное дело, может только в момент, когда уже гроза проходит и удаляется. Ее звук похож на извинения: мол, не серчайте, пошумела тут немного, погрозилась…

Юпитер уже совсем был близко, и Кристина смогла разглядеть его внешность. Он так был похож на Деда Мороза! Только одежда другая, ни кафтана, ни шапки не было. Волосы были собраны в хвост на макушке, но все равно их оставалось так много, что они кудряшками топорщились во все стороны. А окладистая борода и усы, нос картошкой и кустистые брови присутствовали, как полагается!

Вокруг него суетилось множество каких-то мелких созданий. Словно стая мошкары в летний день на даче.

— Кто?! Я обиделся?! – Возмутился Масандер. – Да, уж и не помню, когда себе позволял подобные глупости! – Фырчал он, но что-то подсказывало Кристине, что именно так оно и было.

Она решила выступить в роли примирителя, и перевести разговор в другое русло.

— Господин Юпитер, — это обращение ей показалось самым подходящим для гиганта, — я так поражена Вашей планетой, и у меня столько вопросов! А могли бы Вы, многоуважаемый Юпитер, сделать так, если это в Ваших силах, чтобы мы могли взлететь. Планета так нас притянула, что я не в силах даже пальцем пошевелить! Не хотелось бы разговаривать с Вами задрав голову. Это так оказывается не удобно и вызывает боль в шее.

— Да, да, конечно. Простите, забыл, как сильно давление гравитации здесь для вас. Сейчас мы что-нибудь придумаем.

Гигант хлопнул в ладоши так, что вокруг них в пространстве образовалась волна вибрации. Выглядело это так, как круги на воде. Они изогнулись, расширились, раздулись и получился пустой шар, совсем как мыльный пузырь. Юпитер осторожно опустил их вниз к Кристине, и произнёс: — Заходи внутрь. Он поднимет тебя так как ты пожелаешь. Для Маси я другой сделаю, побольше. – Кивнул он в сторону дракона.

— Я же просил тебя, не называй меня при посторонних Масей. – Снова вспылил дракон.

— Так тут же все свои, дружище! – Расплылся в широкой улыбке Юпитер, явно довольный их перепалкой. Он создал большой «мыльный пузырь» для дракона, и так же с удовольствием опустил его перед ним. – Прими это как знак моего большого к тебе расположения, от всего сердца! – Искренне произнес гигант.

Масандер с достоинством зашел в этот своеобразный летательный аппарат. Кристина, увидев, что все просто, и безопасно, тоже решилась зайти в свой. Стенки «пузыря» переливались. А вдруг лопнет?! Жалко же. Но раз Масандер вошел и у него не лопнул, значит и этот тоже такой. Девочка протянула руку к стенке пузыря, дотронулась. Появилось ощущение приятных мурашек, как легкая щекотка. По телу раскатилась приятная волна тепла.  Она вошла внутрь пузыря, и совсем успокоилась. Было так в нем уютно, как в объятьях папы, когда он брал ее в кольцо свои сильных рук. Пузырь Масандера плавно начал подниматься вверх к голове Юпитера. Кристина только подумала, как это сделать, и тут же поняла, что мягко взлетает. «Удобное устройство. Все видно и под защитой. Вот бы нам такие на Земле. Персональный летательный пузырь!» — Размечталась Кристина.

— И у вас когда-нибудь будут! Изобретете, я уверен! – услышал ее мечты Юпитер. – Вы -способные дети.

Кристина на его восклицание удивилась: — Кого Вы имеете ввиду? Какие дети?

— Людей на Земле. – Пояснил Юпитер. – Вы ж, если так можно выразится, мои творения, и, смею надеяться, удачные! – Гордо произнес он.

— Что?! Это как?! Какие такие творения?! – Изумилась девочка. – Меня мама с папой родили!

— А их кто? – Лукаво прищурился гигант

— А их родили их папы и мамы. – Уверенно ответила Кристи.

— А тех, кто? – не унимался расспросами Юпитер.

— А их … у каждого были папа и мама. – Кристина вдруг увидела такую картинку: от нее словно корешки от травинки разбегаются маленькие лучики к ее родителям, от них к их родителям, от тех – к их родителям, так дальше и дальше! Это и правда было похоже на корни дерева! «И Это все мои предки?!! А кто же их тогда всех родил?! Если у каждого столько было, то откуда же они все взялись и их что, было больше чем сейчас?!» — появились вопросы в ее голове при виде такой картины.

— Вижу, вижу, сколько у тебя вопросов. Давай присядем. Разговор не быстрый и не простой. – произнес наставительным тоном учителя Юпитер.

Он снова хлопнул в ладоши, сотворил себе кресло, в которое с достоинством правителя, как на трон, опустился. Еще раз щелкнул пальцами, и Кристина почувствовала, что ее сзади что-то мягко толкнуло. Оказалось, кресло. Она тоже в него уселась и приготовилась слушать. Масандер отказался от кресел и предпочел по кошачьей своей                                 натуре растянуться в своем летательном пузыре. Юпитер начал свой рассказ:

— Давным-давно, команда ученых с разных Галактик прилетела к желтой звезде для прохождения творческой практики. Им предстоял серьезный экзамен на получение звания Творца Галактик. Планеты они створять уже умели, теперь надо было на учиться созидать живую разумную жизнь на планетах. Среди этих ученых был и я, Юпитер. У нас была славная команда Гигантов. Нас отправили как самых лучших в самую далекую и неизведанную часть Этой Галактики. И мы вдохновенно принялись за дело.

Звезду мы назвали «Соло» – первая. Руководил нами Ра, самый искусный и веселый из команды. Среди нас были Марс – самый сильный и ловкий, Меркурий – весельчак и умница, всегда находил выход из любых сложных ситуаций. Две красавицы: Венера – изумительная и изысканная, она нас вдохновляла иногда на самые безумные идеи и поступки. Луна – добрая и мягкая, от нее можно было получить утешение если что-то шло не так. И Сатурн – самый требовательный и работоспособный, уже тогда его отмечали как серьезного перспективного ученого-творца.

— Извините, — не утерпела Кристина, — так это же так планеты в нашей Солнечной системе называются!

— Да. Правильно. Мы сотворили семь планет, назвали их своими именами и приступили к экспериментам…

— Подождите, а где еще одна планета. Земля – раз, Марс – два, Венера – три, Меркурий – четыре, Юпитер – пять, Сатурн – шесть. А Вы сказали 7, или Вы Луну тоже створили как планету, ведь она же считается спутником Земли, а не самостоятельной планетой. Или Вы планетой Солнце называете? — запуталась в расчетах девочка.

— Нет. Соло – Солнце — уже было. Сотворением звезд и черных дыр занимается другой отдел ученых-творцов. Мы — специалисты по более, хм, «мелким» формам разумной жизни. Одна из планет, немного позже погибла от взрыва. Но не будем сейчас отвлекаться на эту печальную историю, которая повлекла за собой распад нашей команды… А про Луну, почему имя спутнику Земли ее дали, чуть позднее расскажу.

— А Земля чья была? Кто за нее отвечал?

— Это планета Ра. Это он у нас оказался самым творческим и в конце концов именно его планета стала местом вашего обитания. Давай все по порядку, а то так и запутаться не долго. – Попросил Юпитер.

— Кристина, если ты все время будешь перебивать вопросами, то мы не успеем дослушать историю до конца, — прошипел в голове у Кристи Масандер. – Наберись терпения, это тебе в школе пригодится скоро.

— Хорошо. Постараюсь. – Кивнула мысленно головой девочка.

— Так на чем мы остановились, — потер пальцем лоб Юпитер, отвлекаясь от грустных воспоминаний, — ах, да! Так вот. У каждого была планета, и мы взялись за дело – придумывали всевозможные формы жизни. В самые удачные из них вдыхали разум, чтобы они могли размышлять и постепенно становится как мы – те, что их создали. Вы и не представляете, как это трудно придумать то, что будет жить разумно, да еще и изменяться в нужном направлении. Очень часто наши создания довольствовались тем, что у них есть что съесть, и они могут размножаться. Им явно было лень думать о чем-то еще кроме этого. Освоив свой тип питания и размножения, они начинали делить территорию и бороться друг с другом. Так сложно примирить тех, кто совсем не пытается думать разумно! Приходилось вмешиваться и пресекать слишком уж разбушевавшихся «детишек». А несколько раз так и вовсе начинать все заново. Иногда просто руки опускались!

Но однажды, совместными усилиями, соединив весь накопившийся опыт, нам удалось, создать «человеков». Как раз Ра подобрал устойчивый вариант климата на Земле. Мы просчитали форму тела, его размеры, которые не позволят слишком быстро истощить ресурсы планеты и будет достаточно территории, чтобы не воевать часто.

Какова же была наша радость, что эксперимент удался, и пошел в запланированном нами русле! Вот так и появилась ваша раса. А немного погодя, уже не стало потребности руководить вами. Было принято решение эксперимент приостановить, то есть больше не создавать новых форм, а дать возможность и время существованию человеков. Иногда сюда прилетает кто-нибудь из Старших Кураторов, проверяет, как вы тут себя чувствуете. Посылают помощь, так, чтобы не сильно вмешиваться в вашу самостоятельность. Ведь свобода выбора – главный принцип развития Творца!

— А где Ваша команда? Почему Вы здесь, а остальных нет?

— Потнимаешь, привязался я как-то к этой семейке, — смущенно ответил гигант. Кристине даже показалось, что у него уши покраснели. – Решил здесь остаться, еще немного повозиться с мелочью, — он кивнул в сторону роившихся вокруг существ. – Это словно детский сад для «молодняка». Это что-то вроде «семян», «пыльцы», которую мы в эксперименте «вдыхаем» в созданное нами тело-форму. Ведь мы только форму творим. А Разум нам не подвластен. Это как подарок, который мы все получили. То, что Свыше нас и нас тоже сотворило когда-то. Но даже самые головастые ученые-Творцы не знают Кто или Что Это.

Так вот, мы берем кусочки от Разума, немного их здесь в «молодняке» адаптируем, а потом уже на Землю заселяем, если требуется. Или на другие планеты в других Галактиках. Здесь в тишине и спокойствии их как раз удобно пестовать. Вот и резвятся.

Гигант ласково посмотрел на «мелюзгу», снующую вокруг него. Они, казалось лезли куда надо и не надо: садились на брови, залетали в нос гиганта, запутывались в кудрях! Он с большой нежностью смотрел на все их проказы, как большой папа-лев на своих неразумных отпрысков.

— А как же другие жители планет, их тоже вы создали?

— Какие-то из них потомки наших экспериментов, например, лунарики и венерианцы. Это наши дамы постарались. Каждая в силу своего характера. Луна очень добрая и заботливая, вот и создала вам в помощники лунариков, чтобы было где воспоминания хранить и сны творить.

Венера – постаралась, чтобы вы о красоте не позабыли. Вот и создала Большую Красивую Сказку в облаках. Оттуда к вам трансляция гармонии идет, как передача по радио, когда вы спите.

Меркурианцев с Миссией прислали из Всеобщего Департамента Идей, помогать вам идеи ловить. Радомирцы – еще одно экспериментальное чудо Ра. С ними ты тоже познакомилась. А вот с потомками творений Сатурна, ты еще встретишься.

Марсиане – те прилетели из других мест. Планета, Марса нашего, очень была привлекательной. Он тоже создавал интересные образцы на ней. Но вот часто уж они быстро уничтожали друг друга. А он был молодой и горячий, порой вспыльчивый. После серии неудач, решил сменить квалификацию и попросился на обучение к Строителям Пространств. А его планету чуть позже заселили предки нынешних марсиан, которых ты видела. По странному стечению обстоятельств, они почему-то стали там воевать. Может, все же сама планета что-то такое излучает. Возможно наш Марс перестарался с содержанием железа в ее почве. Может надо было побольше меди или олова добавить? Надо попробовать проверить расчеты…

Гигант подпер голову рукой, говоря чуть тише и не совсем внятно. Видно было, что Юпитер погрузился в какие-то свои расчеты, сотворил себе палочку, и что-то стал чертить на земле. Он совсем отвлекся от разговора, забыв про своих гостей.

— Кх, кх, — прервала его от размышлений Кристина. – Господин Юпитер, могли бы Вы ответить еще на один вопрос?

— Конечно, моя радость, хоть на тысячу вопросов! Всегда рад поделиться всем, чем могу! – С готовностью отозвался гигант.

— Это не Вы случайно Дед Мороз? – немного смущённо спросила девочка. – Уж сильно Вы на него похожи, борода, нос, брови…

Гигант раскатисто засмеялся. Он так долго смеялся, что Кристина еще больше засмущалась. Наверное, это был уж слишком глупый вопрос с ее стороны.

— Нет, нет, не переживай, не глупый вопрос. Я смеюсь от того, что я действительно похож на моего младшего брата Морока. Он как-то раз прилетел в гости. Понравились ему наши человеки. Решил он немного позабавиться. Стал чудить на земле, приятные вещи делать, подарки неожиданные, жизни спасать тем, кто ему приглянулся. И так ему это понравилось, что теперь каждый год прилетает, любит послушать детишек, подарки сотворить, или «случай» какой приятный подстроить. А люди стали его копировать, подражать. Он и не против. Чем больше добра и радости на Земле между человеками, то и нам хорошо, Творящим. Ох! Заговорился я с вами тут. Вам еще возвращаться так далеко. – Спохватился Юпитер. – А давайте-ка, я вам помогу, чтобы путь сократить. Меня недавно коллега из Конструкторского Отдела Параллельных Миров научил одной такой полезной для путешествия штуке.

Юпитер поднялся, сделал глубокий вдох, задержал его, потом вытянул руки вверх и словно что-то захватил из пространства, и с выдохом потянул на себя. В его руках проявились светящиеся нити, как струны. Юпитер их соединил, что-то там помудрил с ними. И получилось нечто, отдаленно напомнившее Кристине рогатку у мальчишек, или катапульту. Гигант осторожно поместил их летательные пузыри в корзинку из переплетений светящихся струн.

— Что ж, до скорой встречи, друзья мои. Счастлив был вас видеть. Пусть мои рассказы пойдут тебе на пользу. Привет всем детям моим – человекам. Попроси, чтобы не ссорились и друг друга не съели.

Он немного потянул корзинку, еще раз вдохнул, другой рукой сделал жест, словно что-то открыл и выдохнул в образовавшееся отверстие. Получился туннель, и он отпустил «катапульту», выстрелив пузырями по этому туннелю. Все вокруг быстро замелькало перед глазами. Кристине показалось, что она как на санях скоростных. По телевизору видела, спорт такой есть – бобслей называется. Они вмиг домчались до Земли.  Вот и дома, на кровати. Слышно, как у мамы что-то в кухне шкворчит и вкусно пахнет.

— Ох! Я ж даже до свиданья не сказала. – Спохватилась Кристи. – Как стыдно то! Он такой хороший, добрый, интересный, а я и не попрощалась как надо

— Так скажи, кто ж мешает? – зевнул Масандер. – Он же тебя и отсюда услышит. Для этого и лететь не обязательно так далеко.

— Благодарю за встречу! До свидания! – послала мысль Кристина к Юпитеру. – Я еще вернусь! Обязательно!

— Да-а-а, буду ждать, милая-а-а. – донеслось у нее в голове.

Кристина еще немного прислушалась, потом, улыбнулась и побежала умываться.

 

Глава 14. Исследовательская.

— Ма-а-а-м, а вот ты знаешь родителей своих родителей? – решила провести исследование Кристина.

— Конечно знаю.

— А их родителей? – не успокаивалась Кристи.

— Мм, точно сейчас не скажу, можно спросить. А что?

— Хочу знать кто кого родил. Интересно же!

— Не подозревала, что у тебя в таком возрасте проснется интерес к своим предкам. Но мне твоя идея нравится. Давай вместе изучим. И папиных предков тоже, пока бабушки и дедушки живы и есть у кого спросить. Согласна?

Папе понравилась их идея, тем более что его мама, бабушка Кристины, уже частично проводила такие поиски. Оказалось, не так-то это легко составить список предков, если их потомки, их дети, то есть, не потрудились сохранить имена. Конечно, можно поискать было и в архивах, как сказала бабушка, но если записи о рождении были утеряны в течении времени, особенно в годы войн и революций в России, то и узнать-то не где. Особенно, если род твой не был чем-то знаменит.

Родители Кристины собрали все о своих предках, что смогли узнать. И в один из вечеров вся семья, вместе с бабушками и дедушками собралась вместе. Общими усилиями они сделали большое панно на стену, которое показывало связи между людьми в поколениях: кто чей сын или дочь, кто кому какой родственник. Кристине очень понравилось. Как раз получилось то, что она видела там, в гостях у Юпитера. Оказывается, такое изображение связей между родственниками называется генеалогическое древо. Потому что изображается в виде дерева: корни – предки, а ветви – ныне живущие потомки. Даже можно будет добавлять еще веток и листиков на них — будущих народившихся детей.

Получилось очень красиво. Жаль только, что фотографий многих предков не сохранилось. Не нашлись и имена людей из более старых поколений. Вместо них красовались пустые «окошечки» на корнях дерева со знаком вопроса. Кристина решила обязательно сохранить этот рисунок со всеми именами и портретами. А потом, детям своим передать, когда они у нее будут.

А как интересно было узнать, что предки ее жили не только в России! Корни тянулись из далеких мест, из Европы, Азии. Да и сейчас, кое-кто из родственников жил в других странах. С ними они связались по интернету, когда собирали сведения. Все были рады познакомиться друг с другом вновь. Занимательное дело оказалось.

В один из вечеров, Кристина разглядывала в очередной раз свое Древо Рода, и ощутила в себе дотоле неведомое ею чувство. Ее словно что-то наполняло силой.  Хотелось даже на цыпочки приподняться, расти все выше и выше. Она никак не могла подобрать название такому чувству.

К ней на помощь пришел Масандер. Почувствовав волну, исходящую от девочки, он предположил: — Надо полагать, что это называется «чувство гордости за свой род». Мои родители всегда мне говорили: «Если знать своих предков, то сила твоя растет многократно! Ведь вон сколько за тобой народа стоит! Всегда есть кому поддержать!»

— А как они могут поддержать, если многих из них давно нет в живых? – поинтересовалась Кристина.

— Это не важно. Все от них – есть в тебе. Если ты знаешь, кем они были и чем славились, то и понимать должна, в тебе тоже такие зернышки талантов заложены. Это так специально в мире устроено, чтобы все, что прежде тебя сотворили предки, утеряно не было. Внутри хранится все, как в сейфе. Только нужно потрудиться из сейфа взять.

— А как достать из этого сейфа, и где он внутри меня? Я вроде не знаю такого органа внутри. Сердце знаю, лёгкие знаю, почки, ну, там еще что-то вроде есть, не все помню. Но вот про сейф мне никогда не доводилось слышать.

— Это я так, образно сказал, про сейф. Вся память предков в генах наших сокрыта. Слышала про гены?

Кристина отрицательно покачала головой.

— Не беда, ты еще не такая взрослая, еще узнаешь, когда учиться пойдешь. Давай я попроще объясню: например, садишь ты зернышко яблока. Что из него вырастет?

— Яблоня. Это я знаю, мы с бабушкой на даче садили, только не семечком, а саженцем. А семенами морковь и свеклу сеяли. Из них морковь и свекла вырастали.

— Саженец от яблони взят, а та, в свою очередь, из семечка когда-то выросла. Вопрос мой в другом: если ты посеешь семена моркови, то из них только морковь вырастет, а не яблоня или арбуз. Так ведь?

— Какой ты смешной вопрос задал, и дураку понятно, что так! – засмеялась Кристи. – Я ж не такая уж маленькая.

— Да знаю, что ты порой слишком шустрая не по годам, — довольно мурлыкнул Мася. — А почему из семян моркови только морковь вырастает? А не что-то другое? – продолжил спрашивать дракокот.

— Мм, не знаю… – задумчиво сказала девочка. Ей даже захотелось залезть в семечко и посмотреть, может там есть ответ? Ведь оно и правда такое маленькое, как же из него вырастает что-то большое? Как семечко знает во что ему превратиться?! Да уж, загадка!

— Вот, вот, загадка, секрет. А секрет тот заперт в малюсеньком «сейфе» — генах. Их только под микроскопом с большим увеличение удалось разглядеть ученым. А в них, как в инструкции все подробно записано, кто во что должен вырасти. Когда семечко в землю падает, сейф вскрывается, инструкции прочитываются и ап! Все растет!

— А кто их прочитывает? – спросила озадачено Кристина.

— Да, похоже Юпитер и в тебе любознательность пробудил. – Улыбнулся Мася. — Ты такие вопросы задаешь, что даже и не знаю, как отвечать… Видишь ли, не на все вопросы пока есть ответы… Во всяком случае у меня. Здесь множество теорий и предположений существует. Люди, и не только люди, извечно бьются над этой загадкой: почему, кто и как вскрывает это «сейф» и запускает процесс жизни?! Часто его Святым Духом называют. Считается, что он исходит от Того, кто ВСЕ придумал и сотворил. Помнишь, Юпитер об этом упоминал?

— Помню, помню, — закивала головой Кристина. – А еще знаю, что все Бог придумал, так бабушка говорит.

— Ну, имена Этому можно разные давать. Вы его Богом зовете, мы, драконы, считаем, что все из Огня Предвечного произошло и там же все исчезает. Суть то одна – Это Сила, все созидающая, и нам не подвластна. Она нас всех вместе неизмеримо больше, и разумнее.

— Даже самого суперумного-преумного старого-престарого Дракона?

— Даже. Он по сравнению с Огнем Предвечным – просто пылинка на сандалии.

Кристина задумалась в попытке представить ВСЕ и Того, кто это ВСЕ создал. И не смогла. Она просто вдруг раз – и словно растворилась, исчезла, слилась с чем-то безмерно большим и безграничным. А в этом безграничном было все, что только она знала и видела, и все, что еще не знала и не видела.

«Ах! Как же хочется все узнать поскорее! Еще столько на свете интересного, загадочного!» — Эта мысль вернула ее из созерцания Предвечного.

— А мы сегодня на Сатурн полетим? – спросила она, задремавшего у ее ног Масю.

— Как пожелаете, Ваша Светлость. – промурлыкал кот.

— Какая такая Светлость? Я что, светиться стала? – подбежала к зеркалу Кристина посмотреть на себя, что с ней приключилось.

— Это такое обращение к Высокопоставленным особам: графинями, маркизам, принцессам. – Хихикнул кот, глядя на ее старания разглядеть себя в зеркале. – А светиться, ты и так всегда светишься. Просто ваши глаза не всегда это видят. Вернее, чтобы увидеть, потренироваться надо, смотреть особым «зрением».

— А как это «особым»? Научи, пожалуйста, хочу увидеть свет свой! – стала упрашивать Масандера Кристина.

— Надо не «на себя» смотреть, а как бы «сквозь себя». Как на 3D картинки. На такие, где много-много каких-то мелких повторяющихся рисунков нарисовано. А присмотришься – объемная картинка получается. Пробовала?

— Да, видела, видела! Получалось. У нас даже книжка с такими картинками есть! – обрадовалась Кристина.

— Вот и замечательно. Сейчас отойди немного от зеркала. Встань так, чтобы сзади стена была. Она у вас светлая и без ярких рисунков. Удобно будет потренироваться свое свечение видеть. – Стал давать инструкции Мася. – А теперь, смотри, не фокусируя взгляда на границе своего тела. Смотри, как бы рядом, рассеянно, словно, о чем-то задумалась и не видишь четко окружающее. «Уставься сквозь стенку», есть еще такое выражение. Попробуй. – Подбодрил ее Мася.

Кристина выполнила указания кота и уставилась в зеркало. Сначала у нее ничего не получалось. Она таращила глаза, аж слезы пошли. Немного погодя, когда она уже было махнула рукой на эти тренировки, вдруг заметила вокруг своего тела полупрозрачное облачко. Оно выглядело немного темнее стены и повторяло контуры тела, но не везде одинаково. Кристина аж дышать перестала, боясь упустить это мимолетное и нестойкое видение. А оно пульсировало вокруг.

— А теперь медленно подними руку,- произнес голос Масандера в голове, – и дыши, дыши, а то в обморок упадешь. Просто дыши спокойно и медленно.

Кристина спокойно выдохнула, и со вдохом подняла медленно руку. За рукой потянулся постепенно исчезающий след. Словно мокрой кисточкой по бумаге ведешь — появляется влажный след, а потом след медленно высыхает и исчезает.

— Получилось, получилось! – радостно запрыгала вокруг кота Кристина, — Мася, получилось! – она в порыве радости схватила кота на руки, и чуть не задушила его в объятьях.

— Осторожнее, осторожнее, так ведь и жизни лишишь меня, придется другое тело подыскивать.  – заверещал Мася.

— Прости, пожалуйста, — отпустила его девочка. – Просто это так все необычно, так восхитительно! А почему оно без-цветное? А не такое как мы видим, когда путешествуем с тобой?

— Ты увидела первое тонкое тело. Его называют эфирное, оно легче всего видится. Оно за наши физическое тело, за здоровье отвечает. А есть еще и другие. В полете мы видим тело наших чувств, поэтому оно цветное. Какие чувства имеешь – такой цвет и появится. Для того чтобы его увидеть надо специальные упражнения делать. Вы человеки многое чего еще не умеете. Ничего, вот подрастете, научитесь. – Заверил ее Масандер. – Беги умываться, уже поздно. Нам в полет пора. Путь то не близкий. К самой первой границе Солнечной планетарной семьи летим. Все вопросы позже! – остановил Кристину дракокот, видя, что та уже снова открыла рот, чтобы задать очередной вопрос.

Кристина махнула головой в знак согласия, и побежала готовиться к полету.

(продолжение следует…)

Сказка о Кристине и Масандере. Гл. 11-12

Глава 11. Радомирцы.

Толи дверь, которую она закрыла у себя в голове, была причиной, толи что иное, но в эту ночь она словно куда-то провалилась и ничего не видела. Никуда не путешествовала.

А на утро было некогда Масю спросить. Она с родителями поехала в гости, аж, в соседний город. Мася остался дома на попечении бабушек. Она с родителями прогостили почти две недели. Одна Кристина побаивалась пока летать далеко. Да и с Масандером было веселее и интереснее.

Вернувшись домой, Кристина первым делом бросилась к коту, и прижала его к себе. Так соскучилась по другу. Кот, не теряя своего драконьего достоинства, дал ей возможность проявить свои бурные чувства. В ответ он облизал ей нос, показывая, что тоже рад ее возвращению.

Вечером они снова завели разговор о путешествии.

— Куда мы сегодня отправимся? – обратилась к Масе Кристина.

— На Солнышко. – Не долго раздумывая ответил он.

— Что-то страшно к Солнышку то лететь.

—  Почему боишься?

— А вдруг сгорим? Испаримся?

— Помни, как себе представляешь что-то – таким его и увидишь. Смотрим оком внутренним! Оно более видящее.

— Это каким таким «внутренним оком». Что это еще за «око»? Окошко что ли? – засыпала вопросами дракона девочка.

— О, мои Предки! Какое окошко?! — Хлопнул себя по лбу хвостом Масандер! – «Око» — так раньше глаз назывался. Да и сейчас ты можешь его услышать в словах «окулист» — врач, который глазки твои проверяет, или «окуляр» — это такая часть у бинокля или микроскопа, куда смотреть надо.

— Так вот, чтобы смотреть «внутренним оком», представь себе, что ты смотришь не изнутри наружу, а заглядываешь в себя. Поверни голову к солнышку и прикрой глаза.

Кристина послушно закрыла глаза. Тем более солнце и так проникала через закрытые веки.

— Что чувствуешь? Что видишь? – через некоторое время поинтересовался Масандер.

— Тепло и свет.  – ответила Кристи.

Свет и правда переливался где-то внутри под закрытыми веками, создавая радужные оттенки, искры, всполохи. Было невероятно хорошо вот так смотреть на вечернее солнце не открывая глаз. Свет согревая начал заполнять все внутреннее пространство тела. Кристина ощущала, что словно пьет этот свет прямо глазами! От этого ощущения ей было и спокойно, и радостно, и весело. При этом даже говорить не хотелось, никак. Не губами, не мысленно. Просто вот так стоять и быть светом…

— Ну вот ты уже и на солнце, — откуда-то раздался голос Масандера. — Видишь, даже засыпать не пришлось.

— А почему так? — Немного удивилась Кристи

— Ты же знаешь, Солнце не планета, Солнце – звезда. Это чтобы попасть на планету, нам надо немного как бы выйти из потока солнечного света, чтобы разглядеть ее. А это легче ночью сделать, когда солнышко спряталось за другой половинкой Земли, и там, где мы с тобой живем, ночь наступила.

— Научишься хорошо путешествовать, не надо будет обязательно спать ложиться. Достаточно просто настроиться на нужную точку пространства Вселенной. А потом, и во времени научишься перемещаться, кто знает, — промурлыкал тихонечко Масандер.

— А почему у жителей Солнца название какое-то не подходящее? Радомирцы?

— Все подходяще! Познакомишься с ними и поймешь, что и почему.

— А я тут вообще никого не вижу! Так светло, что ничего не видать! – озабоченно огляделась вокруг Кристи.

— Так надо очки темные одеть. Помнишь, как вы на затмение солнечное глядели?

Кристина вспомнила как в прошлом году они наблюдали солнечное затмение, через очень темное стекло.

— Где же я очки то возьму? – озабочено спросила она.

Масандер протянул ей очки, а другие надел себе на нос: — Вот, я захватил. Знал, что пригодятся.

— Теперь совсем другое дело! – Весело воскликнула Кристи.

Сквозь темное стекло свет стал не таким ослепительным, и девочка начала различать окружающее.

Недалеко от них был расположен сверкающий город. Впрочем, как вы, наверное, уже догадались, тут абсолютно все было сверкающим. Это же все-таки Солнце!

Войдя в город, Кристина вертела головой стараясь разглядеть строения и жителей. Отовсюду звучала музыка, смех, аплодисменты. Они приблизились к открытой сцене, на которой выступал радомирец. Его тоже можно было назвать сверкающим, ибо от него во все стороны исходили лучи света, усиленные освещение сцены. Он только что закончил свое выступление, и раскланивался публике немного, как показалось Кристине, преувеличенно напыщенно. Жаль она не видела выступления, чтобы тоже заслуженно похлопать актеру. Публика кричала: «Браво!» и кидала в него снопы искрящихся лучей.

Наконец, публика отпустила его, и на сцене появился следующий радомирец. Он вышел на середину, полностью закрывшись сверкающим плащом, и замер. Зрители стихли, ожидая начала. Зазвучала музыка в быстром ритме. Выступающий вдруг высоко подпрыгнул, сделав неимоверное сальто в воздухе и начал свой танец в таком темпе, что Кристина едва успевала следить за всеми пируэтами, который танцор совершал. Это было поистине великолепно! Кристина очень любила танцевать, но ничего подобного она еще не видела. И сомневалась, сможет ли это кто-то повторить на Земле. Казалось, что танцор не касается сцены, он парил над ней. Было ощущение, что на сцене скачет солнечный зайчик, и от него во все стороны разбегаются лучики. Они щекотали нос, если попадали на лицо девочке, от чего ей все время хотелось смеяться и улыбаться. У всех зрителей настроение было подобным. Все веселились, смеялись и хлопали танцору, не жалея ладошек.

Кристина аж подпрыгивала, так ей хотелось танцевать вместе с ним. Танец завершился, и снова публика долго не отпускала актера, и Кристина тоже кричала «Браво!», и так хлопала, что ладошки стали горячими.

Девочка подбежала к сцене, решив поговорить с танцором. Он сбежал со сцены, и увидев гостью, схватил ее за руку, и вытащил на сцену. Это было так неожиданно, что у Кристи прихватило дыхание. Сердце отчаянно колотилось. Она видела множество сияющих взглядов радомирцев, и страх вдруг сковал ее.

А в это время танцор, что-то говорил. Словно издалека до нее донеслись его слова: «Давайте поприветствуем нашу обворожительную гостью с Земли! Я уверен, что ее выступление надолго запомнится нам! Что бы ты хотела нам показать? – обратился он к ней.

— А? Что?! – пролепетала ошеломленная таким поворотом дела Кристи. – Э-э, я тоже станцую. Правда я не готовилась, и музыки у меня нет…- вдруг услышала она себя. «О! Что я такое говорю! Разве я так станцую?! Да они же меня засмеют! Надо бежать!»

Тут к ней на помощь пришел Масандер. – Успокойся. Танцуй как чувствуешь. Просто стань музыкой, а тело все сделает само, — услышала она в голове его голос.

Радомирец ушел со сцены. Зазвучала какая-то музыка, не такая быстрая, как была, что явно обрадовало девочку. Кристина закрыла глаза, сделала глубокий вдох, выдох. Прислушалась к мелодии. Потом она сделала первый шаг, затем второй, поворот, взмахнула руками… и почувствовала, что музыка вдруг подхватила ее, закружила. Она увидела музыку как множество струн, переплетающихся между собой. Она перескакивала изящно по этим струнам, как по ступенькам. Это была так легко и так необыкновенно хорошо! Она порхала, как бабочка с цветка на цветок. Кружилась, приседала. Ее душа трепетала в этом танце, она наслаждалась каждым движением, каждым своим жестом. Публика ликовала.

Ах, как же это было прекрасно получать аплодисменты! Кристина почувствовала, что была готова вечно стоять на этой сцене и принимать восхищенные возгласы зрителей. Но рано или поздно, все хорошее тоже заканчивается.

Они еще погуляли по чудесному городу и везде, везде радомирцы что-нибудь творили. Пели, рисовали, музицировали, танцевали. Везде слышался смех, не было ни одного хмурого лица. Это радостное состояние передалось и нашим путешественникам. Казалось безудержному веселью не будет конца! Кристине так хотелось остаться здесь как можно долго! Теперь то она поняла, почему у жителей Солнца такое имя – Радомирцы. Это потому что они всегда рады, рады всему в мире, и Миру!

— Пора нам возвращаться, милая. – Немного печально позвал Масандер девочку. Ему видно было, как ей здесь понравилось, как горят ее глаза.

— Давай еще чуток побудем! Мне никогда не было так весело! – закапризничала Кристи.

— Всего надо в меру. – Наставительно ответил дракокот. Хоть ты и дальняя родня радомирцам, но пока ты принадлежишь другой расе. Тебя ждут там, на Земле. Но ты можешь взять и принести радость и веселье туда, на Землю Там этого так не хватает!

— Как же мне его принести?

— Видишь, вон там, сундук стоит. Открой его.

Кристина подошла к роскошному сияющими всеми красками радуги сундучку. Открыла его крышку. Раздался мелодичный звон, а из сундучка брызнул сноп искр. Она даже зажмурилась.

— Возьми из сундучка мешочек. Он наполнен смехом и радостью помести его в свое сердце. Ты всегда сможешь поделиться этим сокровищем с любым, кому будет это необходимо. Этот мешочек всегда останется полным. И чем больше ты будешь отдавать, тем быстрее он будет наполняться.

Кристина послушала совет мудрого Масандера. Достала шелковый мешочек смеха и радости и прижала его к груди. Мешочек согрел ее тело и постепенно просочился внутрь. Кристи ощутила, что тепло попало в самое сердце. Оно даже чуть быстрее и веселее застучало. Как хорошо стало на сердце! Девочка счастливо улыбнулась, и тряхнула головой.

– Я готова лететь обратно. У меня теперь есть чем поделиться со всеми!

 

Глава 12. Театральная.

С утра в Кристине так и бурлила радость. Ей всех хотелось обнять, расцеловать, что-нибудь такое свершить, чтобы все тоже стали улыбаться. Но, как всегда, взрослые все испортили! «Пошли быстрее, опоздаем! Потом пообнимаемся!» — торопили ее родители. Пришлось оставить свои попытки осчастливить их, и пойти в детский сад. Уж там-то можно будет от души порадовать всех!

В садике намечался концерт для родителей. Всем стали выдавать бумажки со стихами. И всего то по четыре строчки! Кристина стала просить не одно, а сразу три! А то это так мало! Кто тогда заметит, как она блистательна и талантлива?! Она замучила воспитательницу Анну Петровну вопросом «А можно ли будет станцевать какой-нибудь свой танец?» Анна Петровна, думая о чем-то своем, рассеянно сказала: — Наверное. Это надо согласовать с Любовь Викторовной.

Любовь Викторовна была вторым воспитателем и по совместительству на всех выступлениях ребят аккомпанировала им на фортепиано. Ее сегодня не было и Кристине пришлось снова уменьшить свою жажду артистизма. Весь день она смеялась, шумела, бегала, пела что-то так, что под конец дня, Анна Петровна не выдержала и несколько сердито попросила ее вести себя тише.

Кристина было уже собралась обидеться, так как хотела всех повеселить, а никому это не надо… Но к счастью, за ней пришла бабушка Оля забрать домой. Вот уж кому можно будет тысячу вопросов задать!

Она радостно подбежала к бабушке и так сильно стиснула ее в объятьях, что у бабушки очки чуть на пол не упали. Она в последний момент подхватила их. Кое-как высвободившись из крепких объятий внучки, произнесла: — Погоди, погоди, задушишь! Что случилось?

— Бабулечка, ничего не случилось, я просто так всех люблю, так всех хочу радовать! Но вот почему-то никому от моего веселья не радостно, — немного грустно закончила объяснять Кристи. – Почему все такие злые?

— О! Тут ты не права. Не спеши всех винить. Скажи мне, пожалуйста, когда ты хотела с кем-то радостью поделиться, ты этого человека спросила, нужна ли ему сейчас твоя радость?

— Конечно надо! – Уверила Кристина. – Как же это кому-то может радость не нужна?! – Недоумевала девочка.

— У всех разные чувства бывают. И грусть, и печаль, и радость. Все чувства важны. Может кому-то хочется немного в тишине побыть, поразмышлять. Или даже всплакнуть. Да мало ли что бывает надо человеку. А тут ты приносишься как ураган! Так кто в этот момент «злой»?

— Я же как раз помочь хочу, чтобы не грустил никто! – начала оправдываться Кристи. – Поделиться радостью!

— Есть золотое правило в жизни: «Не просят – не лезь!» Соблюдай его, если хочешь, чтобы тебя всегда радостно встречали, а не бурчанием: «Ну вот, опять эта Кристина идет со своей радостью!»

Кристина задумалась. Она еще не решила, соглашаться ли с таким правилом. Но зная, что бабушка просто так ничего не говорила впустую, решила его проверить. Потом.

А сейчас у нее были еще важные не решенные вопросы.

Они вышли из садика, и неспешно пошли домой.

— Бабуля. А вот ты когда-нибудь хотела быть артисткой?

— А как же! И даже немного ею была, – улыбаясь ответила бабушка.

— Ой! Расскажи! Это где? Как? – затеребила ее за руку внучка.

— У нас в детстве мало было развлечений. Сказки по телевизору показывали, но так редко! И в театр не часто ходить приходилось. Но все хотели быть артистками, чтоб в кино показывали! Во дворе, где я жила, было всего десять семей. Из всех, кто был в этих семьях, моих ровесников — четверо. Я, соседка Катя, Мишка, который приезжал иногда к бабушке, жившей у нас в доме, и Толик. Но он немного помладше нас был. Остальные же ребята намного старше, и не хотели с нами играть, или наоборот, совсем были маленькие, с которыми мы не хотели возиться.

Как-то раз, мы решили поставить спектакль. Сделать самое настоящее представление. И чтобы сцена была, и зрительный зал, и билеты продавались, и даже буфет с пирожными. Мы подготовили спектакль про Красную Шапочку. Тогда на экранах как раз фильм вышел очень музыкальный. Вот мы и использовали музыку из него. А сюжет про Красную Шапочку всем известный, ничего особо придумывать не пришлось.

Собрали всех соседей и дали выступление. Я помню даже научилась пирожные печь из заварного теста, чтобы в буфете было что «продавать».

А еще мы делали кукольные представления. Кукол из пластилина лепили и на палочки насаживали. Но эти представления уже не во дворе показывали, а больше дома, в квартире. А чуть позже, в настоящем «Молодежном театре» играла. Не так долго, как бы хотелось, но это совсем другая и длинная история. А почему ты меня об этом спрашиваешь?

— Хочу выступать на сцене. И не могу решить, как лучше: толи танцевать, толи петь, толи в цирк пойти, толи просто какие смешные сценки играть. – озабоченно вздохнула Кристина.

— А кто тебе мешает все это сразу исполнять? – удивилась бабушка. – Талантливый актер все умеет. А для начала может организуем спектакль? Тогда у тебя хороший опыт появится, когда учиться на актрису пойдешь.

— Здорово! Я все роли могу сыграть! – загорелась девочка.

— Можешь. А может, интереснее будет еще кого-то пригласить?

— Так ни у кого таланта нет! – самоуверенно заявила Кристина.

— Как это ты проверила? — удивилась бабушка.

— Никак. Просто знаю! – насупилась Кристи. На самом деле, она очень сильно хотела играть на сцене, и хотела сразу все роли играть, не знала какая ей больше нравится. И втайне мечтала получать снова восторженные похвалы, и чтобы все ею восхищались. Но в этом она как-то постыдилась признаться бабушке. «А если кто-то вдруг лучше меня сыграет?! И ему все похвалы достанутся?!» — посетила ее завистливая мысль. Она даже лоб нахмурила.

Бабушка очень хорошо понимала свою внучку. Сама такой была в молодости. Она решила ее не переубеждать, а подождать немного. Сама разберется, если подумает.

— А какую сказку будешь играть? Ведь надо такую, где ты сама все роли сразу играть сможешь.

— Какую? – растерялась Кристи. Сразу на ум даже ничего не шло. Где же это найти такую сказку, где она только одна всех играет? Как ей разговаривать на сцене, самой с собой одновременно изображая двух, а то и нескольких героев?

Кристина постаралась представить: вот она Волк – и вот же она — Красная Шапочка! Но тогда костюмы придется не одевать. А что за сказка без костюмов?! Да-а, трудное это дело – театр одного актера! Вот если бы это фильм снимали! Там все конечно смонтировать можно. А на сцене как?! Видно придется других набирать на роли…

— Ладно, – согласилась она. – Пусть другие тоже играют.

Бабушка тихонько улыбнулась, радуясь, что девочка сама пришла к такому решению, без ее убеждений.

— Так какую сказку выбрала? И где будем показывать? Кого пригласишь в актеры?

— Бабуля, раз ты у нас такая опытная актриса, — схитрила Кристина, — можешь поможешь мне сказку выбрать и актеров найдешь?

— Предлагаешь мне режиссером выступить? – засмеялась бабушка. – А слушаться моя капризная актриса будет режиссера?

— Да! Буду, буду! – запрыгала девочка радостно, отбрасывая все хмурые мысли.

— Тогда, как режиссер, предлагаю сказку «Репка».

— Ой-й, она же совсем маленькая, и такая малышковая! – сразу насупилась Кристина.

— Правильно. Как раз для первого раза самая подходящая. С ребятами в группе в детском саду отрепетируем, а показывать ее младшим детям будете, и конечно, родителям. Так мы сразу решим проблему где актеров брать, зрителей, и помещение. А костюмы, я уверена, родители помогут сотворить. Да, и в детском саду найдутся какие-нибудь декорации, – аргументировала свой выбор бабушка-режиссер. – Кто-то обещал меня слушаться? – немного ехидно заметила она.

— Хорошо. Давай попробуем, – смирилась Кристи. Только давай пока папе с мамой ни о чем не говорить. Пусть это для них сюрприз будет. Поскорей бы уж начать! – весело подпрыгивала Кристина вокруг бабушки.

— Хорошо, хорошо, непоседа! Я сама с удовольствием займусь этим делом. Давно хотела себя в качестве режиссера попробовать.

Следующий месяц ушел на подготовку спектакля. Оказывается, сколько всего надо для того, чтобы такую маленькую сказку сыграть! Кристина даже и не подозревала!

В детском саду воспитатели обрадовались такой инициативе, особенно когда поняли, что подготовку на себя берет бабушка Кристины. У них и так забот хватало, и сил обычно хватало только на концерт. А тут целый спектакль! Да еще для всего детского сада! Прослышав о готовящемся спектакле, родители ребят тоже захотели помочь. Одна мама обещал помощь с рисованием декораций, чей-то папа взял на себя техническую часть музыкального сопровождения, другой — если надо что собрать, сколотить в декорациях, кто-то принес настоящий гримм!

А уж как трудно оказалось актеров подобрать. А их в сказке то всего ничего: дед, бабка, внучка, собачка, кошка, мышка. Ах, да! Еще и репка! Ролей то всего шесть! А ребят пятнадцать! А играть то все хотят! И как быть?!

Вот бабушка и решила, то есть, режиссер нашелся как не допустить обид и споров. Несколько человек изображали Большую Репку. Они встали кружком, лицом внутрь круга и тесно сцепились руками. Получилось так, будто репка «сидит» и сопротивляется, чтобы ее вытащили. А еще там были птицы, которые утром пели, Солнышко, которое в окошко заглядывало, деда будило, подсолнухи, которые Репку от жары спасали… всем нашлись роли.

Кристина конечно же играла Внучку. А Мышка досталась самой маленькой девчушке в их группе. Она всегда была такой тихоней. Но мышку изображала великолепно. Тут Кристине возразить было нечего, хотя сначала она очень сомневалась, станет ли Виолетта, так девчушку звали, играть в спектакле. Она очень стеснительная и робкая была.

Кристина, поразмыслив, решила ей «мешочек радости» подарить, для смелости. Она как-то на репетиции тихонечко подошла к Виолетте и спросила:

— Ты не против, если я тебе подарок сделаю?

— Не против, — не смело улыбнулась Виолетта. – А зачем?

— Это, чтобы ты не боялась на сцене выступать. Закрой глаза и протяни руки.

— А больно не будешь делать? – все еще сомневаясь посмотрела на нее Виолетта.

— Да что ты! Я же радостью хочу поделиться! – с жаром сказала Кристина.

Виолетта поверила, и закрыв глаза, притянула ей руки. Кристина прижала свои ладони к своей груди, немного мысленно «потянула» энергию радости из своего тайника в сердце. Энергия заструилась тончайшим розовым шлейфом, издавая аромат розы, в ее ладошки. Она бережно протянула ладони с энергией в ладони Виолетты. Осторожно перелила энергию в них.  Мягко направила руки подружки к ее груди и сказала: «Вдохни в себя!» Виолетта вдохнула, прижала крепче ладошки к груди и сказала: — Ах! Как тепло! И как вкусно пахнет розами! Что это? – она открыла сияющие глаза.

— Это наш с тобой маленький секрет. Если тебе вдруг станет страшно, вспомни этот аромат, или вдохни его прямо из своего сердца, и страх пройдет.

Кристина поделившись вот так, спокойно, без излишней навязчивости, поняла, что сделала правильно. У нее словно еще больше сил прибавилось. Она взяла за руку новую подругу, и они пошли репетировать дальше. Так что, отчасти она тоже помогла Виолетте успешно сыграть ее роль Мышки.

От папы с мамой в тайне ничего сохранить не удалось. Какая уж тут тайна, если весь детский сад жил ожиданием предстоящего спектакля и гудел как потревоженный рой в улье.

А сколько народу собралось на представление! Такого еще не было за последние годы, пока Кристина ходила в этот детский сад. И все с камерами! – Кристина подглядывала в щелочку двери, в зал, где сидели зрители. Она снова почувствовала, что сердце бешено стучит и ноги немного ватные. А думала, что не будет бояться. Ух! Как она волновалась!

Спектакль прошел успешно. Зрители громко хлопали. Даже в знак благодарности актерам, все стоя хлопали. Кристина поняла, что она нисколько не горюет, что не она одна все роли исполняла. Сейчас она за всех гордилась и радовалась вместе со всеми! И ничуточку не завидовала другим актерам. Все оказались такие талантища! Она твердо решила, что все же пойдет в актрисы.

За всеми этими приятными хлопотами, ей совсем некогда было совершать свои ночные путешествия. Ее внимание было целиком поглощено театром. Мася понимающе и одобрительно мурлыкал. Его все эти волнения не коснулись, и он мирно отсыпался на диване, ожидая, когда Кристина снова пожелает отправиться в дальние странствия. Он был очень доволен тем, что эти путешествия вдохновили девочку организовать что-то стоящее, радостное и полезное для всех. Мысленно он присутствовал на этом спектакле, и от всей своей дракокотовской души аплодировал лапами и хвостом, и мяукал «Браво!»

(продолжение следует…)

Продолжение сказки о Кристине и Масандере. Гл.8-10

Глава 8. Субботняя.

Следующий день был субботний. Никуда не надо было спешить. Кристина спала долго-долго, пока Мася не стал мять ее своими лапами, потихоньку выпуская коготки и громко мурча прямо над ухом. Ну разве тут поспишь?!

Кристина сонная выбралась из постели, и побрела в другую комнату. Родители еще нежились в кровати, и не торопились вставать. Кристина забралась под бочок к папе и уткнулась ему в плечо. Но голова у нее уже проснулась, и в ней стала появляться куча вопросов.

— Пап, а пап, — затормошила тихонечко дочь отца, — а почему мальчишки чаще дерутся, а все девочки любят в зеркало смотреть? А не наоборот?

— Ну, так скажем, не все одинаковы. Есть и такие кто наоборот. – Попытался отшутиться папа.

— Но чаще же не так? – не удовольствовалась ответом Кристина.

Папа обреченно вздохнул, и понял, что придется просыпаться и держать ответ перед любопытнейшим из живущих на земле существ.

— Хорошо, давай рассуждать логически, – по-мужски подошел к ответу папа. – Мальчики они кем будут, когда вырастут? Мужчинами. А какая главная роль в жизни у мужчин? Защищать свою семью, женщин и детей от злого умысла и опасностей жизни, заботиться, приносить пищу, дом построить, чтоб от непогоды защитить.  Вот в детстве мы, мальчики эту роль и тренируем. А теперь, как девочка, сама расскажи, кто такие женщины?

— М-м-м,- нахмурила носик Кристина, раздумывая. – Обычно, все девочки мечтают замуж выйти. Даже в сказках все о принцах, да о принцах! Я вот, совсем не такая! Зачем мне принц? Я и сама могу за себя сдачи дать, если кто обижать вздумает! Да и лучше тебя, нет мужчины на свете, — приластилась она к отцу.

— Это понятно и так, я же — твой папа, так же, как и мама, на всю жизнь — один единственный и неповторимый. Но рано или поздно ты повзрослеешь. Тебе тоже захочется детей иметь, таких же шустрых и любопытных, как и ты. А когда мама с малышом возится, то много сил надо и времени для этого, и без помощи сильного и заботливого папы никак не обойтись. Да и с папой же куда как веселее и лучше, а? – подтолкнул локтем дочку папа.

— Это правда, — удовлетворенно вздохнула Кристина. – А в зеркало то зачем глядеться?! – не успокаивалась она.

— Можно и не глядеться, все на ощупь, — засмеялся в ответ папа.

Тут в разговор вступила мама: — Интересно, а как ты глаза или губы накрасишь? Без зеркала. А смотримся в него, чтобы красиво нарядиться. А красиво, чтобы вот такого замечательного папу себе привлечь, как твой, — чмокнула в щечку мама своего мужа. – Видишь какой он у нас замечательный: и любит нас, и в дом все приносит, и дом построил! А кто его нашел? Я – твоя мама.

— А, поняла! Чтобы такого мужа себе найти мне почаще краситься и наряжаться надо. Всего-то и делов-то? – подвела итог дочка.

Родители засмеялись.

— Наверное, все же только этого недостаточно. Вон, кукла какая красивая, но разве с ней можно долго играть, не то что жить? Скучно. Голову надо иметь на плечах не пустую, да и сердце доброе, нрав приветливый. Вот и набирайся ума-разума, да премудростей житейских.

— Пап, а ты маму защищал когда-нибудь? – не унималась с вопросами Кристина. – Тоже дрался, да? – с некоторым сомнением взглянула она в глаза отцу.

— Не то чтобы морду кому бить, гм, то есть лицо, — скорректировал речь папа, — но защищал. В нашем мире не все решает грубая сила. Только совсем дураки кулаками машут, или оружием грозят, так я считаю. Чем разумнее человек, не только мужчина, тем меньше насилия. Всегда можно найти как договориться, как-то мирно разрешить конфликты. В этом и есть настоящая сила. Почему кто-то кричать начинает? Когда человек слаб что-то сделать, вот тогда и кричит, в драку лезет. Вот ты, например, когда капризничаешь, почему?

— Как же мне не капризничать? Как же вас заставить меня слышать и сделать как я хочу? — обиженно засопела девочка. – Вы же сразу «нет» говорите, если что не так.

— Давай договоримся, раз уж у нас такой интересный разговор пошел, прежде чем кричать и плакать, ты в следующий раз нам все свои доводы приведи, почему и зачем ты этого хочешь. Мы попробуем найти решение, которым все будут довольны. Согласна?

-Угу. Давайте. Вот сегодня у меня несколько убедительных доводов почему я хочу мороженное. – Подскочила радостно Кристина. – Первое, сегодня – суббота. Второе – я его не ела уже целую неделю! Третье, вы сами его есть любите. Четвертое, мороженное хорошо есть, когда кино смотрим, а ведь вы обещали сегодня пойти в кинотеатр новый мультфильм смотреть. Пятое, сегодня будет жара! Шестое, э-э-э-э…

— Ладно, ладно, — замахали родители руками, — убедила, будет тебе сегодня мороженное. Если только не будешь долго собираться и съешь что-нибудь полезное на завтрак. Научили на свою голову.

«Субботний день начался замечательно!» — подумала Кристина и побежала умываться.

 

Глава 9. Меркуриане.

Суббота и правда оказалась замечательной. Кристина даже не заметила, как прошел весь день.

А вечером, она, угнездившись наконец-то в постели, погладила Масю, и потянулась к нему с вопросом:

— А сегодня-то куда полетим? Я уже соскучилась по нашим приключениям!

— Мр-р-р, — немного задумался Мася. – У нас есть два варианта. Либо летим дальше от Венеры в сторону Солнца, а это у нас Меркурий. Либо летим, удаляясь от Солнышка, к Юпитеру и Сатурну. Я бы предпочел все же сначала на Меркурий, потом на Солнышко, а потом уже удаляться от него.

— Почему? – решила уточнить ход масиных рассуждений Кристи.

— Да чтоб побольше тепла-энергии от звезды вашей, Солнышка, набраться. Тогда не страшно будет отправляться в далекие странствия темного пространства. Да и поуверенней уже себя чувствовать начнешь. Почти опытным Странником будешь, – разъяснил дракокот.

— Хорошо, я согласна. Полетели уже скорее! – кивнула девочка.

Она укуталась в одеяло, закрыла глаза, и, услышав Масину мелодию-ключ, быстро стала погружаться в полет.

В этот раз они летели немного дольше. Кристина еще раз убедилась, насколько ее Масандер мудр и оберегает ее в этих первых далеких странствиях. Как здорово, что у нее есть такой верный большой друг! Ее чувство признательности, нежности и любви вдруг стало осязаемым и видимым – легкая розовая дымка появилась из области ее сердца, и мягким полупрозрачным облачком окутало ее и Масандера. Дракон ничего не ответил словами, но в ответ послал ей свое чувство признательности и любви голубого и слегка зеленого оттенка. Кристина ощутила исходящее от этого облачка тепло, и ей стало еще приятнее в этом далеком путешествии. Так они и летели, окутанные сиянием тепла и любви своих сердец к Меркурию.

Еще издали, Кристина заметила некое мельтешение в атмосфере планеты. Словно большая стая крошечных мотыльков сновала туда-сюда от планеты к беловато-серой туманности. Туманность то появлялась, то вдруг таяла, когда девочка старалась ее хорошенько разглядеть. От такого старания, у нее даже немного голова разболелась, как в то время, когда она пыталась решить какую-нибудь загадку и это не получалось.

Они подлетели совсем близко, определяя на ходу, куда бы им лучше опуститься. А это оказалось не так-то просто, как на других планетах. А все потому, что от поверхности Меркурия вверх поднималось огромное количество вихреобразных «столбов», заканчивающихся воронками вверху. Стенки «столбов» мерцали и похоже было, что они сотканы из быстро вращающихся вихрей, как у смерчей на Земле. Этих «столбов» было такое множество, что поверхность планеты разглядеть было невозможно. Больше всего они напомнили Кристине шланги от пылесоса. Она так их про себя и назвала «шланги».

Мимо них очень близко пролетал человечек с крылышками. И Кристина ахнула: — Да это же самый настоящий эльф!

— Ошибаешься, дорогуша, — немного ворчливо ответил человечек с крылышками. — Эльфы, это наши родственники по звездной родословной. Они давно покинули пределы близких к нам измерений, когда-то исчезнув с вашей планеты. Их исчезновению способствовали как раз вы, люди, — укоризненно высказал он. – А мы, к твоему сведению, меркурианцы!

— Простите меня, мне ничего об этом не известно. – Сконфужено произнесла Кристи, чувствуя, что краснеет за тех своих далеких человеческих предков, выживших эльфов из их мира.

Масандер вмешался в разговор, став на защиту девочки:

— Эти люди жили на Земле так давно, что нынешние их потомки, не могут отвечать за их поступки. Милейший, Вы могли бы нам подсказать, где можно присоединиться к вашей планете, чтобы не болтаться все время в пространстве рядом, а то крылья устали? – перевел он разговор в нужном для них направлении, и более безопасном. – Мы Странники, и желаем познакомиться с вами и вашим образом жизни. Это очень интересно для нас, — проявляя способности дипломатично вести разговоры, произнес дракон. Чем еще раз заслуженно получил розовое облачко от сердца девочки.

Меркурианец расплылся в широкой улыбке:

— Да, конечно, жизнь у нас интересная. А присоединиться можно там.

Он указал на «столб», который в отличие от других заканчивался маленькой площадкой недалеко от них и был неподвижен.

– Извините, я спешу. Не могу вас туда проводить и все показать. Спросите Главного Проводника. Он вам разъяснит и растолкует. Удачи! Новых вам идей!

И меркурианец, махая крыльями за спиной и на ножках, вихрем исчез.

Друзья отправились в указанном им направлении, и вскоре, смогли приземлиться на площадку.

Стоя на ней, Кристина, приоткрыв рот от удивления, разглядывала происходящее перед ней. А разглядывать было что! И самих меркуриан, и то, чем они занимались. Все было интересно, и совсем не понятно для девочки. Масандер же не спешил ничего объяснять, смакуя ощущение любопытства и жгучего интереса, исходящее от девочки волнами фиолетово-розовых всполохов.

Не будем торопиться и опишем все, что запомнила Кристина.

Далеко внизу на поверхности планеты, виднелись отблески и переливы, напоминая зеркало или металл. Не понятно было: поверхность планеты твердая или нет. От поверхности, как мы уже упоминали, поднимались вихреобразные «столбы». Они были разной ширины и высоты, а также цвета. Некоторые из них почти не двигались, а другие, не могли ни на минуту остаться в спокойном состоянии. Этим они еще больше напоминали Кристине шланг от пылесоса: когда она хотела помочь почистить ковер у бабушки дома, шланг все время ей мешал. Он то норовил направиться совсем в другую сторону, то, наоборот, никак не хотел двигаться. Она совсем с ним измучилась…

Над всем этим переплетением «шлангов» сновали меркуриане. Человечки были маленькие, юркие, с острыми носиками и немного большими ушами. Эти уши напомнили Кристине локаторы, какие она видела на старых фотографиях у дедушки, который в молодости работал радиоинженером на станциях с радарами.

У каждого человечка было по две пары крыльев!! На спине и на щиколотках. Крылья позволяли им двигаться с невероятной скоростью, что Кристине казалось, что они просто растворяются в пространстве.

Меркуриане то взмывали вверх, почти исчезая в околопланетном пространстве беловато-серой туманности, то вдруг так же внезапно материализовались, при этом держа в руках большие мерцающие шары. Шары были тоже разного размера и цвета. Некоторые из них были почти прозрачные, а другие, похоже такие плотные, что через них совсем не проходил свет. Меркуриане подталкивали шары к воронкам на «шлангах» и те исчезали в них. Словно их всасывало пылесосом, с разной скоростью. «Ну вот, ну чем не пылесосы?!» — снова подумала Кристи.

Ее взгляд задержался на одном «шланге». Он был как раз из тех, которые ни минуты не стояли на месте. Работавший с этим «шлангом» меркурианец, никак не мог совместить свой шар с воронкой. Он потешно фыркал, морщил маленький носик, но упорно продолжал выполнять свое нелегкое дело, трепеща крылышками за спиной и на сандалиях. Наконец, у него получилось подкараулить непоседу, и закинуть в него шар. Шар исчез в вихре «шланга». Уставший меркурианец, присел на край ровной площадки, соседнего неподвижного «шланга». Похоже он был намерен передохнуть. Кристина, решила воспользоваться моментом, и задать пару вопросов человечку. Но, пока она размышляла, будет ли это с ее стороны вежливо, тот уже упорхнул, взмыв неожиданно вверх и растворившись в дрожащем мареве над планетой.

Девочка расстроилась. Масандер, почувствовав это поспешил ей напомнить, что им следует искать Главного Проводника, и не отвлекать остальных от столь важных дел. Она доверилась мудрости своего большого друга и летела за ним, попутно разглядывая все вокруг, стараясь ничего не упустить.

Через несколько мгновений, они заметили наиболее большой, с виду почти неподвижный «столб». На нем было что-то вроде небольшого здания со стрельчатыми окнами. Друзья подлетели к нему, и мягко приземлившись вошли в дверь.

И снова Кристина не могла сдержать своих восхищенных возгласов!

— Это великолепно! Потрясающе! – Воскликнула она, очутившись в разноцветном калейдоскопе света. Свет проходил через стрельчатые окошки здания, преломлялся в витражах окон, и создавал завораживающую картину внутри. На это можно было смотреть бесконечно долго.

От созерцания этого великолепия ее отвлекло мягкое покашливание. Кристина повернула голову на звук и снова не могла не воскликнуть: — О! — Больше у нее нормальных слов не осталось!

Перед ней стоял сухощавый человечек. От остальных он отличался очень вытянутой формой головы, похожей на колпак, и очень большими ушами-локаторами. И кроме этого, у него было четыре глаза! Тонкие пальцы все время двигались по светящемуся табло, которое висело перед меркурианцем. Или вернее, перед Главным Проводником, как успела догадаться девочка. Пальцы его так быстро двигались, что она даже не смогла сосчитать сколько их у него. Смотритель одновременно смотрел на нее и на табло.

Но и это было не все. Со спины вместо крыльев от него отходили какие-то нити, очень похожие на земные провода для электричества, но только они все были мерцающие и полупрозрачны. От этого казалось, что меркурианец окружён светящимся облаком, как нимбом у святых на иконах. Только гораздо большим по размеру.

— Мы рады приветствовать вас в нашем Распределителе мыслительной энергии! – Услышала Кристина в голове торжественные слова.

— Какой- какой энергии? – преспросила она.

— Энергии мыслей, о, юная Странница! – так же торжественно ответствовал Главный Проводник.

— Какие мысли вы жаждете получить? – продолжил он в том же тоне.

— Э-э-э, м-м, — обескураженно замычала Кристина, врасплох застигнутая такой необычной речью. Наконец, она «собралась с мыслями» и произнесла, стараясь подражать речи Главного Проводника.

— Мы жаждем познать, какого рода деятельность присуща жителям вашей планеты. А таково же, что это за чудесные шары вы … — она чуть замялась, подбирая наиболее культурное слово, чем «суёте», — … опускаете в воронки таких необычных шлангов?

После такой речи она даже вздохнула. Оказывается, не так-то просто говорить на «торжественно высокопарном диалекте» и вести учтивые речи в «высоких сферах общества». Масандер послал волну поддержки и одобрения Кристине за пройденное испытание.

Главный Проводник удовлетворенно кивнул, показывая, что ее речь понравилась ему, и он готов продолжать беседу.

— Наша Великая Миссия в вашем мире – доносить мыслеформы до вашего мозга из Мира идей. Видите, вон ту мерцающую серо-белую туманность рядом с планетой? Это дверь в Мир Идей. Если точнее – отражение Мира Идей в вашем Земном Мире. В Мире идей содержится абсолютно ВСЕ идеи, ВСЕ мысли. ВСЕХ Разумных Существ Вселенной. Так как ваша раса людей еще находится в младенческом возрасте, вам трудно напрямую входить в Мир идей. Мы улавливаем Идеи и помогаем людям их получить. Это как у вас почта работает.

— Как же так, — не выдержала Кристина, — ведь мои мысли — это МОИ мысли. И я нигде их не беру, и ни от кого не получаю как посылку! – немного обиделась она за все человечество.

Ощутив ее обиду, Главный Проводник поспешил успокоить ее:

— В том нет ничего постыдного! Это Всеобщий Банк Идей Вселенной. А иначе как бы Разумные Существа смогли понимать друг друга и творить свои миры?! Каждая раса была в таком возрасте как ваша сейчас. И мы не исключение. И драконы, — слегка кивнул меркурианец на Масандера.

— А-а-а, — примирительно протянула Кристина. – Тогда ладно. Согласна. А что делают ваши проводники? Как они нам помогают идеи ловить? – затараторила она, и получила лёгкий мысленный шлепок от дракона за невежливое поведение.

— О, моя нетерпеливая Странница, — улыбнулся Главный Проводник, — смотри внимательно, возможно сама отыщешь идею «как все это работает».

Кристина снова стала наблюдать за тем, что делают меркурианцы. И вдруг, ее осенило! Эти шары и есть мысли! А по «шлангам» мысли направляются к их владельцам. Только было не понятно, почему они такие разные?

Главный Проводник, уловил происходящие процесс в голове у Кристины, и довольно расцвел улыбкой на тонких губах.

— Ты абсолютно права, о, несравненная юная Странница! Цвет, размер и плотность шаров зависит от того, в какой канал, или как ты их назвала «шланг», — здесь Главный Проводник позволил себе хихикнуть от такого сравнения, — они отправляются. А вот как выглядит сам «шланг», — он снова улыбнулся, видно решив, что иногда можно говорить и не так сложно, как он привык, — какие свойства имеет «шланг» — это зависит от человека. Насколько он умственно развит, на что настроен. Вот, например, если тебя интересуют внеземные полеты, то и «шланг» у тебя более быстрый, легкий, не такой уж «толстый», но зато очень крепкий в своих «стенках», и многоцветный. Можешь сама на него полюбоваться. — Подойди сюда, — он жестом руки пригласил Кристину взглянуть на табло, предварительно что-то там набрав быстро мелькающими пальцами.

Кристина заглянула в табло и увидела необычное изображение. Словно совместили множество картинок сразу: и ее, лежащую на кровати, и летящую в туннеле, и здесь стоящую. А все изображения соединял быстровращающийся шнур. Внутри он был полый. Именно по нему они и летели с Масандером, при взлете с Земли. По нему и возвращались. Оказывается, по нему же, по этому шнуру и мысли к ней приходили! Значит, она не только во время сна может по туннелю путешествовать?!

— Разумеется! – прочитал ее мысли Главный Проводник. – Ты можешь в любой момент подняться по своему каналу в Мир Идей. Тогда и нам легче будет свою миссию совершать. А то и вообще отпадет такая необходимость, когда все люди научатся самостоятельно по каналу связи выходить в Мир Идей без посредников. Без нас, то есть.

— А что нам мешает туда входить?

— Видишь ли, — удрученно вздохнул Главный Проводник, — у многих жителей вашей расы еще очень тяжелые на подъем каналы. И мысли у них такие тяжёлые, плотные, примитивные, что без нашей помощи они никак не могут дотянуться до Двери в Мир Идей. Иначе их мозг совсем зачахнет без мыслей. Останутся только мысли, которые нужны как инстинкты выживания, типа: «что поесть, где поспать». Вон там, видишь, совсем черные или мрачно-коричневые «шланги»? За ними даже сразу несколько служителей приглядывает.

Кристина посмотрела на группку из пяти человечков, всеми силами старающихся удержать огромный коричнево-грязно-красный шар около вялого широкого серого «шланга». Дотолкав шар до канала, они с трудом пропихнули его в него. Видно было как они измучились.

— У этого человека еще и жадность большая. Видишь, шар еле-еле в канал вошел. – укоризненно покачал головой Главный Проводник.

И только Кристина собралась задать очередной вопрос, она почувствовала, что все расплывается, мерцает исчезая. И вот она опять стремительно движется вниз к своему телу на Земле и слышит далекий голос мамы: — Кристина, солнышко, проснись! Нам пора!

Эх! На самом интересном месте прервали!

 

Глава 10. Размышлятельная.

Утром Кристина была совсем без мыслей в голове. Она даже не могла понять толком, что говорят окружающие. Все было как во сне. Вернее, здесь как во сне, а сама она все еще как будто была там, с Главным Проводником.

Кристина что-то машинально делала, но совершенно не чувствовала себя. Словно одна Кристина жила, а другая со стороны наблюдала. Она вдруг даже «мысль поймала»: «А не сошла ли я с ума?» Эта мысль пришла, а потом куда-то ушла. И Кристина подумала, что эта мысль даже и не ее вовсе. Мысль эта не оставила никаких ощущений, и никак ее не взволновала. Чужая мысль. «Хм, значит, если мысль «своя», то она след какой-то должна оставить?! Похоже на то» — рассудила Кристина.

Она продолжала наблюдать за всем снаружи и внутри молча и отстраненно. В садике девочка внимательно смотрела на своих друзей. Слушала что они говорят, даже немного пристально глядела им в рот. Все пыталась понять, куда мысль приходит. Откуда она выходит понятно – изо рта. На то он и создан. А вот куда приходит? В уши? Но ведь если уши заткнуть, то мысли то все равно появляются… «Мд-а-а, неразрешимая загадка. Надо с Масей посоветоваться, раз не успели у Главного Проводника узнать. А сама я пока эту мысль не отыскала…»

Глядя на необычное поведение дочери, родители встревожились даже.

— Кристиночка, у тебя все в порядке? – ласково тормошила дочь мама. – Ты не заболела? Обидел кто? Ну, не молчи же! Скажи хоть что-нибудь! Я с ума сойду!

«Хм, очень интересненько! А как это — «сойти с Ума»? Что, вот так взять, и выйти из ума, как из двери? А куда выйти? Или куда зайти? И где этот ум? В голове? А куда и кто уйдет, и кто останется?!» — зароились вдруг вихрем мысли в голове девочки. «Что это они вдруг прилетели?  Я что в Мир Идей выскочила?!» — продолжала Кристи вариться в этом мыслительном супе. «Тогда понятно, куда «из ума» выходят, и где остаются! Они вероятно там теряются, в Мире Идей! Как в чащобе леса. Зашли, влекомые какой-то красивой или страшной идей, и, заблудились! Забыли где выход. Вот и попробуй вернуться в таком случае?! И никто ведь даже и не поможет! «Шланг» то у каждого свой. Ой, как все сложно…»

— Все хорошо. – Наконец-то вняв мольбам матери ответила Кристи. – Я просто задумалась. Давай поедим, я проголодалась. – Переключила она маму на другую тему, чтобы та не мешала ей продолжать думать, и занялась чем-то привычным, перестав беспокоиться. «Скорее бы с Масей поговорить. Уж он то точно куда хочешь зайдет и вернется, не потеряется!»

Быстренько закончив с ужином. Кристина пошла в комнату, и занялась рисованием, чтобы ее не отвлекали родители. А сама мысленно позвала Масандера.

Мася лежал на кровати, подремывая после сытной котлеты. Даже глаза не открыл, а только ухом повел, давая понять, что он весь во внимании.

— Мася, я вот все думаю, а куда наши мысли входят, когда из «шланга»-канала приходят?

— Это у кого как. У кого-то через макушку головы втягиваются, у кого-то через центр лба, а у кого-то через затылок, у кого еще ниже. Смотря какие мысли и как человек думать привык. Вон, смотри, у дедушки где голова лысеть начала? Правильно, ближе ко лбу. Значит он больше думает, напрягая лоб. Туда к нему мысли и приходят. – Мася прервал речь, вылизывая лапку.

— Хорошо, но не у всех же лысина?! Тогда у других что, мыслей нет?!

— Это ж я так, как наглядный пример привел. Сама попробуй определить где у тебя место входа мыслей. Закрой глаза, подумай и наблюдай.

Кристина послушно присела на край кровати. Прикрыла глаза и стала наблюдать, что произойдет.

Сначала ничего особенного она не почувствовала. Просто темно. А чуть погодя вдруг ощутила, что где-то в центре головы крутится маленький смерчь. Это было такое тонкое едва различимое ощущение, что она даже дышать ненадолго перестала, чтобы не спугнуть его. Вихрь крутился по направлению к макушке, а оттуда выходил уже знакомым ей каналом вверх. Она увидела, как по нему словно бусинки в основание вихря в голове катятся шарики мыслеформ. «Как бусинки на мамином ожерелье», — пришла к ней мысль. «А уж не отсюда ли смешное выражение «у меня шарики за ролики зашли», когда кто-то думает долго и безрезультатно? Но шарики вижу, а где ролики? А-а, наверное, это так специально говорят, что дескать «шарики», то есть мысли, не туда пошли, не по каналу, «не по роликам», «не по тем рельсам» как бы! Теперь-то мне все ясно!» — удовлетворенно вздохнула Кристи и открыла глаза.

— Ну как? – поинтересовался Мася. – Нашла?

— Да. У меня через макушку. Слушай, а у тех, к кому мысли приходят через затылок, помогают подзатыльники? Да? А если я буду думать много, то обязательно облысею как дедушка?!

— Подожди, подожди! Не все сразу, а то я не знаю на какой из твоих вопросов первым делом отвечать.

— Хорошо. Давай сначала про лысину. Не очень-то мне хочется в старости в парике ходить. Может тогда лучше совсем не думать?

— Фр-р! Глупости говоришь! Надо просто вовремя свою голову от ненужных и тревожных мыслей чистить. Чтобы не скапливались. Вот когда у тебя там мысли накапливаются, как на старом чердаке, вот тогда точно, могут «волосы покинуть умную голову». А про подзатыльники: иногда мыслительному процессу, особенно у расшалившихся детей, помогают шлепки по-другому, более мягкому месту.  – Хихикнул он в усы.

— Уф, у меня от всех этих мыслей даже голова разболелась! Слушай, может ты знаешь и как избавляться от ненужных мыслей? А то лезут иногда, спать не дают!

— Тут много способов придумать можно. – сладко потянулся Мася. – Например, представь, что ты их метлой выметаешь. Или ветром сдуваешь. Или как Геракл Авгиевые конюшни чистил – вымываешь потоком воды. А еще, можно их поместить на бревно, и отправить вниз по реке, и смотреть, как они уплывая исчезают на горизонте… Да, много чего еще можно придумать. Образ не важен. Главное, чтобы в голове появилась пустота и чистота. Тогда смерчь там у тебя, немного поутихнет, и мысли притягиваться меньше будут.

— Это как будто я взяла, и дверь закрыла. Перерыв! Так?

— Можно так сказать. Словами все не объяснить. Тут опыт нужен. Эксперимент. На то нам голова и дана, чтобы экспериментировать! Тогда и жизнь интересная будет и мозг не состарится! Вот прямо сейчас, давай поэкспериментируем! Иди спать, и кто быстрее уснет! – лукаво промурлыкал Мася, устраиваясь поудобнее на одеяле.

— Ох, и хитрый же ты, Мася! Я же еще даже не легла?! — Всплеснула руками Кристина, и побежала умываться. Вернувшись, она нырнула под одеяло, закрыла глаза, и сладко погрузилась в сон, предварительно представив, как вымела весь мусор с чердака и закрыла туда дверь. И табличку на дверь повесила: «Перерыв!»

(продолжение следует…)

Продолжение сказки о Кристине и Масандере. Гл. 4-7.

Глава 4. Марсиарики.

Чем ближе они подлетали к Марсу, тем тревожнее становилось на душе у Кристины. А вдруг тут опасно?!

— Не переживай, пока ты в таком виде – «утонченном», — подмигнул Масандер, — ты в полной безопасности.

— А ты не шутишь? Ведь, лунарики говорили, что местные жители воинственны. А раз так, то вероятно ведут войны.

— Они же между собой их ведут. А у нас с ними сейчас настолько плотности тел разные, что они через тебя пролетят как ветер через облако, и даже следа не останется. Чувство может и будет, щекочущее. Главное помни, что чем больше ты всерьез думаешь, что они навредить могут, тем более неприятное чувство у тебя возникнет, если вдруг такое случится, и они сквозь тебя пронесутся. А носятся они с большой скоростью. Энергии у них много, а вот разумности маловато будет, к сожалению. Их главная особенность, что отличает от жителей остальных планет – бесконечная активность. Они даже домов не строят, так как все равно в них жить некому будет. Они все время чем-то заняты, куда-то бегут, часто спорят, доказывают что-то.

— А зачем? – удивилась девочка. – Что доказывают то?

— А вот у них и спроси. – Увернулся Масандер от ответа.

Так мысленно переговариваясь, они спустились на свободную от камней площадку, там не было пыли, которая окутывала большую часть поверхности.

— Почему здесь так пыльно и ничего не разглядеть?

— Смотри внимательно, это пыль, которую поднимают марсиаре. Они редко ходят, почти всегда бегают, вот пыль и поднимается. Давай выберем пыльное облако поменьше, чтобы не нарваться на слишком активные боевые действия. Может там удастся найти кого-нибудь, кто сможет пообщаться с нами и ответить на твои вопросы.

Они выбрали ближайшее пыльное облако поменьше, и подлетели к нему поближе. Внутри Кристина увидела небольших плотненьких, почти круглых человечков. У них были маленькие, чуть кривые ножки, но по виду очень крепкие.

«Наверное, от того что быстро и много бегают», — подумала она.

Они что-то кричали друг другу, и махали руками так энергично, что было не понятно: где, чьи руки.

Кристина и Масандер стояли чуть в сторонке и пытались, разобрать, о чем кричат человечки, но это было невозможно.

Наконец, человечки заметили посетителей и все разом смолкли, подозрительно смотря из-под кустистых бровей. Их взгляды не выглядели дружелюбно, но и вроде бы никто не кидался их прогонять. На человечках были надеты доспехи из какого-то плотного материала. Однако, видно было, что облачение позволяет двигаться им беспрепятственно. Оружия у них не было никакого, но кулаки и так выглядели достаточно внушительно. Марсиарики в полном молчании продолжали их изучать, не произнося ни звука.

Кристина, невольно, присела в знак приветствия, и тихонечко сказала: — Здр-р-расте!  Извините, если мы вас отвлекаем от важных дел. Мы путешественники с Земли, и хотели немного пообщаться с вами. Задать кое-какие вопросы о вашей здешней жизни. – Она немного помолчала и добавила, — Если вы не против.

Они немного пошептались, опять о чем-то заспорили, тыча каждый себе в грудь. Наконец, один из них вышел горделиво вперед, выставил одну ногу перед собой, уперев руки в бока и произнес:

— Мы рады приветствовать вас, о, пришельцы! Меня зовут Мариус. Сегодня я самый быстрый и храбрый. Поэтому я буду отвечать на ваши вопросы. Но предупреждаю, если вы пришли, чтобы завоевать нас, то получите достойный отпор! Мы никогда не сдаемся! – и он еще выше задрал нос и притопнул ногой.

— Нет, что вы, что вы! — Торопливо заверила Кристина. — У нас нет таких намерений, да и войско из нас не получится – нас же всего двое! — Успокоила вояк девочка.

— Хорошо. — Уже более миролюбиво сказал Мариус. – Задавайте вопросы, да поскорее, а то мне еще сегодня пару побед свершить надо.

— А можно спросить: с кем вы воюете?

— Со всеми, кто не разделяет мою точку зрения.

— А в чем она состоит?

— Ээ-э-э, — вдруг задумался Мариус, — это та точка, которую я завоевал. – Наконец, нашелся он.

— Как это? – не поняла Кристина. – Что это за точка такая?

— Вот видишь, ту точку? – показал он пальцем куда-то перед собой.

— Да, вижу, – кивнула Кристи, увидев впереди небольшой камень, на который указывал Мариус.

— Раз я ее вижу, значит, она моя! А кто с этим не согласен, то с тем я и воюю! – Ликующе заявил Мариус.

— А кто-то не согласен? – удивилась девочка.

— Да все! Ведь они-то на нее тоже глядят, но по-другому! – взволновано ответил человечек, и видно было, что он уже теряет терпение от вопросов и непонятливости гостьи.

Кристина растерянно моргала глазами, пытаясь уловить в его рассуждениях смысл. Поняв, что пока не может смысл найти, она решила сменить тему разговора, чтобы не вызвать гнев марсиариков.

— А скажите, чем вы питаетесь?

— Как чем? Огнем конечно! Чем еще питаться можно?!

— Извините, за мое невежество, откуда здесь огонь? Я никакого огня не вижу.

— У нас есть место, где огонь из недр выходит на поверхность. Это наше Священное место Силы.  Место наших Предков.

— А ваши Предки, какие были? Они были такие же, как вы?

— Ходят легенды, что наши Предки были Великими Воинами – Путешественниками во Вселенной. Они путешествовали по Галактикам, искали пригодные для обитания планеты, осваивали их, основывали поселения. Часть из них оставались на освоенных планетах, другие продолжали путь. Постепенно все рассеялись по Вселенной.  Никто точно не знает, где настоящая родина Воителей. Но когда-нибудь мы возродимся, станем такими же сильными как наши предки, и отправимся на завоевания просторов Галактик! — у Мариуса снова вспыхнул огонь в глазах, и он начал от нетерпения притоптывать ногами.

— А когда это время наступит? – снова спросила девочка.

— Когда мы решим, кто будет возглавлять нашу экспедицию! И я знаю, что это буду я! – он стукнул кулаком себя в грудь. – Я, Мариус Непобедимый!

Остальные марсиарики зашумели, не соглашаясь с этим заявлением. Они окружили Мариуса, и снова заспорили. Поднялся гвалт, немного погодя начались поединки, поднялась пыль.

Кристина поняла, что больше с ней говорить не станут. Она вздохнула, и посмотрела на Масандера.

— Как ты думаешь, стоит мне еще что-то спрашивать, или пойдем еще кого-нибудь поищем?

— А давай полетим к их Священному Огню, там и поищем ответы, — предложил Масандер.

— Это ты хорошо придумал, — обрадовалась Кристина. – А как найти его?

— Это мне предоставь, — улыбнулся дракокот. – Мы с Огнем давние соратники. Огонь – это наша кровь, что течет в нас. Полетели, пока еще ночь не кончилась.

Он взмыл вверх, и Кристина поспешила за ним. Их путь вел к виднеющимся вдалеке холмам. И чем ближе они подлетали, тем жарче становилось. Они влетели в зияющее отверстие в самом высоком из холмов, и продвигались по туннелю, который вел вниз. Жар все нарастал.

— Как хорошо, что я в тонком теле, — подумала девочка. — А то точно была бы как картошка печеная.

Наконец, они вылетели из туннеля в огромную пещеру. Вместо дна у пещеры была клокочущая лава из недр планеты.

Огонь освещал стены пещеры, на которых были изображены рисунки и надписи. Присмотревшись, они поняли, что там отображена история Великих Винов Путешественников. С удивлением, Кристина увидела изображение больших городов. Ведь на Марсе она что-то никаких строений не заметила. Ей стало очень интересно, куда же они подевались. Повертев головой, она нашла, у кого спросить.

Недалеко, у стены, прислонившись к ней, сидел марсиарик. Его лицо было покрыто шрамами, его глаза были слепы, похоже, он был самым старым из всех, которых они встретили сегодня.

Кристина приблизилась к человечку, и почтительно поздоровалась. А потом спросила:

— Простите, а вы могли бы мне объяснить, куда делись города на Марсе? На рисунках их столько много…

Марсиарик глубоко вздохнул, возвел незрячие очи вверх и произнес: — Дааа, когда-то их было очень-очень много. Я тогда еще был совсем маленьким. Помню, как дедушка водил меня в самую высокую башню на Марсе, показывал самые большие каналы, по которым текли огненные реки. Марсиаре всегда стремились построить самые лучшие, самые высокие и большие башни, самые длинные огнеёмы. Мы всегда стремились быть на высоте! – он горделиво приосанился, но потом вдруг сник. – Похоже это нас и погубило. – Он опустил взор, направив его на жар огня, и замолчал, беззвучно шевеля губами, погрузившись в воспоминания.

Кристи подождала немного, но видя, что старик про нее похоже забыл, легонько кашлянула: — Кхм, кхм, а что случилось?

Марсиар очнулся от задумчивости и продолжил.

— Мы стремились обогнать друг друга в том, чтобы быть первыми и лучшими. Постепенно вся поверхность была так густо застроена, что строить было больше негде. И чтобы построить что-то новое, нам пришлось воевать друг с другом, отвоевывать место, разрушать то, что было построено прежде. Но так как, вновь построенное тут же приходилось защищать, то и строить стало некогда. В войнах и спорах, все стало разрушаться само собой. Ресурсы исчерпались, а мы все продолжаем бороться друг с другом, споря, кто из нас лучший.

— А зачем? – спросила Кристи, — зачем быть лучшим?

Старик удивленно приподнял брови. – Как это зачем?! – Лучший, становится лидером!

— А зачем быть лидером? – вновь спросила девочка.

— Чтобы быть первым! — ответил марсиар гордо.

— А зачем быть…, — Кристина остановилась, понимая уже, какой ответ она опять получит, и решила не входить в бег по замкнутому кругу. Она решила завершить беседу. Время ночи подходило к концу, и Масандер уже подавал мысленные сигналы к отправлению обратно.

Кристина поблагодарила марсиара за беседу, и они отправились в обратный путь.

 

 

Глава 5. Соревновательная.

Кристина проснулась от того, что мама трясла ее за плечо. – Кристина, милая, пора вставать, мы в детский сад опоздаем. Тебя сегодня не добудишься. Ты где там летаешь? – смеялась мама.

— На Марсе я, — пробурчала девочка, еще не вполне проснувшись, — на Марсе, — и снова уткнулась в подушку. Это путешествие ее утомило, не то, что на Луну. Мама снова затормошила ее, стараясь поднять с постели.

Бредя в ванную умываться, Кристи размышляла о ночной прогулке на Марс, и почему она так устала от нее. «Странно, вроде не так уж и далеко. Видимо, быть все время активным и агрессивным, постоянно воюя с другими, и соревнуясь, не так уж и легко. Сколько сил надо! А смысл?! Зачем все время надо быть первым или вообще кем-то быть?» Тут мама опять ее заторопила, и Кристина решила додумать попозже.

В этот день в детском саду, как раз назначили спортивные эстафеты. Их поделили на команды, и ребята бегали, прыгали, носились с мячами, прыгали через обруч и выполняли различные задания. Кристина поддалась всеобщему азарту соревновательного духа. Она так же как все кричала, подбадривая участников своей команды, и сама старалась изо всех сил выиграть, ведь ее неожиданно выбрали капитаном команды. Она огорчалась от неудач, и порой сердилась на тех, кто, по ее мнению, не хотел постараться быть первым.  К ее разочарованию, их команда проиграла. Это на весь остаток дня испортило ей настроение. Она ходила, сердито поджав губки, и злилась на тех, кто веселился. Особенно на другую команду.

Придя домой, она все еще сердилась. Начала играть в куклы и ворчала на них, расчесывая им волосы, сердито раздирала спутавшиеся пряди. Почувствовав, что хозяйка в плохом настроении, Мася подошел, и стал ластиться, подныривая под руку Кристи. Видя, что она не обращает на него внимания, он чуток кусанул ее за ногу.

-Ты чего кусаешься?! – взвилась Кристина, — совсем с ума сошел?! – Больно же!

— А ты чего такая хмурая сегодня? – промурлыкал Мася примирительно.

— Да понимаешь, все в команде такие неуклюжие сегодня попались! Просто жуть! Вот мы и проиграли! Больше не буду с такими играть вместе, с ними никогда не победить! – заявила обиженно Кристи.

— А тебе, зачем это? – спросил Мася.

—  Как зачем?! Чтобы быть лучшей! – убедительно заявила девочка.

— Мда? – сомнительно хмыкнул кот. – Послушай себя, тебе никого это не напоминает?

Тут-то Кристина спохватилась. О, Боже! Ну конечно же! Ведет себя как марсиарин! Неужели и она такая как они?! Наверное, это заразно. Может, надышалась тамошнего огня, вот и заразилась?

— Да не заразно это, — засмеялся Мася, — это в каждом живет – желание посоревноваться. Это хорошо. Это стремление не дает лениться, дает возможность расти, развиваться, творить. Только надо помнить, что любое соревнование – это игра, и не стоит из-за игры воевать или сердиться. Иначе результат будет как у марсиар: вместо красивой планеты – пустыня и пыль столбом.

Кристине стало стыдно за свое поведение в детском саду. Она решила извиниться перед ребятами, когда их снова встретит. Надо понаблюдать за собой, и не принимать все так серьезно, когда включаешься в соревнования, решила девочка.

— Спасибо, Мася, — обняла она кота. – Мне теперь гораздо лучше. Мася понимающе мурлыкнул, и пошел допивать свое молоко на кухню. А Кристина рассадила кукол за столик, и стала потчевать их чаем из кукольных чашечек.

 

Глава 6. Венериане.

— Куда мы сегодня отправимся? – поинтересовалась Кристина перед сном вечером.

— Для поднятия твоего настроения и отдыха, давай посетим сегодня Венеру. Тамошние жители не похожи на марсиар. Там очень красиво. Тебе понравится. – убедительно сказал Мася. – Только нарядись получше и расчешись, а то с тобой никто общаться не будет. Венериане щепетильны в вопросах красоты. Сама увидишь. Кстати, тебе не помешает поближе познакомиться с их привычками, — многозначительно хихикнул он, критично оглядывая Кристину.

— А что такого у меня не хватает? – вскинулась было обиженно отстаивать свою правоту Кристи, но вовремя вспомнила, что обижаться – значит лунаириков подвергать опасности, а воевать и спорить – стать марсиариком, чего ей очень не хотелось после сегодняшних событий. И на уже более дружелюбно, и с любопытством посмотрела на кота, ожидая пояснений. Но Мася не спешил их давать. Он деловито пристраивался на одеяле. Внимательно обнюхал свою шкурку и тщательно вылизался, умыл мордашку и блаженно зевнул. Кристина поняла, что спорить с ним бесполезно, да и не достойно землянина. Она забралась под одеяло, улеглась поудобнее, закрыла глаза и приготовилась к очередному путешествию.

Венера поразительно отличалась от Марса. Уже приближаясь к ней, Кристина восхищенно не могла оторвать глаз от меняющихся фантастически необыкновенных видов поверхности планеты. Всю поверхность Венеры покрывал густой слой толстых розовых облаков. Облака причудливо закручивались, образуя многомерные замки и дворцы. Их очертания постоянно менялись, создавая еще более изящные формы строений. Кристина ожидала, что они приземлятся, вернее, привенерятся, то есть опустятся на поверхность планеты. Но оказалось, что венериане обитают в этих облачных розовых городах!

Ах, какие они были красивые – венериане! Их лица и фигуры были безупречны! Легкие, изящные, казалось они словно сотканы из таких же облачных материалов, что и их фантастические замки. А какие у них были наряды! Кристина почувствовала, что смотрит на все это, не отрываясь, и почти затаив дыхание.

«Так вот о чем намекал Мася!» Она оглядела теперь себя очень критично. Постаралась, как могла, привести свою пижаму и волосы хоть в мало-мальски красивый вид. Ей тоже захотелось стать такой же изящной, изысканной, как дамы с Венеры. Она вспомнила про правила поведения, о которых так часто и безуспешно говорили родители. Теперь то она поняла, зачем себя прилично вести. Разве можно в таких нарядах и с такими прическами вести себя не безупречно! Ведь такая красота просто разрушится!

Она, наслаждалась каждым своим движением, и почувствовала, что даже что-то внутри нее изменилось, когда она приняла прямую осанку и старалась двигаться грациозно, словно танцуя. Это и был танец. А какие у венериан были голоса! И они не просто говорили, они пели стихами!

Их наряды постоянно менялись. Сначала Кристина старалась запомнить наиболее ей приглянувшиеся, но потом безнадежно манула рукой. Таких нарядов на Земле пока все равно не сошьют! Разве только кто-то придумает как раскроить и сшить облако!

Вдоволь налюбовавшись, она наконец-то решила найти с кем можно пообщаться. На нее вдруг стеснение напало.

— Вон, они какие красивые и расфуфыренные, а я что?! – с горечью подумала Кристи. И чуть было не заплакала. Да вовремя спохватилась, что слезы то все равно не пойдут, в таком почти прозрачном теле. А если не пойдут, то зачем на это время тратить?!

Тут ей Масандер на выручку пришел:

— Главное, не во что ты одета, а как ты при этом себя ощущаешь. Вот представь, попала ты под сильный дождь без зонтика. Как ты себя чувствуешь и что делаешь при этом?

— Как? как! — мокро я себя чувствую! Ищу где бы укрыться поскорее.

— Угу, помнится на даче у бабушки Веры еще и визжала громко-громко, так, что соседи выскочили поглядеть что, стряслось. – Хихикнул Масандер. – А теперь представь себя настоящей принцессой. Как бы ты тогда поступила? Неужели бы также себя вела?

— Ох, ты и придумал! – прихлопнула руками девочка. – То ж принцесса, почти королева. Конечно, уж визжать точно не стала бы. Да и бежать тоже. Наверное, шла бы быстрым шагом.

— А почему? – не успокаивался задавать вопросы дракокот.

— Потому что – я бы была как королева. А на королеву все равняются, все на них смотрят и пример берут. Вот почему! – парировала девочка.

— А смущалась бы? Стеснялась бы? Ведь на тебе же все мокрое, обвисло, выглядишь не как королева, а как чучело! – подначил опять Масандер, весело поблескивая глазами.

— Да что ты! Что же это за королева такая, если смущается от таких мелочей! Королева – она и в лохмотьях по-королевски выглядит! – убедительно воскликнула Кристина.

— Вот то-то и оно, — обрадовался Масандер. – Что бы на тебе не было одето, внутри – храни сове королевское, ну, или пока принцесское, достоинство. Хотя красивое и приличное платье никогда не помешают. Но раз сложились такие обстоятельства, что на тебя просто пижама, то и ее можно носить элегантно.

Кристина на эти слова хихикнула в кулак. Так как представила всех королев, которых она только знала, на балу в пижамах. Дамы кружились в элегантных пижамах с элегантным королевским достоинством… Картина получалась уморительная.

— Надо как-нибудь пижамную вечеринку устроить, перед дневным сном в садике, или после. – Мелькнула у нее идея в голове.

— Устроишь, устроишь, — поторопил ее Масандер. – полетели уже, а то ночь кончается, в садик опоздаешь.

Кристина собралась со всем своим «пижамным достоинством,» и двинулась навстречу новым приключениям.

Недалеко они приметили небольшую стайку венерианок. Они были одеты очень пестро, поэтому Кристине на ум пришло сравнение их компании со стайкой разноцветных птичек. Это сравнение усиливалось их голосами. Разговаривали венерианки так, словно трели и щебетанье по утру птиц в лесу. Кристина с восхищением глядя и слушая приблизилась к ним. Подойдя, она сделала реверанс, как видела где-то в фильмах про принцесс.

— Добрый день, ой, ночи, ой… – она вдруг запуталась, какое приветствие больше всего подходит, — Здравствуйте, — нашлась наконец-то она. – Можно с вами познакомиться? Меня зовут Кристина, я к вам с Земли прилетела. Уделите мне свое внимание, пожалуйста. Очень мне интересно как вы тут живете. Здесь все так красиво! А вы – просто обворожительны все! – чуть поспешно протараторила она, чувствуя, что все же смущается под многочисленными любопытными взорами венерианок. Те ласково, но чуть снисходительны оглядывали ее с головы до ног.

— Добро пожаловать к нам на Венеру. – Певуче ответила одна из дам. – Меня зовут Улия. Мы, по возможности, ответим на твои вопросы. Но сейчас мы спешим на концерт. Сегодня поет божественная Аззила! Вы пойдете с нами?

— Да, да, конечно! С большим удовольствием! Я никогда не слышала Аззилу! – обрадовалась такому неожиданному предложению Кристина. Она сама очень любила слушать музыку, разных исполнителей, но сама еще не научилась петь хорошо. И в тайне мечтала когда-нибудь петь на большой сцене и при этом танцевать. Танцевать она еще больше любила. И всегда начинала приплясывать, не замечая того, когда слышала понравившуюся ей мелодию.

Вся компания направилась к ослепительно яркому и очень изящному строению. Там уже собралось множество венериан. Зрители располагались по кругу радужного строения, вокруг центра. Это напомнило Кристине древние амфитеатры на земле. Вот только у венерианского «колизея» был купол над всеми.

Уже через несколько минут после их прибытия, освещение стен стало менее ярким, почти темным. Все притихли. Зазвучала мелодия. В такт с ней, по стенам и куполу начали разбегаться всполохи, образуя завораживающую панораму. Заглядевшись на нее, Кристина не сразу увидела, как появилась исполнительница — Аззила. Она услышала восхищенный вздох слушателей и обратила свой взор в центр. И невольно раскрыла рот от удивления.

Аззила словно была соткана из тончайших туманных кружев нежнейших тонов. Невозможно было разглядеть ее лица. Оно постоянно менялось. И каждый новый лик был еще прекраснее прежнего! На мгновение наступила пауза в мелодии, все замерли. Мгновение спустя, Аззила укрыла всех божественным звучанием своего голоса. Ничего подобного Кристина никогда не слышала! Это было НЕземное пение!

Звук голоса проникал в девочку, смешивался с тончайшими струнами ее Души. Она перестала понимать: где она, а где окружающий ее мир. Она и была этим наипрекраснейшим миром! Это она пела, это пели все, кто присутствовал здесь. Пели через и вместе с Аззилой. Звуки смешивались со светом, исходящим от стен зала. Все вместе — это была фантастическая феерия, симфония, гимн красоты и гармонии Вселенной! Потрясающее и незабываемое переживание!

Когда смокли все звуки и зал стал светиться ровным светом. Все зрители в полном молчании разошлись. Говорить не хотелось. Не было нужды разрушать полученные только что переживания обыденными разговорами. Казалось, что любой, произнесенный сейчас звук будет кощунственным. Он просто разрушит то, что было соткано голосом Аззилы.

Кристина и Масандер также в молчаливом восхищении отправились в обратный путь на Землю.

 

Глава 7. Творческая.

Проснулась Кристина в прекрасном настроении. И весь день напевала что-то себе под нос, пытаясь воспроизвести услышанную на Венере мелодию. Но толи слух надо было еще тренировать, толи у венериан органы пения были по-другому устроены. Воспроизвести так звуки у девочки не получалось. Она решила потом у Маси спросить, в чем тут секрет. Как петь так, чтобы дух захватывало?!

И вообще, весь день получился у Кристины наполненный красотой и искусством. В садике у них занятие по лепке было. Она вдохновенно творила что-то отдаленно похожее на венерианские замки. В чем и вправду преуспела. Замок получился ярким, красочным и ни на что не похожим на Земле! Она для правдоподобия еще и кусочки ваты вокруг замка разложила, словно он в облаках парит. И осталась своим творением очень довольна.

Потом, у них танцы были. Кристина вдоволь накружилась так, что голова закружилась и звездочки перед глазами замельтешили, как от музыки в концертном зале венериан. Она крепко зажмурилась, чтобы остановить вращение и подумала: «Наверное, вот так у них и сотворяются огоньки на стенах – просто весь дом вращается. А так как мы то в доме находились, поэтому и не замечали этого. Эх, жаль не успела поспрашивать ни о чем. Может опять полетим туда, поподробнее все узнать?»

А вечером им предстояло пойти в гости к маминому брату, дяде Вове. У его дочери Ани было день рождения. Аня была намного старше Кристины. Поэтому Кристине еще сильнее хотелось выглядеть как можно красивее, чтобы Анины подруги не оглядывали ее столь же снисходительно, как венерианки.

Возвратившись из детского сада, Кристина вытащила из гардероба все свои наряды, и принялась тщательно их изучать. Вернее, изучать себя в них. Она по очереди их надевала и долго крутилась перед зеркалом, то так, то этак, повторяя движения венерианских дам, проверяя насколько она выглядит в них красиво и элегантно. Все платья были хороши. Конечно, не сравнить с венерианскими, но для земного стиля — подойдут. Соответственно, сама себе Кристина тоже нравилась. У мамы и папы был прекрасный вкус, и они покупали ей замечательные платья. Ой, как же выбрать то лучшее?!

Мама тоже прихорашивалась у зеркала, поглядывая на дочь сначала с удивлением, так как никогда прежде не замечала за ней способности так долго наряжаться. Потом, немного с нетерпением, так как уже следовало выходить из дома, чтобы успеть вовремя к ужину.

— Кристина, — не вытерпела мама, — ты сегодня что, на бал собираешься? Или на свидание? Смотри не засмотрись окончательно. А то станешь нарциссом! – полушутя добавила она.

— А почему нарциссом? – рассеянно спросила Кристина, все ещё полностью поглощенная выбором платья. – Почему не розой или лилией?

— Пошли скорее, я по дороге расскажу почему.

Пока они ехали на вечеринку, мама рассказала Кристине легенду о Нарциссе. Оказывается, жил когда-то юноша. Он был прекрасен лицом, и все восхищались его красотой. Однажды он увидел себя в отражении водной глади озера, и так засмотрелся, что не мог оторвать от себя взор. С тех пор его больше ничего не волновало в мире. Только его красота. Он восхищался только самим собой, часами вглядываясь в свое отражение. Боги превратили его в цветок, растущий у воды – в нарцисс. Чтобы он мог всегда смотреться на себя в зеркальную гладь воды. А такое поведение у людей, которые слишком много внимания уделяют своему внешнему виду во вред остальному в жизни, называют нарциссизмом.

— А что такого плохого любить на себя смотреть долго в зеркало? – надула губки Кристина. – Ведь все смотрятся. И ты, и папа, и бабушки.

— Плохого ничего нет. – Вступил в разговор папа. — Но меру надо знать. Понимаешь? Если только все время в зеркало на себя смотреть, то ни на что другое времени не останется. Зеркало нам нужно взглянуть на себя со стороны, посмотреть все ли в порядке в одежде, но вот погружаться в него уж точно не надо. Вдруг уйдешь в зазеркалье и не сможешь вернуться – подмигнул папа, намекая на сказку об Алисе в зазеркалье. Они недавно ее как раз читали.

День рождения оказался удачным. Старшие подруги Ани устроили для младших детей разные конкурсы и игры. Вначале вечеринки Кристина немного чопорно сидела в уголочке, не играла, чтобы не испортить свой наряд и прическу. Старалась подражать спокойной венерианской даме. Но потом не выдержала. Уж очень хотелось ей вместе со всеми поиграть. Она махнула рукой на все условности светской жизни, и пустилась прыгать и веселиться. «Еще успею побыть элегантной», —  подумала она, в очередной раз пролезая под стулом в каком-то веселом конкурсе.

Когда они вернулись домой, было очень поздно. Кристина за весь день столько всего пережила, что уснула прямо в машине. Папа осторожно принес ее домой и уложил в кровать. Девочка ненадолго приоткрыла веки, что-то пробормотала, и уснула так крепко, что совсем не запомнила, куда она летала…

А Мася, как и полагается, свернувшись калачиком у нее в ногах, сторожил ее сон, негромко мурлыкая свою песенку.

(продолжение следует…)

Необыкновенные приключения Кристины и Масандера

Посвящается моей внучке Кристине и коту Максимусу.


Глава 1. Знакомство.

На одной небольшой и очень красивой планете жила-была маленькая девочка. Звали ее Кристина. Она жила вместе со своими родителями в милом городе, где были снежные холодные зимы и короткое лето. В долгие зимние вечера она любила, сидя на окошке, смотреть на звезды в темноте и мечтать.

— Интересно, — думала девочка, — кто там живет? А во что они играют? А девочки в куклы играют или в машинки? А есть ли у них машины? И вообще, может они летают, а не ходят! Вот бы посмотреть!

Уж очень ей хотелось познакомиться с жителями других планет или даже звезд.

Вы спросите, откуда она знала про планеты? Ведь ей всего то и было пять с половиной лет! Дело в том, что ее бабушка Оля была астрологом и чуть-чуть волшебницей (так думала Кристина), или доброй феей. Уж очень ей хотелось в это верить. Ведь жила-то она уже так много – целых пять лет, да еще с половинкой – и должно же что-то быть на этой планете хоть немножко волшебное! Просто, если не веришь во что-то, то этого никогда и не произойдет. Она это, точно это знала.

Бабушка часто рассказывала ей про Космос, про звезды, про то, что они не просто так висят там в темноте. А что есть у жителей планеты невидимая связь с ними. И если что-то происходит там, далеко, то это происходит и на планете, на которой они жили.

Да, планета эта называлась очень красиво – Земля. Она была так удивительна и прекрасна, так нежна и хрупка! И все на планете было само совершенство! Изумрудные травы и леса, синие глубокие моря и быстротечные звонкие ручьи, бегущие с высоких гор в снежных ледяных шапках. Звери, и птицы, и много-много еще фантастически удивительного. А если ночью подняться высоко-высоко над Землей, то можно было увидеть мириады разноцветных огней городов на плланете. От них Земля светилась в темноте как новогодняя елка в разноцветных гирляндах.

Надо сказать, что Кристина тоже была почти волшебница – во сне она выбиралась из своего обычного «плотного» тела и могла летать, становясь легкой и почти прозрачной. Она еще побаивалась слишком далеко улетать, чтобы не потерять свое тело. Все же пять с половиной лет не слишком много, чтобы летать в одиночку. Эх, жаль, что папа с мамой став взрослыми совсем позабыли, что во сне можно летать. Она не хотела им напоминать об этом, ведь все равно не поверят, да еще и бояться станут за нее. Можно, вероятно, бабушку спросить. Она ведь как-то рассказывала, что папа в детстве летал. Конечно, папа теперь все отрицает. Но Кристи то точно знала, что бабушка не врет.

-Так и сделаю, — однажды решила Кристи. Попрошу бабулю прогуляться со мной, полетать вокруг планеты.

Она лежала на кровати и смотрела через окно в небо. Рядом на одеяле в ногах расположился кот Максимус, а в последнее время, по причине возраста и увеличенного объема тела, переименованный в Масю. Мася был стареньким, смешно похрапывал во сне. Но было очень приятно чувствовать его тепло и мурчание. От этого становилось уютно. Звук его мурчания всегда помогал ей вернуться домой после полета.

— Наверное Мася – это мой страж, — подумала Кристи.  — Ведь если бы не он, то я однажды бы точно заблудилась.

Мася приоткрыл глаза, словно почувствовал, что Кристи думает о нем.

— Масяня, — погладила кота Кристи, — хороший мой котик.  – Мася замурчал сильнее.

— Эх, жаль, что ты не летаешь!

— Кто тебе сказал? – вдруг услышала Кристи у себя в голове. Она покрутила растерянно головой, чтобы найти, кто это говорит. Но никого вокруг не было. Только Мася смотрел как-то уж хитро на нее своими глазищами.

— Это ты сказал? – воскликнула девочка.

— Я. А почему это тебя так удивляет? – снова услышала она в голове.

— Раньше ты никогда не говорил! – немного укоризненно проворчала Кристи.

— А ты разве спрашивала?! – парировал Мася.

— Ну да, ты прав. Но, это же здорово! Ты и правда умеешь летать, как и я? – радостно подпрыгнула Кристи, когда наконец-то поняла, что сказал кот.

— Еще и получше тебя! – гордо промурлыкал он. – Я веду свой род от древних Кошачьих Драконов. Мы, драконы, жили гораздо раньше людей на этой планете. А потом, давным-давно переселились в Иной мир. И уж, поверь, летать мы умеем отменно. Порой, любим приходить сюда, поиграть, понаблюдать за людьми. Люди очень забавные существа. Даже смешные. – Мася зевнул и фыркнул в усы.

— А когда мы полетим, и куда? – нетерпеливо спросила Кристи.

— А куда бы ты пожелала? Вселенная то большая. И Галактик в ней превеликое множество. И не пересчитать!

— Мы правда можем летать куда пожелаем?! – широко открыв глаза от такой открывшейся перспективы снова спросила Кристина.

— А кто нам может запретить? Мы существа свободные, летим куда хотим. И вы, люди, можете, если захотите, и вспомните как это делается, – наставительно промурчал кот. – Но для начала, для тренировки, давай посетим планеты рядом с Землей. Рядом с Солнышком. Да и на него не мешало бы слетать.

— А на них кто-то живет? И даже на Солнце?!

— А то как же?! Конечно, живут. Везде существа разумные живут, не только на Земле. Привыкли вы тут на Земле думать, что такие особенные, единственные, и жизни то, дескать, мол, нет во Вселенной. Зазнайки! Да столько разных существ везде! К сожалению, люди, кроме себя, совсем видеть никого не хотят. Поэтому и творят всякие беззакония и в голове своей и на планете! – сердито и возмущенно произнес в голове у Кристи Мася.

— Хорошо, на планетах может кто-то и живет, но Солнце то горячее! На нем тоже жители есть? – с сомнением подумала Кристи. Она заметила, что тоже перестала говорить вслух и просто разговаривает думая.

— И там есть, – уверенно сказал Мася.

— Почему же мы их не видим, и ничего о них не знаем?

— Когда-то люди знали про всех Разумных Существ, населяющих Миры. Тогда у планеты вашей имя другое было, Асгард. Даже звучит как-то более величаво. Но потом возгордились, что они лучше всех, и перестали общаться со своими соседями. Затем, вовсе забыли, что есть кто-то еще кроме них. Теперь думают, что все это выдумки, сказки и мифы. Разумные Существа живут чуть в ином Мире, чем люди на Земле. Другие они. Ну вот, например, видишь, ты плотная, не текучая и не светишь как огонь. Ваше тело таково. Вы все решили, что так вам удобнее, меньше проблем с таким телом на этой планете. А есть Существа с таким прозрачным телом, что это телом даже трудно назвать. Оно больше на отражение в воде похоже, или на дымок. Или вот, например, текучие, или двигаются так быстро, что ты просто их не видишь. Сама же уже знаешь про это: ты, когда летаешь — подобной становишься.

— Мне уже так хочется с кем-нибудь познакомиться! Когда же мы полетим? – от нетерпения, Кристи не могла спокойно сидеть на месте.

— Вот сейчас и отправимся. Еще немного приведу себя в порядок. Не хорошо в гости неумытым приходить, – подкручивая лапой усы пропел Мася.

— Теперь порядок! Ложись поудобней, и закрывай глаза. А я стартовую мелодию промурлыкаю.

— А это еще зачем?! – удивилась Кристи – Что это за «стартовая» мелодия такая?

— Это вроде ключа для входа в нужный портал, ну, дверь, то есть. Надо настроиться на нужную мелодию. Это ключ, чтобы лифт к порталу включился. И мы по нему – вжжих! И полетели. А то, так и будешь все время возле Земли, как привязанная, вокруг летать. Пора уже и взрослеть, к дальним полетам готовиться!

Кристина легла поудобнее, закрыла глаза. Мася начал напевать что-то приятное, убаюкивающее, что очень напомнило ей колыбельную, которую бабуля часто пела. Она еще успела подумать, что надо бы спросить у нее, знает ли она, что это мелодия – ключ к двери для полетов. Но потом все завертелось, стало кружиться и затягивать ее в какой-то вихрь, туннель. Туннель был, словно живой. Его стенки пели и вибрировали. Все замелькало еще быстрее и быстрее. Было немного страшно, но и весело.

Кристи почувствовала, что она свободно парит и летит одновременно с большой скоростью. А рядом с ней летит серебристо–зеленый дракон. Он выглядел великолепным. Она увидела знакомые Масины глаза.

— Позволь представиться, – пропел в голове дракон, – Масандер. Я для вашей планеты слишком велик, вот и приходится котом прикидываться.  — Довольно ухмыльнулся Масандер.

— Летим на Луну. Она ближе всех от нас. Жители там немного странные, но ты не пугайся. Главное держись со мной рядом. И если что, лучше у меня спроси. А то могут обидеться надолго. Придется тогда конфликты разруливать межпланетарные, – наставлял Кристину Масандер.

Луна приближалась очень быстро и скоро стала различима ее поверхность.

Глава 2. ЛунарИки.

Кристина часто глядела на Луну. Особенно когда она была полной. Казалось, что Луна висит прямо перед носом, только рукой дотронуться. Однажды дедушка Руслан принес телескоп, и они разглядывали Луну так близко, словно она была в соседнем окошке. Но вот только никаких жителей она там не видела. Дедушка, в отличие от бабушки, в чудеса совсем не верил, и даже вредным считал все бабушкины рассказы. Он говорил, что не надо детям голову всякой ерундой забивать про каких-то там других жителей. Раз не видно их в телескоп, или с космических аппаратов, то и нет их совсем! Бабушка Оля благоразумно помалкивала, и только улыбалась своей особенной улыбкой, такой таинственной…

Поверхность Луны вся была в каких-то круглых впадинах. И атмосферы у нее не было.

— Странно, — подумала Кристи, — как это я дышу?

— А ты и не дышишь, — прозвучал ответ Масандера в голове.  Кристи еще не совсем привыкла к этой способности – говорить без использования рта, и решила, что думать надо прежде, чем подумать. А то Мася сразу все слышит, а вдруг что обидное подумаю?

— А ты не думай обидное, — сразу же отреагировал Масандер. – Учись мыслить мысли радостные и благородные. А вот обижаться я на тебя в любом случае не стану. Обида вредна. От нее пухнуть начнешь, раздуешься как шарик, и лопнешь однажды.

— Ну, ты и скажешь! Так уж и лопнешь?!  — засмеялась девочка. – Выдумки это.

— А вот, и не выдумки! И скоро ты увидишь, — пообещал дракокот. – Пошли, вернее, полетели, — мотнул он головой.

Они полетели потихоньку, почти касаясь поверхности. Кристи вертела головой, пытаясь найти жителей Луны. Но видела только яркую пустынную песчаную почву.

— А где же жители? И как их зовут?

— Можно называть их лунарики, но только ударение ставь правильно, не на «а», а на «и». А то обидятся. У них это очень быстро происходит. Поэтому то, ты их пока и не видишь. Сидят где-то, дуются. – Хмыкнул Масандер. – Если хочешь их увидеть, перестань смотреть глазами, как привыкла.

— Это как еще?! А чем тогда смотреть?! – возмутилась Кристи.

— Закрой глаза, и внутри себя увидь лунный свет. Почувствуй, как он струится, словно вода серебрится. Тонкая такая дымка.

Кристина так и сделала. Она немного прикрыла глаза, представила внутри головы Луну, лунный свет, какой бывает, когда она полная, и как все вокруг покрыто этим тончайшим серебристым светом. Вдруг она заметила, что в этом свете плавают диски, шары, половинки шаров. Они были похожи на Луну, когда она меняется: то как серпик, то полную, то как долька яблока.

— Это что? – воскликнула девочка.

— Не что, а кто! Не думай так сильно, а то обидятся и улетят. – предупредил Масандер. – Это лунарики. Очень вежливо потянись к ним, подумай и направь свое желание с ними познакомиться.

Кристина не совсем поняла, что сказал Масандер, но все же просто подумала – «Здравствуйте, а можно с вами познакомиться?» – И увидела, что от нее потекла дорожка розового света к лунарикам, как дымок от чашки с горячим кофе.  Несколько лунариков подлетели ближе друг к другу, «пошептались». Один из них, похожий больше на полблина, подлетел поближе к Кристине.

— А ты нас не обидишь? – возник вопрос дрожащим голоском внутри головы девочки. Звук был так тонок, что Кристина даже не совсем поняла, что с ней заговорили. Словно колокольчик с трещинкой, чуть дребезжащий прозвучал.

— Нет! Не обижу! – горячо пообещала девочка. – А у тебя имя есть? Меня Кристина зовут, а тебя как?

— Я Чудик. Потому что чудю часто.

— Какое чудное имя! – порадовалась Кристи. – А можно у тебя спросить?

— Да, можно. Только пожалуйста, спрашивай потише, а то ты так громко думаешь, да еще и с эмоциями, что они для нас, как удар по барабану, очень уж чувствительны.

— Ой, простите, я и не знала, что вы такие чувствительные. Постараюсь думать не громко и спокойнее. А почему вы такие чувствительные?

— Понимаешь, раньше у нас на планете сплошь вода была. И мы в воде жили. А вода же чувствительная, только тронь – сразу круги по воде расплываются. Видела же?

Кристина молча кивнула.

— А еще вода все запоминает, все сохраняет в себе, как фотографии у тебя в телефоне. Иногда столько всего много скапливается, что памяти не хватает. Вот и у нас, когда – то столько всего скопилось, что дальше некуда было. И постепенно мы стали раздуваться, как воздушные шары, чтобы больше вместить. И утоньшаться, одновременно. Стали легкими. Иногда так сильно раздуваемся, что лопаемся в «пух и прах». Видишь, сколько кратеров? Это от тех, кто лопнул. – Грустно сообщил Чудик.

— А что если вы все так полопаетесь?! – испугалась Кристина, — Неужели помочь нельзя?!

— Конечно, не все так плохо. У нас есть хорошее качество – мы быстро приспосабливаемся. Меняемся, чтобы не исчезнуть совсем. Главное вовремя заметить, что сильно раздулся и поделиться, освободиться от накопленного. Вот подойди, дотронься до меня.

— А я не поврежу тебе? – забеспокоилась Кристина,- если уж тебя мои эмоции ранят…

— Не переживай, ты же осторожно касаешься, тоненько.

Кристина мысленно прикоснулась к Чудику. Его образ вдруг задрожал, как изображение на воде, и стал меняться. И чуть спустя, Кристина увидела отражения себя самой.

Ой! Это же я! – удивилась она

— Вот видишь, мы умеем принимать образ того, с кем соприкасаемся и все запоминать. Если нырнуть в меня, то столько много можно увидеть и вспомнить!  А какие сны мы храним!

— А вы тоже их видите?

— А мы ваши сны храним. Это наша суть как жителей планеты. Нас для этого создали, помогать вам хранить сны и эмоции. Когда вы спите, то часто сюда прилетаете. Соприкасаетесь с нами, и мы храним ваши сны и воспоминания.

— А чем вы питаетесь?

— Вашими эмоциями и снами питаемся. Через них вы столько энергии нам даете! Самая вкусная пища. Хотя в последнее время люди столько гнева, страха, злости выплескивают, на войнах всяких, в борьбе за власть, вещи, деньги, что мы уж очень переедать стали. Да и такие эмоции пищу делают не очень удобоперевариваемой. От такой пищи и лопнуть быстрее можно, и потемнеть, да и вместо полета, получается перекатывание больше. Если так дальше питаться будем, то долго не протянем. Исчезнем, – печально вздохнул Чудик, а остальные лунарики в знак согласия замахали тонюсенькими ручками, которые у них то появлялись, то исчезали по мере необходимости.

— Ты там передай своим, на Земле, чтобы почаще радовались. Мы десерт очень любим. Песни всякие веселые, шутки, танцы, смеха побольше. Надоело печалью наполняться. От этого мы тускнеем и вянем. Вон, видишь пустые оболочки ветром гонит? – махнул Чудик рукой куда-то в сторону.

Кристина посмотрела туда и увидела вдалеке, как «перекати-поле», что-то катится по поверхности, похожее на высохшие шарики.

— Эх! Прежде мы все сияли и светились. А теперь?.. –снова печально вздохнул человечек.

— А что будет, если вы исчезнете? Кто наши сны хранить будет? И куда эмоции деть? – после некоторого размышления спросила Кристина. — На другую планету отправлять?

— Точно не знаю, я все же лунарик, а не на Марсе живу. Может тамошние марсиаре и любят вашим гневом питаться. Хотя у них своего хватает. Вон, аж, планета покраснела от такого количества.

Кристина посмотрела на Марс. Он светился далекой яркой звездочкой, и правда имеющей красный цвет.

— Думаю, что тогда вам самим придется раздуваться и лопаться от ненужных эмоций. И станете вы, как и мы, постепенно исчезать. – Предположил Чудик.

Кристина мысленно представила, как все вокруг кто сердится, злится, надуваются как шарики, и вдруг – Бах! Бах! Фейерверком разлетаются на тысячи осколков. Картина вроде и красочная, но потом печальная.  Кругом пустота, только круглые пятна и вмятины. Как на Луне.  Представила она это, и твердо решила землянам рассказать. Пока еще не придумала как. Хорошо бы и с бабушкой посоветоваться, может быть что-то подскажет как это сделать. Да и Масандер ведь тоже, вон какой, из древнего рода Кошачьих Драконов. А кто не знает, что кошки существа мудрые?! Точно знает.

— Ладно, ладно, придумаем что-нибудь, как спасать вас, — польщенно промурлыкал Масандер. – Нам бы с тобой обратно лететь, а то ночь кончается. – Напомнил он девочке.

— Спасибо вам, лунарики! Я теперь постараюсь никогда не сердиться и не печалиться. А радоваться и смеяться побольше. Чтобы вам больно не было. Можно, я к вам буду прилетать почаще?

— Если с радостью, то всегда, пожалуйста, — прозвенели лунарики.

Масандер мысленно потянул Кристину за руку, и лунарики стали таять. Потом все опять быстро замелькало у нее перед глазами. Она даже зажмурилась сильнее, чтобы голова не кружилась. Возникло ощущение падения. Когда все остановилось, Кристина открыла глаза и увидела, что лежит у себя в кровати, а за окном уже солнышко проснулось. Из кухни донесся запах чего-то вкусного. Мася лежал в ногах свернувшись калачиком, и притворялся спящим. Кристи его тихонечко мысленно позвала. Кот чуть шевельнул ухом, не открывая глаз.  Но промолчал.

— Ну, и спи, — надулась Кристина, – но спохватилась. Вдруг от ее обиды сейчас какой-нибудь лунарик еще лопнул! Обещала же не дуться. Подумав так, она соскочила с постели и вприпрыжку весело побежала на кухню сказать маме с папой «Доброе утро!».

 

Глава 3. Дневная.

Прибежав на кухню, Кристина, чмокнув маму и папу в щечку, стала торопливо и возбужденно рассказывать о событиях ночного путешествия. Родители молча переглянулись. Уж такая возбужденная дочь с утра была. Может, заболела? Мама даже лоб рукой у нее потрогала.

— Мама, да все у меня хорошо, ничего не болит, не переживайте. – Заверила Кристи.

— Ладно, ладно. Поешь хоть. Надеюсь, фруктовый салат, и блинчики тебе настроение не испортят, чтобы там твои новые знакомцы на полопались? – подмигнул папа.

— Не-а-а-а, обрадовалась дочь. – Фруктовый салатик — это я люблю.

Она села за стол, и весело болтая ногами, стала с аппетитом жевать салат. Оказывается, пока летала, то так проголодалась!

Весь день она была занята разными делами, и с нетерпением ждала, когда же наступит ночь.

В детском саду она не стала никому рассказывать о своих путешествиях. И так ее дразнили за то, что она видела то, что другие не видели. Звали врушкой. Даже ее лучшая подруга Алиса всегда смотрела на нее с недоверием. Алису больше всего интересовали куклы и новые платья, которые ей мама шила. Она считала себя очень красивой и с внешностью для фото, которые на обложках журналов обычно печатают. Она даже в конкурсе фотомоделей участвовала, и почти победила. Кристина мало этим интересовалась, но старалась терпеливо слушать все, что говорила подружка Алиса. Но слушала так, в пол-уха. Чтобы та не обиделась, ведь ей то не объяснишь пока, почему обижаться нельзя. Может как-нибудь потом, когда та немного повзрослеет?.. Теперь то Кристи понимала, что если кого-нибудь обидит, то там, на Луне кто-то из лунариков просто лопнет! Вот и внимательней стала к тому, что вокруг нее происходит.

Вечером она без лишних капризов умылась, и нырнула в кровать, чем немало удивила родителей. Еще никогда она так не хотела лечь и уснуть поскорее.

Маси еще не было в комнате. Она позвала его, но тот не откликался.

Девочка подскочила с постели и заглянула на кухню. Кот неспешно уплетал что-то в своей тарелке, явно не торопясь бежать на ее призыв.

— Мася, ты скоро?! Я жду тебя уже пять минут! – проворчала Кристи.

— Мррр, — профыркал Мася, вытирая лапкой мордочку. – Всего-то…это же не пять часов. Да и что такое время! Ты заешь, что чем больше торопишься, то тем меньше у тебя времени остается? – спросил он Кристину.

— Это как так?

— А вот так. Сама вспомни. Вот сидела ты в поликлинике с мамой на прошлой неделе. Что делала?

— Ничего не делала! Сидела! И так скучно было, и та-а-ак долго! – вспомнила мучительные моменты Кристи.

— Вот видишь, — наставительно сказал кот. – Когда сидишь, и нет возможности что-то делать, то время тянется, его как будто так много, так и хочется его поторопить. И силы ты при этом не тратишь. А когда торопишься, бежишь, то и энергии больше уходит, и времени меньше остается. Если хочешь, чтобы у нас времени хватало на все, то не торопись. Успокойся.

Произнеся всю эту речь, Мася неспешно протопал в комнату Кристины, и тщательно выбрал себе местечко у нее в ногах. Удобно устроившись, он сладко зевнул, пристально посмотрел в глаза Кристины, положил голову на лапы, закрыл глаза и замурлыкал.

– Ты готова? — Услышала девочка в голове.

— Ага, — зевая, ответила та, и ее закружил вихрь света все быстрее и быстрее…

 

(продолжение следует…)

Драконы.

— Скажи, а почему вы ушли из нашего мира?
Дракон нехотя приоткрыл глаз, некоторое время смотрел на меня, не мигая, словно, оценивая отвечать или нет. Вероятно, решив положительно, он транслировал мысль: — Не прими меня за грубияна, но вот если вокруг тебя крутятся дрозофилы, что ты при этом испытываешь?
— Наверное, все же больше раздражение, хотя я не стремлюсь их сразу изничтожить. Ты хочешь сказать, что для драконов люди надоедливы как дрозофилы?
— Дело здесь, скорее всего, в различных временных ритмах, разной скорости жизни и мышления. Драконы живут неизмеримо дольше, чем люди и отсюда идет недопонимание. Нам трудно вместить свое поле в сонастройку с человеком, это словно литр воды пытаться запихать во флакон раз в сто меньший по объему. И наоборот, вам трудно удерживать свое внимание на чем-либо долго, например, созерцать что-либо в течение года. Для вас это будет непозволительной роскошью, учитывая непродолжительность существования вашего тела. Хотя, — и он хмыкнул, — кто вам мешает его увеличить? Всего то и надо, что прекратить суетиться и драться между собой и сосредоточить внимание на задачах более вселенских масштабов.
— Ну, ты и скажешь! А как же тело без еды выживет, и кто нам ее в рот положит?!
— А с чего вы приняли, что можете только так питаться? Это хорошо бы уже преобразовать за столько то лет… Могли бы и тело помаленьку перестроить… для упрощения его поддержания.
— Это как же?!
— Вот пришли же вашу ученые к результатам, что гены меняются от слов, опыты всякие там с растениями, мушками… а дальше? Почему бы вам не принять эту мысль как основополагающую и поверить в то, что вами принять считать невозможным? Если все согласятся с чем-то, то и мир начнет меняться.
— Фантастика! Почему тогда мир все такой же, как и тысячи лет назад?
— А кто утверждает, что такой же? Все меняется. И это происходит с всеобщего согласия людей. Все ваши мысли сообща творят общую реальность. Например, однажды большинство согласилось, что рабство это не приемлемо и мир изменился.
— Это история, а вот приведи пример, чтобы сами люди изменились, другой орган отрос… или третий глаз открылся.
— Примеры были и есть, но тем, кто не верит в иное, они просто не видны. У таких людей вибрации становятся иными, и вы их просто не замечаете. Ведь преимущественно фокус внимания обычных людей направлен на себя самих. Такой эгоцентризм и приводит к тому, что если кто-то перешагнет грань привычного, то сознание остальных это просто проигнорирует.

(Продолжение следует)