Сказка о Кристине и Масандере. Гл. 11-12

Глава 11. Радомирцы.

Толи дверь, которую она закрыла у себя в голове, была причиной, толи что иное, но в эту ночь она словно куда-то провалилась и ничего не видела. Никуда не путешествовала.

А на утро было некогда Масю спросить. Она с родителями поехала в гости, аж, в соседний город. Мася остался дома на попечении бабушек. Она с родителями прогостили почти две недели. Одна Кристина побаивалась пока летать далеко. Да и с Масандером было веселее и интереснее.

Вернувшись домой, Кристина первым делом бросилась к коту, и прижала его к себе. Так соскучилась по другу. Кот, не теряя своего драконьего достоинства, дал ей возможность проявить свои бурные чувства. В ответ он облизал ей нос, показывая, что тоже рад ее возвращению.

Вечером они снова завели разговор о путешествии.

— Куда мы сегодня отправимся? – обратилась к Масе Кристина.

— На Солнышко. – Не долго раздумывая ответил он.

— Что-то страшно к Солнышку то лететь.

—  Почему боишься?

— А вдруг сгорим? Испаримся?

— Помни, как себе представляешь что-то – таким его и увидишь. Смотрим оком внутренним! Оно более видящее.

— Это каким таким «внутренним оком». Что это еще за «око»? Окошко что ли? – засыпала вопросами дракона девочка.

— О, мои Предки! Какое окошко?! — Хлопнул себя по лбу хвостом Масандер! – «Око» — так раньше глаз назывался. Да и сейчас ты можешь его услышать в словах «окулист» — врач, который глазки твои проверяет, или «окуляр» — это такая часть у бинокля или микроскопа, куда смотреть надо.

— Так вот, чтобы смотреть «внутренним оком», представь себе, что ты смотришь не изнутри наружу, а заглядываешь в себя. Поверни голову к солнышку и прикрой глаза.

Кристина послушно закрыла глаза. Тем более солнце и так проникала через закрытые веки.

— Что чувствуешь? Что видишь? – через некоторое время поинтересовался Масандер.

— Тепло и свет.  – ответила Кристи.

Свет и правда переливался где-то внутри под закрытыми веками, создавая радужные оттенки, искры, всполохи. Было невероятно хорошо вот так смотреть на вечернее солнце не открывая глаз. Свет согревая начал заполнять все внутреннее пространство тела. Кристина ощущала, что словно пьет этот свет прямо глазами! От этого ощущения ей было и спокойно, и радостно, и весело. При этом даже говорить не хотелось, никак. Не губами, не мысленно. Просто вот так стоять и быть светом…

— Ну вот ты уже и на солнце, — откуда-то раздался голос Масандера. — Видишь, даже засыпать не пришлось.

— А почему так? — Немного удивилась Кристи

— Ты же знаешь, Солнце не планета, Солнце – звезда. Это чтобы попасть на планету, нам надо немного как бы выйти из потока солнечного света, чтобы разглядеть ее. А это легче ночью сделать, когда солнышко спряталось за другой половинкой Земли, и там, где мы с тобой живем, ночь наступила.

— Научишься хорошо путешествовать, не надо будет обязательно спать ложиться. Достаточно просто настроиться на нужную точку пространства Вселенной. А потом, и во времени научишься перемещаться, кто знает, — промурлыкал тихонечко Масандер.

— А почему у жителей Солнца название какое-то не подходящее? Радомирцы?

— Все подходяще! Познакомишься с ними и поймешь, что и почему.

— А я тут вообще никого не вижу! Так светло, что ничего не видать! – озабоченно огляделась вокруг Кристи.

— Так надо очки темные одеть. Помнишь, как вы на затмение солнечное глядели?

Кристина вспомнила как в прошлом году они наблюдали солнечное затмение, через очень темное стекло.

— Где же я очки то возьму? – озабочено спросила она.

Масандер протянул ей очки, а другие надел себе на нос: — Вот, я захватил. Знал, что пригодятся.

— Теперь совсем другое дело! – Весело воскликнула Кристи.

Сквозь темное стекло свет стал не таким ослепительным, и девочка начала различать окружающее.

Недалеко от них был расположен сверкающий город. Впрочем, как вы, наверное, уже догадались, тут абсолютно все было сверкающим. Это же все-таки Солнце!

Войдя в город, Кристина вертела головой стараясь разглядеть строения и жителей. Отовсюду звучала музыка, смех, аплодисменты. Они приблизились к открытой сцене, на которой выступал радомирец. Его тоже можно было назвать сверкающим, ибо от него во все стороны исходили лучи света, усиленные освещение сцены. Он только что закончил свое выступление, и раскланивался публике немного, как показалось Кристине, преувеличенно напыщенно. Жаль она не видела выступления, чтобы тоже заслуженно похлопать актеру. Публика кричала: «Браво!» и кидала в него снопы искрящихся лучей.

Наконец, публика отпустила его, и на сцене появился следующий радомирец. Он вышел на середину, полностью закрывшись сверкающим плащом, и замер. Зрители стихли, ожидая начала. Зазвучала музыка в быстром ритме. Выступающий вдруг высоко подпрыгнул, сделав неимоверное сальто в воздухе и начал свой танец в таком темпе, что Кристина едва успевала следить за всеми пируэтами, который танцор совершал. Это было поистине великолепно! Кристина очень любила танцевать, но ничего подобного она еще не видела. И сомневалась, сможет ли это кто-то повторить на Земле. Казалось, что танцор не касается сцены, он парил над ней. Было ощущение, что на сцене скачет солнечный зайчик, и от него во все стороны разбегаются лучики. Они щекотали нос, если попадали на лицо девочке, от чего ей все время хотелось смеяться и улыбаться. У всех зрителей настроение было подобным. Все веселились, смеялись и хлопали танцору, не жалея ладошек.

Кристина аж подпрыгивала, так ей хотелось танцевать вместе с ним. Танец завершился, и снова публика долго не отпускала актера, и Кристина тоже кричала «Браво!», и так хлопала, что ладошки стали горячими.

Девочка подбежала к сцене, решив поговорить с танцором. Он сбежал со сцены, и увидев гостью, схватил ее за руку, и вытащил на сцену. Это было так неожиданно, что у Кристи прихватило дыхание. Сердце отчаянно колотилось. Она видела множество сияющих взглядов радомирцев, и страх вдруг сковал ее.

А в это время танцор, что-то говорил. Словно издалека до нее донеслись его слова: «Давайте поприветствуем нашу обворожительную гостью с Земли! Я уверен, что ее выступление надолго запомнится нам! Что бы ты хотела нам показать? – обратился он к ней.

— А? Что?! – пролепетала ошеломленная таким поворотом дела Кристи. – Э-э, я тоже станцую. Правда я не готовилась, и музыки у меня нет…- вдруг услышала она себя. «О! Что я такое говорю! Разве я так станцую?! Да они же меня засмеют! Надо бежать!»

Тут к ней на помощь пришел Масандер. – Успокойся. Танцуй как чувствуешь. Просто стань музыкой, а тело все сделает само, — услышала она в голове его голос.

Радомирец ушел со сцены. Зазвучала какая-то музыка, не такая быстрая, как была, что явно обрадовало девочку. Кристина закрыла глаза, сделала глубокий вдох, выдох. Прислушалась к мелодии. Потом она сделала первый шаг, затем второй, поворот, взмахнула руками… и почувствовала, что музыка вдруг подхватила ее, закружила. Она увидела музыку как множество струн, переплетающихся между собой. Она перескакивала изящно по этим струнам, как по ступенькам. Это была так легко и так необыкновенно хорошо! Она порхала, как бабочка с цветка на цветок. Кружилась, приседала. Ее душа трепетала в этом танце, она наслаждалась каждым движением, каждым своим жестом. Публика ликовала.

Ах, как же это было прекрасно получать аплодисменты! Кристина почувствовала, что была готова вечно стоять на этой сцене и принимать восхищенные возгласы зрителей. Но рано или поздно, все хорошее тоже заканчивается.

Они еще погуляли по чудесному городу и везде, везде радомирцы что-нибудь творили. Пели, рисовали, музицировали, танцевали. Везде слышался смех, не было ни одного хмурого лица. Это радостное состояние передалось и нашим путешественникам. Казалось безудержному веселью не будет конца! Кристине так хотелось остаться здесь как можно долго! Теперь то она поняла, почему у жителей Солнца такое имя – Радомирцы. Это потому что они всегда рады, рады всему в мире, и Миру!

— Пора нам возвращаться, милая. – Немного печально позвал Масандер девочку. Ему видно было, как ей здесь понравилось, как горят ее глаза.

— Давай еще чуток побудем! Мне никогда не было так весело! – закапризничала Кристи.

— Всего надо в меру. – Наставительно ответил дракокот. Хоть ты и дальняя родня радомирцам, но пока ты принадлежишь другой расе. Тебя ждут там, на Земле. Но ты можешь взять и принести радость и веселье туда, на Землю Там этого так не хватает!

— Как же мне его принести?

— Видишь, вон там, сундук стоит. Открой его.

Кристина подошла к роскошному сияющими всеми красками радуги сундучку. Открыла его крышку. Раздался мелодичный звон, а из сундучка брызнул сноп искр. Она даже зажмурилась.

— Возьми из сундучка мешочек. Он наполнен смехом и радостью помести его в свое сердце. Ты всегда сможешь поделиться этим сокровищем с любым, кому будет это необходимо. Этот мешочек всегда останется полным. И чем больше ты будешь отдавать, тем быстрее он будет наполняться.

Кристина послушала совет мудрого Масандера. Достала шелковый мешочек смеха и радости и прижала его к груди. Мешочек согрел ее тело и постепенно просочился внутрь. Кристи ощутила, что тепло попало в самое сердце. Оно даже чуть быстрее и веселее застучало. Как хорошо стало на сердце! Девочка счастливо улыбнулась, и тряхнула головой.

– Я готова лететь обратно. У меня теперь есть чем поделиться со всеми!

 

Глава 12. Театральная.

С утра в Кристине так и бурлила радость. Ей всех хотелось обнять, расцеловать, что-нибудь такое свершить, чтобы все тоже стали улыбаться. Но, как всегда, взрослые все испортили! «Пошли быстрее, опоздаем! Потом пообнимаемся!» — торопили ее родители. Пришлось оставить свои попытки осчастливить их, и пойти в детский сад. Уж там-то можно будет от души порадовать всех!

В садике намечался концерт для родителей. Всем стали выдавать бумажки со стихами. И всего то по четыре строчки! Кристина стала просить не одно, а сразу три! А то это так мало! Кто тогда заметит, как она блистательна и талантлива?! Она замучила воспитательницу Анну Петровну вопросом «А можно ли будет станцевать какой-нибудь свой танец?» Анна Петровна, думая о чем-то своем, рассеянно сказала: — Наверное. Это надо согласовать с Любовь Викторовной.

Любовь Викторовна была вторым воспитателем и по совместительству на всех выступлениях ребят аккомпанировала им на фортепиано. Ее сегодня не было и Кристине пришлось снова уменьшить свою жажду артистизма. Весь день она смеялась, шумела, бегала, пела что-то так, что под конец дня, Анна Петровна не выдержала и несколько сердито попросила ее вести себя тише.

Кристина было уже собралась обидеться, так как хотела всех повеселить, а никому это не надо… Но к счастью, за ней пришла бабушка Оля забрать домой. Вот уж кому можно будет тысячу вопросов задать!

Она радостно подбежала к бабушке и так сильно стиснула ее в объятьях, что у бабушки очки чуть на пол не упали. Она в последний момент подхватила их. Кое-как высвободившись из крепких объятий внучки, произнесла: — Погоди, погоди, задушишь! Что случилось?

— Бабулечка, ничего не случилось, я просто так всех люблю, так всех хочу радовать! Но вот почему-то никому от моего веселья не радостно, — немного грустно закончила объяснять Кристи. – Почему все такие злые?

— О! Тут ты не права. Не спеши всех винить. Скажи мне, пожалуйста, когда ты хотела с кем-то радостью поделиться, ты этого человека спросила, нужна ли ему сейчас твоя радость?

— Конечно надо! – Уверила Кристина. – Как же это кому-то может радость не нужна?! – Недоумевала девочка.

— У всех разные чувства бывают. И грусть, и печаль, и радость. Все чувства важны. Может кому-то хочется немного в тишине побыть, поразмышлять. Или даже всплакнуть. Да мало ли что бывает надо человеку. А тут ты приносишься как ураган! Так кто в этот момент «злой»?

— Я же как раз помочь хочу, чтобы не грустил никто! – начала оправдываться Кристи. – Поделиться радостью!

— Есть золотое правило в жизни: «Не просят – не лезь!» Соблюдай его, если хочешь, чтобы тебя всегда радостно встречали, а не бурчанием: «Ну вот, опять эта Кристина идет со своей радостью!»

Кристина задумалась. Она еще не решила, соглашаться ли с таким правилом. Но зная, что бабушка просто так ничего не говорила впустую, решила его проверить. Потом.

А сейчас у нее были еще важные не решенные вопросы.

Они вышли из садика, и неспешно пошли домой.

— Бабуля. А вот ты когда-нибудь хотела быть артисткой?

— А как же! И даже немного ею была, – улыбаясь ответила бабушка.

— Ой! Расскажи! Это где? Как? – затеребила ее за руку внучка.

— У нас в детстве мало было развлечений. Сказки по телевизору показывали, но так редко! И в театр не часто ходить приходилось. Но все хотели быть артистками, чтоб в кино показывали! Во дворе, где я жила, было всего десять семей. Из всех, кто был в этих семьях, моих ровесников — четверо. Я, соседка Катя, Мишка, который приезжал иногда к бабушке, жившей у нас в доме, и Толик. Но он немного помладше нас был. Остальные же ребята намного старше, и не хотели с нами играть, или наоборот, совсем были маленькие, с которыми мы не хотели возиться.

Как-то раз, мы решили поставить спектакль. Сделать самое настоящее представление. И чтобы сцена была, и зрительный зал, и билеты продавались, и даже буфет с пирожными. Мы подготовили спектакль про Красную Шапочку. Тогда на экранах как раз фильм вышел очень музыкальный. Вот мы и использовали музыку из него. А сюжет про Красную Шапочку всем известный, ничего особо придумывать не пришлось.

Собрали всех соседей и дали выступление. Я помню даже научилась пирожные печь из заварного теста, чтобы в буфете было что «продавать».

А еще мы делали кукольные представления. Кукол из пластилина лепили и на палочки насаживали. Но эти представления уже не во дворе показывали, а больше дома, в квартире. А чуть позже, в настоящем «Молодежном театре» играла. Не так долго, как бы хотелось, но это совсем другая и длинная история. А почему ты меня об этом спрашиваешь?

— Хочу выступать на сцене. И не могу решить, как лучше: толи танцевать, толи петь, толи в цирк пойти, толи просто какие смешные сценки играть. – озабоченно вздохнула Кристина.

— А кто тебе мешает все это сразу исполнять? – удивилась бабушка. – Талантливый актер все умеет. А для начала может организуем спектакль? Тогда у тебя хороший опыт появится, когда учиться на актрису пойдешь.

— Здорово! Я все роли могу сыграть! – загорелась девочка.

— Можешь. А может, интереснее будет еще кого-то пригласить?

— Так ни у кого таланта нет! – самоуверенно заявила Кристина.

— Как это ты проверила? — удивилась бабушка.

— Никак. Просто знаю! – насупилась Кристи. На самом деле, она очень сильно хотела играть на сцене, и хотела сразу все роли играть, не знала какая ей больше нравится. И втайне мечтала получать снова восторженные похвалы, и чтобы все ею восхищались. Но в этом она как-то постыдилась признаться бабушке. «А если кто-то вдруг лучше меня сыграет?! И ему все похвалы достанутся?!» — посетила ее завистливая мысль. Она даже лоб нахмурила.

Бабушка очень хорошо понимала свою внучку. Сама такой была в молодости. Она решила ее не переубеждать, а подождать немного. Сама разберется, если подумает.

— А какую сказку будешь играть? Ведь надо такую, где ты сама все роли сразу играть сможешь.

— Какую? – растерялась Кристи. Сразу на ум даже ничего не шло. Где же это найти такую сказку, где она только одна всех играет? Как ей разговаривать на сцене, самой с собой одновременно изображая двух, а то и нескольких героев?

Кристина постаралась представить: вот она Волк – и вот же она — Красная Шапочка! Но тогда костюмы придется не одевать. А что за сказка без костюмов?! Да-а, трудное это дело – театр одного актера! Вот если бы это фильм снимали! Там все конечно смонтировать можно. А на сцене как?! Видно придется других набирать на роли…

— Ладно, – согласилась она. – Пусть другие тоже играют.

Бабушка тихонько улыбнулась, радуясь, что девочка сама пришла к такому решению, без ее убеждений.

— Так какую сказку выбрала? И где будем показывать? Кого пригласишь в актеры?

— Бабуля, раз ты у нас такая опытная актриса, — схитрила Кристина, — можешь поможешь мне сказку выбрать и актеров найдешь?

— Предлагаешь мне режиссером выступить? – засмеялась бабушка. – А слушаться моя капризная актриса будет режиссера?

— Да! Буду, буду! – запрыгала девочка радостно, отбрасывая все хмурые мысли.

— Тогда, как режиссер, предлагаю сказку «Репка».

— Ой-й, она же совсем маленькая, и такая малышковая! – сразу насупилась Кристина.

— Правильно. Как раз для первого раза самая подходящая. С ребятами в группе в детском саду отрепетируем, а показывать ее младшим детям будете, и конечно, родителям. Так мы сразу решим проблему где актеров брать, зрителей, и помещение. А костюмы, я уверена, родители помогут сотворить. Да, и в детском саду найдутся какие-нибудь декорации, – аргументировала свой выбор бабушка-режиссер. – Кто-то обещал меня слушаться? – немного ехидно заметила она.

— Хорошо. Давай попробуем, – смирилась Кристи. Только давай пока папе с мамой ни о чем не говорить. Пусть это для них сюрприз будет. Поскорей бы уж начать! – весело подпрыгивала Кристина вокруг бабушки.

— Хорошо, хорошо, непоседа! Я сама с удовольствием займусь этим делом. Давно хотела себя в качестве режиссера попробовать.

Следующий месяц ушел на подготовку спектакля. Оказывается, сколько всего надо для того, чтобы такую маленькую сказку сыграть! Кристина даже и не подозревала!

В детском саду воспитатели обрадовались такой инициативе, особенно когда поняли, что подготовку на себя берет бабушка Кристины. У них и так забот хватало, и сил обычно хватало только на концерт. А тут целый спектакль! Да еще для всего детского сада! Прослышав о готовящемся спектакле, родители ребят тоже захотели помочь. Одна мама обещал помощь с рисованием декораций, чей-то папа взял на себя техническую часть музыкального сопровождения, другой — если надо что собрать, сколотить в декорациях, кто-то принес настоящий гримм!

А уж как трудно оказалось актеров подобрать. А их в сказке то всего ничего: дед, бабка, внучка, собачка, кошка, мышка. Ах, да! Еще и репка! Ролей то всего шесть! А ребят пятнадцать! А играть то все хотят! И как быть?!

Вот бабушка и решила, то есть, режиссер нашелся как не допустить обид и споров. Несколько человек изображали Большую Репку. Они встали кружком, лицом внутрь круга и тесно сцепились руками. Получилось так, будто репка «сидит» и сопротивляется, чтобы ее вытащили. А еще там были птицы, которые утром пели, Солнышко, которое в окошко заглядывало, деда будило, подсолнухи, которые Репку от жары спасали… всем нашлись роли.

Кристина конечно же играла Внучку. А Мышка досталась самой маленькой девчушке в их группе. Она всегда была такой тихоней. Но мышку изображала великолепно. Тут Кристине возразить было нечего, хотя сначала она очень сомневалась, станет ли Виолетта, так девчушку звали, играть в спектакле. Она очень стеснительная и робкая была.

Кристина, поразмыслив, решила ей «мешочек радости» подарить, для смелости. Она как-то на репетиции тихонечко подошла к Виолетте и спросила:

— Ты не против, если я тебе подарок сделаю?

— Не против, — не смело улыбнулась Виолетта. – А зачем?

— Это, чтобы ты не боялась на сцене выступать. Закрой глаза и протяни руки.

— А больно не будешь делать? – все еще сомневаясь посмотрела на нее Виолетта.

— Да что ты! Я же радостью хочу поделиться! – с жаром сказала Кристина.

Виолетта поверила, и закрыв глаза, притянула ей руки. Кристина прижала свои ладони к своей груди, немного мысленно «потянула» энергию радости из своего тайника в сердце. Энергия заструилась тончайшим розовым шлейфом, издавая аромат розы, в ее ладошки. Она бережно протянула ладони с энергией в ладони Виолетты. Осторожно перелила энергию в них.  Мягко направила руки подружки к ее груди и сказала: «Вдохни в себя!» Виолетта вдохнула, прижала крепче ладошки к груди и сказала: — Ах! Как тепло! И как вкусно пахнет розами! Что это? – она открыла сияющие глаза.

— Это наш с тобой маленький секрет. Если тебе вдруг станет страшно, вспомни этот аромат, или вдохни его прямо из своего сердца, и страх пройдет.

Кристина поделившись вот так, спокойно, без излишней навязчивости, поняла, что сделала правильно. У нее словно еще больше сил прибавилось. Она взяла за руку новую подругу, и они пошли репетировать дальше. Так что, отчасти она тоже помогла Виолетте успешно сыграть ее роль Мышки.

От папы с мамой в тайне ничего сохранить не удалось. Какая уж тут тайна, если весь детский сад жил ожиданием предстоящего спектакля и гудел как потревоженный рой в улье.

А сколько народу собралось на представление! Такого еще не было за последние годы, пока Кристина ходила в этот детский сад. И все с камерами! – Кристина подглядывала в щелочку двери, в зал, где сидели зрители. Она снова почувствовала, что сердце бешено стучит и ноги немного ватные. А думала, что не будет бояться. Ух! Как она волновалась!

Спектакль прошел успешно. Зрители громко хлопали. Даже в знак благодарности актерам, все стоя хлопали. Кристина поняла, что она нисколько не горюет, что не она одна все роли исполняла. Сейчас она за всех гордилась и радовалась вместе со всеми! И ничуточку не завидовала другим актерам. Все оказались такие талантища! Она твердо решила, что все же пойдет в актрисы.

За всеми этими приятными хлопотами, ей совсем некогда было совершать свои ночные путешествия. Ее внимание было целиком поглощено театром. Мася понимающе и одобрительно мурлыкал. Его все эти волнения не коснулись, и он мирно отсыпался на диване, ожидая, когда Кристина снова пожелает отправиться в дальние странствия. Он был очень доволен тем, что эти путешествия вдохновили девочку организовать что-то стоящее, радостное и полезное для всех. Мысленно он присутствовал на этом спектакле, и от всей своей дракокотовской души аплодировал лапами и хвостом, и мяукал «Браво!»

(продолжение следует…)

Продолжение сказки о Кристине и Масандере. Гл.8-10

Глава 8. Субботняя.

Следующий день был субботний. Никуда не надо было спешить. Кристина спала долго-долго, пока Мася не стал мять ее своими лапами, потихоньку выпуская коготки и громко мурча прямо над ухом. Ну разве тут поспишь?!

Кристина сонная выбралась из постели, и побрела в другую комнату. Родители еще нежились в кровати, и не торопились вставать. Кристина забралась под бочок к папе и уткнулась ему в плечо. Но голова у нее уже проснулась, и в ней стала появляться куча вопросов.

— Пап, а пап, — затормошила тихонечко дочь отца, — а почему мальчишки чаще дерутся, а все девочки любят в зеркало смотреть? А не наоборот?

— Ну, так скажем, не все одинаковы. Есть и такие кто наоборот. – Попытался отшутиться папа.

— Но чаще же не так? – не удовольствовалась ответом Кристина.

Папа обреченно вздохнул, и понял, что придется просыпаться и держать ответ перед любопытнейшим из живущих на земле существ.

— Хорошо, давай рассуждать логически, – по-мужски подошел к ответу папа. – Мальчики они кем будут, когда вырастут? Мужчинами. А какая главная роль в жизни у мужчин? Защищать свою семью, женщин и детей от злого умысла и опасностей жизни, заботиться, приносить пищу, дом построить, чтоб от непогоды защитить.  Вот в детстве мы, мальчики эту роль и тренируем. А теперь, как девочка, сама расскажи, кто такие женщины?

— М-м-м,- нахмурила носик Кристина, раздумывая. – Обычно, все девочки мечтают замуж выйти. Даже в сказках все о принцах, да о принцах! Я вот, совсем не такая! Зачем мне принц? Я и сама могу за себя сдачи дать, если кто обижать вздумает! Да и лучше тебя, нет мужчины на свете, — приластилась она к отцу.

— Это понятно и так, я же — твой папа, так же, как и мама, на всю жизнь — один единственный и неповторимый. Но рано или поздно ты повзрослеешь. Тебе тоже захочется детей иметь, таких же шустрых и любопытных, как и ты. А когда мама с малышом возится, то много сил надо и времени для этого, и без помощи сильного и заботливого папы никак не обойтись. Да и с папой же куда как веселее и лучше, а? – подтолкнул локтем дочку папа.

— Это правда, — удовлетворенно вздохнула Кристина. – А в зеркало то зачем глядеться?! – не успокаивалась она.

— Можно и не глядеться, все на ощупь, — засмеялся в ответ папа.

Тут в разговор вступила мама: — Интересно, а как ты глаза или губы накрасишь? Без зеркала. А смотримся в него, чтобы красиво нарядиться. А красиво, чтобы вот такого замечательного папу себе привлечь, как твой, — чмокнула в щечку мама своего мужа. – Видишь какой он у нас замечательный: и любит нас, и в дом все приносит, и дом построил! А кто его нашел? Я – твоя мама.

— А, поняла! Чтобы такого мужа себе найти мне почаще краситься и наряжаться надо. Всего-то и делов-то? – подвела итог дочка.

Родители засмеялись.

— Наверное, все же только этого недостаточно. Вон, кукла какая красивая, но разве с ней можно долго играть, не то что жить? Скучно. Голову надо иметь на плечах не пустую, да и сердце доброе, нрав приветливый. Вот и набирайся ума-разума, да премудростей житейских.

— Пап, а ты маму защищал когда-нибудь? – не унималась с вопросами Кристина. – Тоже дрался, да? – с некоторым сомнением взглянула она в глаза отцу.

— Не то чтобы морду кому бить, гм, то есть лицо, — скорректировал речь папа, — но защищал. В нашем мире не все решает грубая сила. Только совсем дураки кулаками машут, или оружием грозят, так я считаю. Чем разумнее человек, не только мужчина, тем меньше насилия. Всегда можно найти как договориться, как-то мирно разрешить конфликты. В этом и есть настоящая сила. Почему кто-то кричать начинает? Когда человек слаб что-то сделать, вот тогда и кричит, в драку лезет. Вот ты, например, когда капризничаешь, почему?

— Как же мне не капризничать? Как же вас заставить меня слышать и сделать как я хочу? — обиженно засопела девочка. – Вы же сразу «нет» говорите, если что не так.

— Давай договоримся, раз уж у нас такой интересный разговор пошел, прежде чем кричать и плакать, ты в следующий раз нам все свои доводы приведи, почему и зачем ты этого хочешь. Мы попробуем найти решение, которым все будут довольны. Согласна?

-Угу. Давайте. Вот сегодня у меня несколько убедительных доводов почему я хочу мороженное. – Подскочила радостно Кристина. – Первое, сегодня – суббота. Второе – я его не ела уже целую неделю! Третье, вы сами его есть любите. Четвертое, мороженное хорошо есть, когда кино смотрим, а ведь вы обещали сегодня пойти в кинотеатр новый мультфильм смотреть. Пятое, сегодня будет жара! Шестое, э-э-э-э…

— Ладно, ладно, — замахали родители руками, — убедила, будет тебе сегодня мороженное. Если только не будешь долго собираться и съешь что-нибудь полезное на завтрак. Научили на свою голову.

«Субботний день начался замечательно!» — подумала Кристина и побежала умываться.

 

Глава 9. Меркуриане.

Суббота и правда оказалась замечательной. Кристина даже не заметила, как прошел весь день.

А вечером, она, угнездившись наконец-то в постели, погладила Масю, и потянулась к нему с вопросом:

— А сегодня-то куда полетим? Я уже соскучилась по нашим приключениям!

— Мр-р-р, — немного задумался Мася. – У нас есть два варианта. Либо летим дальше от Венеры в сторону Солнца, а это у нас Меркурий. Либо летим, удаляясь от Солнышка, к Юпитеру и Сатурну. Я бы предпочел все же сначала на Меркурий, потом на Солнышко, а потом уже удаляться от него.

— Почему? – решила уточнить ход масиных рассуждений Кристи.

— Да чтоб побольше тепла-энергии от звезды вашей, Солнышка, набраться. Тогда не страшно будет отправляться в далекие странствия темного пространства. Да и поуверенней уже себя чувствовать начнешь. Почти опытным Странником будешь, – разъяснил дракокот.

— Хорошо, я согласна. Полетели уже скорее! – кивнула девочка.

Она укуталась в одеяло, закрыла глаза, и, услышав Масину мелодию-ключ, быстро стала погружаться в полет.

В этот раз они летели немного дольше. Кристина еще раз убедилась, насколько ее Масандер мудр и оберегает ее в этих первых далеких странствиях. Как здорово, что у нее есть такой верный большой друг! Ее чувство признательности, нежности и любви вдруг стало осязаемым и видимым – легкая розовая дымка появилась из области ее сердца, и мягким полупрозрачным облачком окутало ее и Масандера. Дракон ничего не ответил словами, но в ответ послал ей свое чувство признательности и любви голубого и слегка зеленого оттенка. Кристина ощутила исходящее от этого облачка тепло, и ей стало еще приятнее в этом далеком путешествии. Так они и летели, окутанные сиянием тепла и любви своих сердец к Меркурию.

Еще издали, Кристина заметила некое мельтешение в атмосфере планеты. Словно большая стая крошечных мотыльков сновала туда-сюда от планеты к беловато-серой туманности. Туманность то появлялась, то вдруг таяла, когда девочка старалась ее хорошенько разглядеть. От такого старания, у нее даже немного голова разболелась, как в то время, когда она пыталась решить какую-нибудь загадку и это не получалось.

Они подлетели совсем близко, определяя на ходу, куда бы им лучше опуститься. А это оказалось не так-то просто, как на других планетах. А все потому, что от поверхности Меркурия вверх поднималось огромное количество вихреобразных «столбов», заканчивающихся воронками вверху. Стенки «столбов» мерцали и похоже было, что они сотканы из быстро вращающихся вихрей, как у смерчей на Земле. Этих «столбов» было такое множество, что поверхность планеты разглядеть было невозможно. Больше всего они напомнили Кристине шланги от пылесоса. Она так их про себя и назвала «шланги».

Мимо них очень близко пролетал человечек с крылышками. И Кристина ахнула: — Да это же самый настоящий эльф!

— Ошибаешься, дорогуша, — немного ворчливо ответил человечек с крылышками. — Эльфы, это наши родственники по звездной родословной. Они давно покинули пределы близких к нам измерений, когда-то исчезнув с вашей планеты. Их исчезновению способствовали как раз вы, люди, — укоризненно высказал он. – А мы, к твоему сведению, меркурианцы!

— Простите меня, мне ничего об этом не известно. – Сконфужено произнесла Кристи, чувствуя, что краснеет за тех своих далеких человеческих предков, выживших эльфов из их мира.

Масандер вмешался в разговор, став на защиту девочки:

— Эти люди жили на Земле так давно, что нынешние их потомки, не могут отвечать за их поступки. Милейший, Вы могли бы нам подсказать, где можно присоединиться к вашей планете, чтобы не болтаться все время в пространстве рядом, а то крылья устали? – перевел он разговор в нужном для них направлении, и более безопасном. – Мы Странники, и желаем познакомиться с вами и вашим образом жизни. Это очень интересно для нас, — проявляя способности дипломатично вести разговоры, произнес дракон. Чем еще раз заслуженно получил розовое облачко от сердца девочки.

Меркурианец расплылся в широкой улыбке:

— Да, конечно, жизнь у нас интересная. А присоединиться можно там.

Он указал на «столб», который в отличие от других заканчивался маленькой площадкой недалеко от них и был неподвижен.

– Извините, я спешу. Не могу вас туда проводить и все показать. Спросите Главного Проводника. Он вам разъяснит и растолкует. Удачи! Новых вам идей!

И меркурианец, махая крыльями за спиной и на ножках, вихрем исчез.

Друзья отправились в указанном им направлении, и вскоре, смогли приземлиться на площадку.

Стоя на ней, Кристина, приоткрыв рот от удивления, разглядывала происходящее перед ней. А разглядывать было что! И самих меркуриан, и то, чем они занимались. Все было интересно, и совсем не понятно для девочки. Масандер же не спешил ничего объяснять, смакуя ощущение любопытства и жгучего интереса, исходящее от девочки волнами фиолетово-розовых всполохов.

Не будем торопиться и опишем все, что запомнила Кристина.

Далеко внизу на поверхности планеты, виднелись отблески и переливы, напоминая зеркало или металл. Не понятно было: поверхность планеты твердая или нет. От поверхности, как мы уже упоминали, поднимались вихреобразные «столбы». Они были разной ширины и высоты, а также цвета. Некоторые из них почти не двигались, а другие, не могли ни на минуту остаться в спокойном состоянии. Этим они еще больше напоминали Кристине шланг от пылесоса: когда она хотела помочь почистить ковер у бабушки дома, шланг все время ей мешал. Он то норовил направиться совсем в другую сторону, то, наоборот, никак не хотел двигаться. Она совсем с ним измучилась…

Над всем этим переплетением «шлангов» сновали меркуриане. Человечки были маленькие, юркие, с острыми носиками и немного большими ушами. Эти уши напомнили Кристине локаторы, какие она видела на старых фотографиях у дедушки, который в молодости работал радиоинженером на станциях с радарами.

У каждого человечка было по две пары крыльев!! На спине и на щиколотках. Крылья позволяли им двигаться с невероятной скоростью, что Кристине казалось, что они просто растворяются в пространстве.

Меркуриане то взмывали вверх, почти исчезая в околопланетном пространстве беловато-серой туманности, то вдруг так же внезапно материализовались, при этом держа в руках большие мерцающие шары. Шары были тоже разного размера и цвета. Некоторые из них были почти прозрачные, а другие, похоже такие плотные, что через них совсем не проходил свет. Меркуриане подталкивали шары к воронкам на «шлангах» и те исчезали в них. Словно их всасывало пылесосом, с разной скоростью. «Ну вот, ну чем не пылесосы?!» — снова подумала Кристи.

Ее взгляд задержался на одном «шланге». Он был как раз из тех, которые ни минуты не стояли на месте. Работавший с этим «шлангом» меркурианец, никак не мог совместить свой шар с воронкой. Он потешно фыркал, морщил маленький носик, но упорно продолжал выполнять свое нелегкое дело, трепеща крылышками за спиной и на сандалиях. Наконец, у него получилось подкараулить непоседу, и закинуть в него шар. Шар исчез в вихре «шланга». Уставший меркурианец, присел на край ровной площадки, соседнего неподвижного «шланга». Похоже он был намерен передохнуть. Кристина, решила воспользоваться моментом, и задать пару вопросов человечку. Но, пока она размышляла, будет ли это с ее стороны вежливо, тот уже упорхнул, взмыв неожиданно вверх и растворившись в дрожащем мареве над планетой.

Девочка расстроилась. Масандер, почувствовав это поспешил ей напомнить, что им следует искать Главного Проводника, и не отвлекать остальных от столь важных дел. Она доверилась мудрости своего большого друга и летела за ним, попутно разглядывая все вокруг, стараясь ничего не упустить.

Через несколько мгновений, они заметили наиболее большой, с виду почти неподвижный «столб». На нем было что-то вроде небольшого здания со стрельчатыми окнами. Друзья подлетели к нему, и мягко приземлившись вошли в дверь.

И снова Кристина не могла сдержать своих восхищенных возгласов!

— Это великолепно! Потрясающе! – Воскликнула она, очутившись в разноцветном калейдоскопе света. Свет проходил через стрельчатые окошки здания, преломлялся в витражах окон, и создавал завораживающую картину внутри. На это можно было смотреть бесконечно долго.

От созерцания этого великолепия ее отвлекло мягкое покашливание. Кристина повернула голову на звук и снова не могла не воскликнуть: — О! — Больше у нее нормальных слов не осталось!

Перед ней стоял сухощавый человечек. От остальных он отличался очень вытянутой формой головы, похожей на колпак, и очень большими ушами-локаторами. И кроме этого, у него было четыре глаза! Тонкие пальцы все время двигались по светящемуся табло, которое висело перед меркурианцем. Или вернее, перед Главным Проводником, как успела догадаться девочка. Пальцы его так быстро двигались, что она даже не смогла сосчитать сколько их у него. Смотритель одновременно смотрел на нее и на табло.

Но и это было не все. Со спины вместо крыльев от него отходили какие-то нити, очень похожие на земные провода для электричества, но только они все были мерцающие и полупрозрачны. От этого казалось, что меркурианец окружён светящимся облаком, как нимбом у святых на иконах. Только гораздо большим по размеру.

— Мы рады приветствовать вас в нашем Распределителе мыслительной энергии! – Услышала Кристина в голове торжественные слова.

— Какой- какой энергии? – преспросила она.

— Энергии мыслей, о, юная Странница! – так же торжественно ответствовал Главный Проводник.

— Какие мысли вы жаждете получить? – продолжил он в том же тоне.

— Э-э-э, м-м, — обескураженно замычала Кристина, врасплох застигнутая такой необычной речью. Наконец, она «собралась с мыслями» и произнесла, стараясь подражать речи Главного Проводника.

— Мы жаждем познать, какого рода деятельность присуща жителям вашей планеты. А таково же, что это за чудесные шары вы … — она чуть замялась, подбирая наиболее культурное слово, чем «суёте», — … опускаете в воронки таких необычных шлангов?

После такой речи она даже вздохнула. Оказывается, не так-то просто говорить на «торжественно высокопарном диалекте» и вести учтивые речи в «высоких сферах общества». Масандер послал волну поддержки и одобрения Кристине за пройденное испытание.

Главный Проводник удовлетворенно кивнул, показывая, что ее речь понравилась ему, и он готов продолжать беседу.

— Наша Великая Миссия в вашем мире – доносить мыслеформы до вашего мозга из Мира идей. Видите, вон ту мерцающую серо-белую туманность рядом с планетой? Это дверь в Мир Идей. Если точнее – отражение Мира Идей в вашем Земном Мире. В Мире идей содержится абсолютно ВСЕ идеи, ВСЕ мысли. ВСЕХ Разумных Существ Вселенной. Так как ваша раса людей еще находится в младенческом возрасте, вам трудно напрямую входить в Мир идей. Мы улавливаем Идеи и помогаем людям их получить. Это как у вас почта работает.

— Как же так, — не выдержала Кристина, — ведь мои мысли — это МОИ мысли. И я нигде их не беру, и ни от кого не получаю как посылку! – немного обиделась она за все человечество.

Ощутив ее обиду, Главный Проводник поспешил успокоить ее:

— В том нет ничего постыдного! Это Всеобщий Банк Идей Вселенной. А иначе как бы Разумные Существа смогли понимать друг друга и творить свои миры?! Каждая раса была в таком возрасте как ваша сейчас. И мы не исключение. И драконы, — слегка кивнул меркурианец на Масандера.

— А-а-а, — примирительно протянула Кристина. – Тогда ладно. Согласна. А что делают ваши проводники? Как они нам помогают идеи ловить? – затараторила она, и получила лёгкий мысленный шлепок от дракона за невежливое поведение.

— О, моя нетерпеливая Странница, — улыбнулся Главный Проводник, — смотри внимательно, возможно сама отыщешь идею «как все это работает».

Кристина снова стала наблюдать за тем, что делают меркурианцы. И вдруг, ее осенило! Эти шары и есть мысли! А по «шлангам» мысли направляются к их владельцам. Только было не понятно, почему они такие разные?

Главный Проводник, уловил происходящие процесс в голове у Кристины, и довольно расцвел улыбкой на тонких губах.

— Ты абсолютно права, о, несравненная юная Странница! Цвет, размер и плотность шаров зависит от того, в какой канал, или как ты их назвала «шланг», — здесь Главный Проводник позволил себе хихикнуть от такого сравнения, — они отправляются. А вот как выглядит сам «шланг», — он снова улыбнулся, видно решив, что иногда можно говорить и не так сложно, как он привык, — какие свойства имеет «шланг» — это зависит от человека. Насколько он умственно развит, на что настроен. Вот, например, если тебя интересуют внеземные полеты, то и «шланг» у тебя более быстрый, легкий, не такой уж «толстый», но зато очень крепкий в своих «стенках», и многоцветный. Можешь сама на него полюбоваться. — Подойди сюда, — он жестом руки пригласил Кристину взглянуть на табло, предварительно что-то там набрав быстро мелькающими пальцами.

Кристина заглянула в табло и увидела необычное изображение. Словно совместили множество картинок сразу: и ее, лежащую на кровати, и летящую в туннеле, и здесь стоящую. А все изображения соединял быстровращающийся шнур. Внутри он был полый. Именно по нему они и летели с Масандером, при взлете с Земли. По нему и возвращались. Оказывается, по нему же, по этому шнуру и мысли к ней приходили! Значит, она не только во время сна может по туннелю путешествовать?!

— Разумеется! – прочитал ее мысли Главный Проводник. – Ты можешь в любой момент подняться по своему каналу в Мир Идей. Тогда и нам легче будет свою миссию совершать. А то и вообще отпадет такая необходимость, когда все люди научатся самостоятельно по каналу связи выходить в Мир Идей без посредников. Без нас, то есть.

— А что нам мешает туда входить?

— Видишь ли, — удрученно вздохнул Главный Проводник, — у многих жителей вашей расы еще очень тяжелые на подъем каналы. И мысли у них такие тяжёлые, плотные, примитивные, что без нашей помощи они никак не могут дотянуться до Двери в Мир Идей. Иначе их мозг совсем зачахнет без мыслей. Останутся только мысли, которые нужны как инстинкты выживания, типа: «что поесть, где поспать». Вон там, видишь, совсем черные или мрачно-коричневые «шланги»? За ними даже сразу несколько служителей приглядывает.

Кристина посмотрела на группку из пяти человечков, всеми силами старающихся удержать огромный коричнево-грязно-красный шар около вялого широкого серого «шланга». Дотолкав шар до канала, они с трудом пропихнули его в него. Видно было как они измучились.

— У этого человека еще и жадность большая. Видишь, шар еле-еле в канал вошел. – укоризненно покачал головой Главный Проводник.

И только Кристина собралась задать очередной вопрос, она почувствовала, что все расплывается, мерцает исчезая. И вот она опять стремительно движется вниз к своему телу на Земле и слышит далекий голос мамы: — Кристина, солнышко, проснись! Нам пора!

Эх! На самом интересном месте прервали!

 

Глава 10. Размышлятельная.

Утром Кристина была совсем без мыслей в голове. Она даже не могла понять толком, что говорят окружающие. Все было как во сне. Вернее, здесь как во сне, а сама она все еще как будто была там, с Главным Проводником.

Кристина что-то машинально делала, но совершенно не чувствовала себя. Словно одна Кристина жила, а другая со стороны наблюдала. Она вдруг даже «мысль поймала»: «А не сошла ли я с ума?» Эта мысль пришла, а потом куда-то ушла. И Кристина подумала, что эта мысль даже и не ее вовсе. Мысль эта не оставила никаких ощущений, и никак ее не взволновала. Чужая мысль. «Хм, значит, если мысль «своя», то она след какой-то должна оставить?! Похоже на то» — рассудила Кристина.

Она продолжала наблюдать за всем снаружи и внутри молча и отстраненно. В садике девочка внимательно смотрела на своих друзей. Слушала что они говорят, даже немного пристально глядела им в рот. Все пыталась понять, куда мысль приходит. Откуда она выходит понятно – изо рта. На то он и создан. А вот куда приходит? В уши? Но ведь если уши заткнуть, то мысли то все равно появляются… «Мд-а-а, неразрешимая загадка. Надо с Масей посоветоваться, раз не успели у Главного Проводника узнать. А сама я пока эту мысль не отыскала…»

Глядя на необычное поведение дочери, родители встревожились даже.

— Кристиночка, у тебя все в порядке? – ласково тормошила дочь мама. – Ты не заболела? Обидел кто? Ну, не молчи же! Скажи хоть что-нибудь! Я с ума сойду!

«Хм, очень интересненько! А как это — «сойти с Ума»? Что, вот так взять, и выйти из ума, как из двери? А куда выйти? Или куда зайти? И где этот ум? В голове? А куда и кто уйдет, и кто останется?!» — зароились вдруг вихрем мысли в голове девочки. «Что это они вдруг прилетели?  Я что в Мир Идей выскочила?!» — продолжала Кристи вариться в этом мыслительном супе. «Тогда понятно, куда «из ума» выходят, и где остаются! Они вероятно там теряются, в Мире Идей! Как в чащобе леса. Зашли, влекомые какой-то красивой или страшной идей, и, заблудились! Забыли где выход. Вот и попробуй вернуться в таком случае?! И никто ведь даже и не поможет! «Шланг» то у каждого свой. Ой, как все сложно…»

— Все хорошо. – Наконец-то вняв мольбам матери ответила Кристи. – Я просто задумалась. Давай поедим, я проголодалась. – Переключила она маму на другую тему, чтобы та не мешала ей продолжать думать, и занялась чем-то привычным, перестав беспокоиться. «Скорее бы с Масей поговорить. Уж он то точно куда хочешь зайдет и вернется, не потеряется!»

Быстренько закончив с ужином. Кристина пошла в комнату, и занялась рисованием, чтобы ее не отвлекали родители. А сама мысленно позвала Масандера.

Мася лежал на кровати, подремывая после сытной котлеты. Даже глаза не открыл, а только ухом повел, давая понять, что он весь во внимании.

— Мася, я вот все думаю, а куда наши мысли входят, когда из «шланга»-канала приходят?

— Это у кого как. У кого-то через макушку головы втягиваются, у кого-то через центр лба, а у кого-то через затылок, у кого еще ниже. Смотря какие мысли и как человек думать привык. Вон, смотри, у дедушки где голова лысеть начала? Правильно, ближе ко лбу. Значит он больше думает, напрягая лоб. Туда к нему мысли и приходят. – Мася прервал речь, вылизывая лапку.

— Хорошо, но не у всех же лысина?! Тогда у других что, мыслей нет?!

— Это ж я так, как наглядный пример привел. Сама попробуй определить где у тебя место входа мыслей. Закрой глаза, подумай и наблюдай.

Кристина послушно присела на край кровати. Прикрыла глаза и стала наблюдать, что произойдет.

Сначала ничего особенного она не почувствовала. Просто темно. А чуть погодя вдруг ощутила, что где-то в центре головы крутится маленький смерчь. Это было такое тонкое едва различимое ощущение, что она даже дышать ненадолго перестала, чтобы не спугнуть его. Вихрь крутился по направлению к макушке, а оттуда выходил уже знакомым ей каналом вверх. Она увидела, как по нему словно бусинки в основание вихря в голове катятся шарики мыслеформ. «Как бусинки на мамином ожерелье», — пришла к ней мысль. «А уж не отсюда ли смешное выражение «у меня шарики за ролики зашли», когда кто-то думает долго и безрезультатно? Но шарики вижу, а где ролики? А-а, наверное, это так специально говорят, что дескать «шарики», то есть мысли, не туда пошли, не по каналу, «не по роликам», «не по тем рельсам» как бы! Теперь-то мне все ясно!» — удовлетворенно вздохнула Кристи и открыла глаза.

— Ну как? – поинтересовался Мася. – Нашла?

— Да. У меня через макушку. Слушай, а у тех, к кому мысли приходят через затылок, помогают подзатыльники? Да? А если я буду думать много, то обязательно облысею как дедушка?!

— Подожди, подожди! Не все сразу, а то я не знаю на какой из твоих вопросов первым делом отвечать.

— Хорошо. Давай сначала про лысину. Не очень-то мне хочется в старости в парике ходить. Может тогда лучше совсем не думать?

— Фр-р! Глупости говоришь! Надо просто вовремя свою голову от ненужных и тревожных мыслей чистить. Чтобы не скапливались. Вот когда у тебя там мысли накапливаются, как на старом чердаке, вот тогда точно, могут «волосы покинуть умную голову». А про подзатыльники: иногда мыслительному процессу, особенно у расшалившихся детей, помогают шлепки по-другому, более мягкому месту.  – Хихикнул он в усы.

— Уф, у меня от всех этих мыслей даже голова разболелась! Слушай, может ты знаешь и как избавляться от ненужных мыслей? А то лезут иногда, спать не дают!

— Тут много способов придумать можно. – сладко потянулся Мася. – Например, представь, что ты их метлой выметаешь. Или ветром сдуваешь. Или как Геракл Авгиевые конюшни чистил – вымываешь потоком воды. А еще, можно их поместить на бревно, и отправить вниз по реке, и смотреть, как они уплывая исчезают на горизонте… Да, много чего еще можно придумать. Образ не важен. Главное, чтобы в голове появилась пустота и чистота. Тогда смерчь там у тебя, немного поутихнет, и мысли притягиваться меньше будут.

— Это как будто я взяла, и дверь закрыла. Перерыв! Так?

— Можно так сказать. Словами все не объяснить. Тут опыт нужен. Эксперимент. На то нам голова и дана, чтобы экспериментировать! Тогда и жизнь интересная будет и мозг не состарится! Вот прямо сейчас, давай поэкспериментируем! Иди спать, и кто быстрее уснет! – лукаво промурлыкал Мася, устраиваясь поудобнее на одеяле.

— Ох, и хитрый же ты, Мася! Я же еще даже не легла?! — Всплеснула руками Кристина, и побежала умываться. Вернувшись, она нырнула под одеяло, закрыла глаза, и сладко погрузилась в сон, предварительно представив, как вымела весь мусор с чердака и закрыла туда дверь. И табличку на дверь повесила: «Перерыв!»

(продолжение следует…)

Продолжение сказки о Кристине и Масандере. Гл. 4-7.

Глава 4. Марсиарики.

Чем ближе они подлетали к Марсу, тем тревожнее становилось на душе у Кристины. А вдруг тут опасно?!

— Не переживай, пока ты в таком виде – «утонченном», — подмигнул Масандер, — ты в полной безопасности.

— А ты не шутишь? Ведь, лунарики говорили, что местные жители воинственны. А раз так, то вероятно ведут войны.

— Они же между собой их ведут. А у нас с ними сейчас настолько плотности тел разные, что они через тебя пролетят как ветер через облако, и даже следа не останется. Чувство может и будет, щекочущее. Главное помни, что чем больше ты всерьез думаешь, что они навредить могут, тем более неприятное чувство у тебя возникнет, если вдруг такое случится, и они сквозь тебя пронесутся. А носятся они с большой скоростью. Энергии у них много, а вот разумности маловато будет, к сожалению. Их главная особенность, что отличает от жителей остальных планет – бесконечная активность. Они даже домов не строят, так как все равно в них жить некому будет. Они все время чем-то заняты, куда-то бегут, часто спорят, доказывают что-то.

— А зачем? – удивилась девочка. – Что доказывают то?

— А вот у них и спроси. – Увернулся Масандер от ответа.

Так мысленно переговариваясь, они спустились на свободную от камней площадку, там не было пыли, которая окутывала большую часть поверхности.

— Почему здесь так пыльно и ничего не разглядеть?

— Смотри внимательно, это пыль, которую поднимают марсиаре. Они редко ходят, почти всегда бегают, вот пыль и поднимается. Давай выберем пыльное облако поменьше, чтобы не нарваться на слишком активные боевые действия. Может там удастся найти кого-нибудь, кто сможет пообщаться с нами и ответить на твои вопросы.

Они выбрали ближайшее пыльное облако поменьше, и подлетели к нему поближе. Внутри Кристина увидела небольших плотненьких, почти круглых человечков. У них были маленькие, чуть кривые ножки, но по виду очень крепкие.

«Наверное, от того что быстро и много бегают», — подумала она.

Они что-то кричали друг другу, и махали руками так энергично, что было не понятно: где, чьи руки.

Кристина и Масандер стояли чуть в сторонке и пытались, разобрать, о чем кричат человечки, но это было невозможно.

Наконец, человечки заметили посетителей и все разом смолкли, подозрительно смотря из-под кустистых бровей. Их взгляды не выглядели дружелюбно, но и вроде бы никто не кидался их прогонять. На человечках были надеты доспехи из какого-то плотного материала. Однако, видно было, что облачение позволяет двигаться им беспрепятственно. Оружия у них не было никакого, но кулаки и так выглядели достаточно внушительно. Марсиарики в полном молчании продолжали их изучать, не произнося ни звука.

Кристина, невольно, присела в знак приветствия, и тихонечко сказала: — Здр-р-расте!  Извините, если мы вас отвлекаем от важных дел. Мы путешественники с Земли, и хотели немного пообщаться с вами. Задать кое-какие вопросы о вашей здешней жизни. – Она немного помолчала и добавила, — Если вы не против.

Они немного пошептались, опять о чем-то заспорили, тыча каждый себе в грудь. Наконец, один из них вышел горделиво вперед, выставил одну ногу перед собой, уперев руки в бока и произнес:

— Мы рады приветствовать вас, о, пришельцы! Меня зовут Мариус. Сегодня я самый быстрый и храбрый. Поэтому я буду отвечать на ваши вопросы. Но предупреждаю, если вы пришли, чтобы завоевать нас, то получите достойный отпор! Мы никогда не сдаемся! – и он еще выше задрал нос и притопнул ногой.

— Нет, что вы, что вы! — Торопливо заверила Кристина. — У нас нет таких намерений, да и войско из нас не получится – нас же всего двое! — Успокоила вояк девочка.

— Хорошо. — Уже более миролюбиво сказал Мариус. – Задавайте вопросы, да поскорее, а то мне еще сегодня пару побед свершить надо.

— А можно спросить: с кем вы воюете?

— Со всеми, кто не разделяет мою точку зрения.

— А в чем она состоит?

— Ээ-э-э, — вдруг задумался Мариус, — это та точка, которую я завоевал. – Наконец, нашелся он.

— Как это? – не поняла Кристина. – Что это за точка такая?

— Вот видишь, ту точку? – показал он пальцем куда-то перед собой.

— Да, вижу, – кивнула Кристи, увидев впереди небольшой камень, на который указывал Мариус.

— Раз я ее вижу, значит, она моя! А кто с этим не согласен, то с тем я и воюю! – Ликующе заявил Мариус.

— А кто-то не согласен? – удивилась девочка.

— Да все! Ведь они-то на нее тоже глядят, но по-другому! – взволновано ответил человечек, и видно было, что он уже теряет терпение от вопросов и непонятливости гостьи.

Кристина растерянно моргала глазами, пытаясь уловить в его рассуждениях смысл. Поняв, что пока не может смысл найти, она решила сменить тему разговора, чтобы не вызвать гнев марсиариков.

— А скажите, чем вы питаетесь?

— Как чем? Огнем конечно! Чем еще питаться можно?!

— Извините, за мое невежество, откуда здесь огонь? Я никакого огня не вижу.

— У нас есть место, где огонь из недр выходит на поверхность. Это наше Священное место Силы.  Место наших Предков.

— А ваши Предки, какие были? Они были такие же, как вы?

— Ходят легенды, что наши Предки были Великими Воинами – Путешественниками во Вселенной. Они путешествовали по Галактикам, искали пригодные для обитания планеты, осваивали их, основывали поселения. Часть из них оставались на освоенных планетах, другие продолжали путь. Постепенно все рассеялись по Вселенной.  Никто точно не знает, где настоящая родина Воителей. Но когда-нибудь мы возродимся, станем такими же сильными как наши предки, и отправимся на завоевания просторов Галактик! — у Мариуса снова вспыхнул огонь в глазах, и он начал от нетерпения притоптывать ногами.

— А когда это время наступит? – снова спросила девочка.

— Когда мы решим, кто будет возглавлять нашу экспедицию! И я знаю, что это буду я! – он стукнул кулаком себя в грудь. – Я, Мариус Непобедимый!

Остальные марсиарики зашумели, не соглашаясь с этим заявлением. Они окружили Мариуса, и снова заспорили. Поднялся гвалт, немного погодя начались поединки, поднялась пыль.

Кристина поняла, что больше с ней говорить не станут. Она вздохнула, и посмотрела на Масандера.

— Как ты думаешь, стоит мне еще что-то спрашивать, или пойдем еще кого-нибудь поищем?

— А давай полетим к их Священному Огню, там и поищем ответы, — предложил Масандер.

— Это ты хорошо придумал, — обрадовалась Кристина. – А как найти его?

— Это мне предоставь, — улыбнулся дракокот. – Мы с Огнем давние соратники. Огонь – это наша кровь, что течет в нас. Полетели, пока еще ночь не кончилась.

Он взмыл вверх, и Кристина поспешила за ним. Их путь вел к виднеющимся вдалеке холмам. И чем ближе они подлетали, тем жарче становилось. Они влетели в зияющее отверстие в самом высоком из холмов, и продвигались по туннелю, который вел вниз. Жар все нарастал.

— Как хорошо, что я в тонком теле, — подумала девочка. — А то точно была бы как картошка печеная.

Наконец, они вылетели из туннеля в огромную пещеру. Вместо дна у пещеры была клокочущая лава из недр планеты.

Огонь освещал стены пещеры, на которых были изображены рисунки и надписи. Присмотревшись, они поняли, что там отображена история Великих Винов Путешественников. С удивлением, Кристина увидела изображение больших городов. Ведь на Марсе она что-то никаких строений не заметила. Ей стало очень интересно, куда же они подевались. Повертев головой, она нашла, у кого спросить.

Недалеко, у стены, прислонившись к ней, сидел марсиарик. Его лицо было покрыто шрамами, его глаза были слепы, похоже, он был самым старым из всех, которых они встретили сегодня.

Кристина приблизилась к человечку, и почтительно поздоровалась. А потом спросила:

— Простите, а вы могли бы мне объяснить, куда делись города на Марсе? На рисунках их столько много…

Марсиарик глубоко вздохнул, возвел незрячие очи вверх и произнес: — Дааа, когда-то их было очень-очень много. Я тогда еще был совсем маленьким. Помню, как дедушка водил меня в самую высокую башню на Марсе, показывал самые большие каналы, по которым текли огненные реки. Марсиаре всегда стремились построить самые лучшие, самые высокие и большие башни, самые длинные огнеёмы. Мы всегда стремились быть на высоте! – он горделиво приосанился, но потом вдруг сник. – Похоже это нас и погубило. – Он опустил взор, направив его на жар огня, и замолчал, беззвучно шевеля губами, погрузившись в воспоминания.

Кристи подождала немного, но видя, что старик про нее похоже забыл, легонько кашлянула: — Кхм, кхм, а что случилось?

Марсиар очнулся от задумчивости и продолжил.

— Мы стремились обогнать друг друга в том, чтобы быть первыми и лучшими. Постепенно вся поверхность была так густо застроена, что строить было больше негде. И чтобы построить что-то новое, нам пришлось воевать друг с другом, отвоевывать место, разрушать то, что было построено прежде. Но так как, вновь построенное тут же приходилось защищать, то и строить стало некогда. В войнах и спорах, все стало разрушаться само собой. Ресурсы исчерпались, а мы все продолжаем бороться друг с другом, споря, кто из нас лучший.

— А зачем? – спросила Кристи, — зачем быть лучшим?

Старик удивленно приподнял брови. – Как это зачем?! – Лучший, становится лидером!

— А зачем быть лидером? – вновь спросила девочка.

— Чтобы быть первым! — ответил марсиар гордо.

— А зачем быть…, — Кристина остановилась, понимая уже, какой ответ она опять получит, и решила не входить в бег по замкнутому кругу. Она решила завершить беседу. Время ночи подходило к концу, и Масандер уже подавал мысленные сигналы к отправлению обратно.

Кристина поблагодарила марсиара за беседу, и они отправились в обратный путь.

 

 

Глава 5. Соревновательная.

Кристина проснулась от того, что мама трясла ее за плечо. – Кристина, милая, пора вставать, мы в детский сад опоздаем. Тебя сегодня не добудишься. Ты где там летаешь? – смеялась мама.

— На Марсе я, — пробурчала девочка, еще не вполне проснувшись, — на Марсе, — и снова уткнулась в подушку. Это путешествие ее утомило, не то, что на Луну. Мама снова затормошила ее, стараясь поднять с постели.

Бредя в ванную умываться, Кристи размышляла о ночной прогулке на Марс, и почему она так устала от нее. «Странно, вроде не так уж и далеко. Видимо, быть все время активным и агрессивным, постоянно воюя с другими, и соревнуясь, не так уж и легко. Сколько сил надо! А смысл?! Зачем все время надо быть первым или вообще кем-то быть?» Тут мама опять ее заторопила, и Кристина решила додумать попозже.

В этот день в детском саду, как раз назначили спортивные эстафеты. Их поделили на команды, и ребята бегали, прыгали, носились с мячами, прыгали через обруч и выполняли различные задания. Кристина поддалась всеобщему азарту соревновательного духа. Она так же как все кричала, подбадривая участников своей команды, и сама старалась изо всех сил выиграть, ведь ее неожиданно выбрали капитаном команды. Она огорчалась от неудач, и порой сердилась на тех, кто, по ее мнению, не хотел постараться быть первым.  К ее разочарованию, их команда проиграла. Это на весь остаток дня испортило ей настроение. Она ходила, сердито поджав губки, и злилась на тех, кто веселился. Особенно на другую команду.

Придя домой, она все еще сердилась. Начала играть в куклы и ворчала на них, расчесывая им волосы, сердито раздирала спутавшиеся пряди. Почувствовав, что хозяйка в плохом настроении, Мася подошел, и стал ластиться, подныривая под руку Кристи. Видя, что она не обращает на него внимания, он чуток кусанул ее за ногу.

-Ты чего кусаешься?! – взвилась Кристина, — совсем с ума сошел?! – Больно же!

— А ты чего такая хмурая сегодня? – промурлыкал Мася примирительно.

— Да понимаешь, все в команде такие неуклюжие сегодня попались! Просто жуть! Вот мы и проиграли! Больше не буду с такими играть вместе, с ними никогда не победить! – заявила обиженно Кристи.

— А тебе, зачем это? – спросил Мася.

—  Как зачем?! Чтобы быть лучшей! – убедительно заявила девочка.

— Мда? – сомнительно хмыкнул кот. – Послушай себя, тебе никого это не напоминает?

Тут-то Кристина спохватилась. О, Боже! Ну конечно же! Ведет себя как марсиарин! Неужели и она такая как они?! Наверное, это заразно. Может, надышалась тамошнего огня, вот и заразилась?

— Да не заразно это, — засмеялся Мася, — это в каждом живет – желание посоревноваться. Это хорошо. Это стремление не дает лениться, дает возможность расти, развиваться, творить. Только надо помнить, что любое соревнование – это игра, и не стоит из-за игры воевать или сердиться. Иначе результат будет как у марсиар: вместо красивой планеты – пустыня и пыль столбом.

Кристине стало стыдно за свое поведение в детском саду. Она решила извиниться перед ребятами, когда их снова встретит. Надо понаблюдать за собой, и не принимать все так серьезно, когда включаешься в соревнования, решила девочка.

— Спасибо, Мася, — обняла она кота. – Мне теперь гораздо лучше. Мася понимающе мурлыкнул, и пошел допивать свое молоко на кухню. А Кристина рассадила кукол за столик, и стала потчевать их чаем из кукольных чашечек.

 

Глава 6. Венериане.

— Куда мы сегодня отправимся? – поинтересовалась Кристина перед сном вечером.

— Для поднятия твоего настроения и отдыха, давай посетим сегодня Венеру. Тамошние жители не похожи на марсиар. Там очень красиво. Тебе понравится. – убедительно сказал Мася. – Только нарядись получше и расчешись, а то с тобой никто общаться не будет. Венериане щепетильны в вопросах красоты. Сама увидишь. Кстати, тебе не помешает поближе познакомиться с их привычками, — многозначительно хихикнул он, критично оглядывая Кристину.

— А что такого у меня не хватает? – вскинулась было обиженно отстаивать свою правоту Кристи, но вовремя вспомнила, что обижаться – значит лунаириков подвергать опасности, а воевать и спорить – стать марсиариком, чего ей очень не хотелось после сегодняшних событий. И на уже более дружелюбно, и с любопытством посмотрела на кота, ожидая пояснений. Но Мася не спешил их давать. Он деловито пристраивался на одеяле. Внимательно обнюхал свою шкурку и тщательно вылизался, умыл мордашку и блаженно зевнул. Кристина поняла, что спорить с ним бесполезно, да и не достойно землянина. Она забралась под одеяло, улеглась поудобнее, закрыла глаза и приготовилась к очередному путешествию.

Венера поразительно отличалась от Марса. Уже приближаясь к ней, Кристина восхищенно не могла оторвать глаз от меняющихся фантастически необыкновенных видов поверхности планеты. Всю поверхность Венеры покрывал густой слой толстых розовых облаков. Облака причудливо закручивались, образуя многомерные замки и дворцы. Их очертания постоянно менялись, создавая еще более изящные формы строений. Кристина ожидала, что они приземлятся, вернее, привенерятся, то есть опустятся на поверхность планеты. Но оказалось, что венериане обитают в этих облачных розовых городах!

Ах, какие они были красивые – венериане! Их лица и фигуры были безупречны! Легкие, изящные, казалось они словно сотканы из таких же облачных материалов, что и их фантастические замки. А какие у них были наряды! Кристина почувствовала, что смотрит на все это, не отрываясь, и почти затаив дыхание.

«Так вот о чем намекал Мася!» Она оглядела теперь себя очень критично. Постаралась, как могла, привести свою пижаму и волосы хоть в мало-мальски красивый вид. Ей тоже захотелось стать такой же изящной, изысканной, как дамы с Венеры. Она вспомнила про правила поведения, о которых так часто и безуспешно говорили родители. Теперь то она поняла, зачем себя прилично вести. Разве можно в таких нарядах и с такими прическами вести себя не безупречно! Ведь такая красота просто разрушится!

Она, наслаждалась каждым своим движением, и почувствовала, что даже что-то внутри нее изменилось, когда она приняла прямую осанку и старалась двигаться грациозно, словно танцуя. Это и был танец. А какие у венериан были голоса! И они не просто говорили, они пели стихами!

Их наряды постоянно менялись. Сначала Кристина старалась запомнить наиболее ей приглянувшиеся, но потом безнадежно манула рукой. Таких нарядов на Земле пока все равно не сошьют! Разве только кто-то придумает как раскроить и сшить облако!

Вдоволь налюбовавшись, она наконец-то решила найти с кем можно пообщаться. На нее вдруг стеснение напало.

— Вон, они какие красивые и расфуфыренные, а я что?! – с горечью подумала Кристи. И чуть было не заплакала. Да вовремя спохватилась, что слезы то все равно не пойдут, в таком почти прозрачном теле. А если не пойдут, то зачем на это время тратить?!

Тут ей Масандер на выручку пришел:

— Главное, не во что ты одета, а как ты при этом себя ощущаешь. Вот представь, попала ты под сильный дождь без зонтика. Как ты себя чувствуешь и что делаешь при этом?

— Как? как! — мокро я себя чувствую! Ищу где бы укрыться поскорее.

— Угу, помнится на даче у бабушки Веры еще и визжала громко-громко, так, что соседи выскочили поглядеть что, стряслось. – Хихикнул Масандер. – А теперь представь себя настоящей принцессой. Как бы ты тогда поступила? Неужели бы также себя вела?

— Ох, ты и придумал! – прихлопнула руками девочка. – То ж принцесса, почти королева. Конечно, уж визжать точно не стала бы. Да и бежать тоже. Наверное, шла бы быстрым шагом.

— А почему? – не успокаивался задавать вопросы дракокот.

— Потому что – я бы была как королева. А на королеву все равняются, все на них смотрят и пример берут. Вот почему! – парировала девочка.

— А смущалась бы? Стеснялась бы? Ведь на тебе же все мокрое, обвисло, выглядишь не как королева, а как чучело! – подначил опять Масандер, весело поблескивая глазами.

— Да что ты! Что же это за королева такая, если смущается от таких мелочей! Королева – она и в лохмотьях по-королевски выглядит! – убедительно воскликнула Кристина.

— Вот то-то и оно, — обрадовался Масандер. – Что бы на тебе не было одето, внутри – храни сове королевское, ну, или пока принцесское, достоинство. Хотя красивое и приличное платье никогда не помешают. Но раз сложились такие обстоятельства, что на тебя просто пижама, то и ее можно носить элегантно.

Кристина на эти слова хихикнула в кулак. Так как представила всех королев, которых она только знала, на балу в пижамах. Дамы кружились в элегантных пижамах с элегантным королевским достоинством… Картина получалась уморительная.

— Надо как-нибудь пижамную вечеринку устроить, перед дневным сном в садике, или после. – Мелькнула у нее идея в голове.

— Устроишь, устроишь, — поторопил ее Масандер. – полетели уже, а то ночь кончается, в садик опоздаешь.

Кристина собралась со всем своим «пижамным достоинством,» и двинулась навстречу новым приключениям.

Недалеко они приметили небольшую стайку венерианок. Они были одеты очень пестро, поэтому Кристине на ум пришло сравнение их компании со стайкой разноцветных птичек. Это сравнение усиливалось их голосами. Разговаривали венерианки так, словно трели и щебетанье по утру птиц в лесу. Кристина с восхищением глядя и слушая приблизилась к ним. Подойдя, она сделала реверанс, как видела где-то в фильмах про принцесс.

— Добрый день, ой, ночи, ой… – она вдруг запуталась, какое приветствие больше всего подходит, — Здравствуйте, — нашлась наконец-то она. – Можно с вами познакомиться? Меня зовут Кристина, я к вам с Земли прилетела. Уделите мне свое внимание, пожалуйста. Очень мне интересно как вы тут живете. Здесь все так красиво! А вы – просто обворожительны все! – чуть поспешно протараторила она, чувствуя, что все же смущается под многочисленными любопытными взорами венерианок. Те ласково, но чуть снисходительны оглядывали ее с головы до ног.

— Добро пожаловать к нам на Венеру. – Певуче ответила одна из дам. – Меня зовут Улия. Мы, по возможности, ответим на твои вопросы. Но сейчас мы спешим на концерт. Сегодня поет божественная Аззила! Вы пойдете с нами?

— Да, да, конечно! С большим удовольствием! Я никогда не слышала Аззилу! – обрадовалась такому неожиданному предложению Кристина. Она сама очень любила слушать музыку, разных исполнителей, но сама еще не научилась петь хорошо. И в тайне мечтала когда-нибудь петь на большой сцене и при этом танцевать. Танцевать она еще больше любила. И всегда начинала приплясывать, не замечая того, когда слышала понравившуюся ей мелодию.

Вся компания направилась к ослепительно яркому и очень изящному строению. Там уже собралось множество венериан. Зрители располагались по кругу радужного строения, вокруг центра. Это напомнило Кристине древние амфитеатры на земле. Вот только у венерианского «колизея» был купол над всеми.

Уже через несколько минут после их прибытия, освещение стен стало менее ярким, почти темным. Все притихли. Зазвучала мелодия. В такт с ней, по стенам и куполу начали разбегаться всполохи, образуя завораживающую панораму. Заглядевшись на нее, Кристина не сразу увидела, как появилась исполнительница — Аззила. Она услышала восхищенный вздох слушателей и обратила свой взор в центр. И невольно раскрыла рот от удивления.

Аззила словно была соткана из тончайших туманных кружев нежнейших тонов. Невозможно было разглядеть ее лица. Оно постоянно менялось. И каждый новый лик был еще прекраснее прежнего! На мгновение наступила пауза в мелодии, все замерли. Мгновение спустя, Аззила укрыла всех божественным звучанием своего голоса. Ничего подобного Кристина никогда не слышала! Это было НЕземное пение!

Звук голоса проникал в девочку, смешивался с тончайшими струнами ее Души. Она перестала понимать: где она, а где окружающий ее мир. Она и была этим наипрекраснейшим миром! Это она пела, это пели все, кто присутствовал здесь. Пели через и вместе с Аззилой. Звуки смешивались со светом, исходящим от стен зала. Все вместе — это была фантастическая феерия, симфония, гимн красоты и гармонии Вселенной! Потрясающее и незабываемое переживание!

Когда смокли все звуки и зал стал светиться ровным светом. Все зрители в полном молчании разошлись. Говорить не хотелось. Не было нужды разрушать полученные только что переживания обыденными разговорами. Казалось, что любой, произнесенный сейчас звук будет кощунственным. Он просто разрушит то, что было соткано голосом Аззилы.

Кристина и Масандер также в молчаливом восхищении отправились в обратный путь на Землю.

 

Глава 7. Творческая.

Проснулась Кристина в прекрасном настроении. И весь день напевала что-то себе под нос, пытаясь воспроизвести услышанную на Венере мелодию. Но толи слух надо было еще тренировать, толи у венериан органы пения были по-другому устроены. Воспроизвести так звуки у девочки не получалось. Она решила потом у Маси спросить, в чем тут секрет. Как петь так, чтобы дух захватывало?!

И вообще, весь день получился у Кристины наполненный красотой и искусством. В садике у них занятие по лепке было. Она вдохновенно творила что-то отдаленно похожее на венерианские замки. В чем и вправду преуспела. Замок получился ярким, красочным и ни на что не похожим на Земле! Она для правдоподобия еще и кусочки ваты вокруг замка разложила, словно он в облаках парит. И осталась своим творением очень довольна.

Потом, у них танцы были. Кристина вдоволь накружилась так, что голова закружилась и звездочки перед глазами замельтешили, как от музыки в концертном зале венериан. Она крепко зажмурилась, чтобы остановить вращение и подумала: «Наверное, вот так у них и сотворяются огоньки на стенах – просто весь дом вращается. А так как мы то в доме находились, поэтому и не замечали этого. Эх, жаль не успела поспрашивать ни о чем. Может опять полетим туда, поподробнее все узнать?»

А вечером им предстояло пойти в гости к маминому брату, дяде Вове. У его дочери Ани было день рождения. Аня была намного старше Кристины. Поэтому Кристине еще сильнее хотелось выглядеть как можно красивее, чтобы Анины подруги не оглядывали ее столь же снисходительно, как венерианки.

Возвратившись из детского сада, Кристина вытащила из гардероба все свои наряды, и принялась тщательно их изучать. Вернее, изучать себя в них. Она по очереди их надевала и долго крутилась перед зеркалом, то так, то этак, повторяя движения венерианских дам, проверяя насколько она выглядит в них красиво и элегантно. Все платья были хороши. Конечно, не сравнить с венерианскими, но для земного стиля — подойдут. Соответственно, сама себе Кристина тоже нравилась. У мамы и папы был прекрасный вкус, и они покупали ей замечательные платья. Ой, как же выбрать то лучшее?!

Мама тоже прихорашивалась у зеркала, поглядывая на дочь сначала с удивлением, так как никогда прежде не замечала за ней способности так долго наряжаться. Потом, немного с нетерпением, так как уже следовало выходить из дома, чтобы успеть вовремя к ужину.

— Кристина, — не вытерпела мама, — ты сегодня что, на бал собираешься? Или на свидание? Смотри не засмотрись окончательно. А то станешь нарциссом! – полушутя добавила она.

— А почему нарциссом? – рассеянно спросила Кристина, все ещё полностью поглощенная выбором платья. – Почему не розой или лилией?

— Пошли скорее, я по дороге расскажу почему.

Пока они ехали на вечеринку, мама рассказала Кристине легенду о Нарциссе. Оказывается, жил когда-то юноша. Он был прекрасен лицом, и все восхищались его красотой. Однажды он увидел себя в отражении водной глади озера, и так засмотрелся, что не мог оторвать от себя взор. С тех пор его больше ничего не волновало в мире. Только его красота. Он восхищался только самим собой, часами вглядываясь в свое отражение. Боги превратили его в цветок, растущий у воды – в нарцисс. Чтобы он мог всегда смотреться на себя в зеркальную гладь воды. А такое поведение у людей, которые слишком много внимания уделяют своему внешнему виду во вред остальному в жизни, называют нарциссизмом.

— А что такого плохого любить на себя смотреть долго в зеркало? – надула губки Кристина. – Ведь все смотрятся. И ты, и папа, и бабушки.

— Плохого ничего нет. – Вступил в разговор папа. — Но меру надо знать. Понимаешь? Если только все время в зеркало на себя смотреть, то ни на что другое времени не останется. Зеркало нам нужно взглянуть на себя со стороны, посмотреть все ли в порядке в одежде, но вот погружаться в него уж точно не надо. Вдруг уйдешь в зазеркалье и не сможешь вернуться – подмигнул папа, намекая на сказку об Алисе в зазеркалье. Они недавно ее как раз читали.

День рождения оказался удачным. Старшие подруги Ани устроили для младших детей разные конкурсы и игры. Вначале вечеринки Кристина немного чопорно сидела в уголочке, не играла, чтобы не испортить свой наряд и прическу. Старалась подражать спокойной венерианской даме. Но потом не выдержала. Уж очень хотелось ей вместе со всеми поиграть. Она махнула рукой на все условности светской жизни, и пустилась прыгать и веселиться. «Еще успею побыть элегантной», —  подумала она, в очередной раз пролезая под стулом в каком-то веселом конкурсе.

Когда они вернулись домой, было очень поздно. Кристина за весь день столько всего пережила, что уснула прямо в машине. Папа осторожно принес ее домой и уложил в кровать. Девочка ненадолго приоткрыла веки, что-то пробормотала, и уснула так крепко, что совсем не запомнила, куда она летала…

А Мася, как и полагается, свернувшись калачиком у нее в ногах, сторожил ее сон, негромко мурлыкая свою песенку.

(продолжение следует…)

Тебя слишком много!

Сегодня опять услышала в свой адрес эту фразу: «Тебя слишком много!»

Что ж, да, возможно. В противовес могу лишь спросить: «А почему вас мало?» Но это даже не важно. Не важно даже, что услышала эту фразу опять от самых дорогих, на данный момент, для меня людей. Я уже привыкла, что долго со мной никто не выдерживает. Я не замечаю скорости того «потока», который проходит через меня, когда я начинаю «фонтанировать мыслями». Не всегда могу остановить его, и тем самым «перегружаю» собеседника, напрягаю его мощности его мозговой системы.

И за это искренне прошу прощения у тех, кто когда-либо пострадал от моих «фонтанов» или почувствовал себя в чем-то менее ценным.

Я делаю это без злого умысла или чувства придать себе значимость. Просто так устроен мой мозг. От природы. Да плюс к тому же, когда-то я его тренировала разными методами, так как было всегда интересно на что еще способна. Более того, я ощущаю, что не выдаю даже 30% от возможной «мощности потока», возможной мощности своего мозга. (Там, наверное, еще меньше. Бай Бог, если 4%)) Ах! Вы бы знали, какой же это кайф, когда мозг начинает работать в своем режиме, а еще лучше в повышенном!  И я не могу не делиться тем, что внутри меня содержится.

Возможно, моя ошибка в том, что я в свое время сошла с пути научной деятельности, не стала развивать карьеру ученого, а подалась по пути «женского счастья». Вот там то бы и пригодились мои интеллектуальные способности, которые в обычной жизни только всех раздражают.

Еще одно обвинение, вероятно заслуженное: «Ты не умеешь слушать!»

Отвечаю: Слушать умею, у меня не хватает терпение слушать, когда говорят медленно, когда говорят то, что я давно знаю из своего опыта, или слышала от этого же человека. Ведь тот, кто проходил у меня терапевтические сессии, могут подтвердить, что я слушаю их внимательно на протяжении 2-3, а то и более часов, задавая лишь уточняющие вопросы. Порой я «слышу» то, что «идет свыше», то, чего возможно ещё нет. Отсюда мое нетерпение. Представьте, что вы учитесь уже в десятом классе, а вас заставляют слушать внимательно программу 3-го. Долго вытерпите?

Я не считаю себя очень умной. И что значит «умная»? Например, я не могу высчитывать что-то быстро, или запоминать кучу фактов или изречений, да много чего еще не могу, что относится к категории «ум». У меня просто есть способность удерживать во внимании сразу несколько дел, идей. Мне часто не хватает глубины и настойчивости в более детальном рассмотрении этих идей, чему я крайне завидую как раз тем людям, которые могут надолго и серьезно сосредоточиться на чем-то одном и не отвлекаться.

Но может поэтому мы и встречаемся в жизни? Один быстро «схватывает» информацию, приносит много разрозненных фактов из разных «каналов», а другой собирает из этих фактов из этих кусочков единую картинку. Придает ей «глубину и значимость».

И еще. Я не хочу и не буду навязывать себе снова чувство вины за то, что я такая. За то, что я могу воспринимать информацию очень быстро, во много раз быстрее многих моих сверстников и не только. За то, что я порой «слышу» то, что сам человек о себе не слышит и не понимает, я слышу его Душу, его потенциальные возможности. И жаль, что чаще всего людей это пугает и они прячут голову в песок. Да, сама иногда такая же, боюсь сделать то, что еще не испытывала, получить опыт, который не изведан.

Чуть раньше, в своей жизни, слыша такие фразы в свой адрес я жутко впадала в уныние и старалась как-то себя «уменьшить», «ужать», «притушить», чтобы со мной было более комфортно. Но это обычно ничем хорошим не кончалось. Так или иначе находилось что-то, что все равно не вписывалось в «средний» стандарт обычности и я оставалась снова «изгоем». Мне даже прозвище такое давали язвительное «Догада», по имени одного мультяшного героя моего детства.

Уменьшая скорость своего мыслительного процесса и «гася» его, я чаще всего начинаю просто болеть. Однажды у меня было ощущение, что в голове «стираются» какие-то файлы. Просыпаясь я с трудом вспоминала, кто я и как меня зовут, где я, словно происходило некое «зависание» моего головного «компьютера». Чтобы совсем «не сойти с ума» (кстати, очень точное выражение для этого), или из «ума не выйти», я сознательно нагрузила себя разнообразной деятельностью, чтобы войти в привычный для меня режим.

Поколение моей внучки, как я уже могу частично наблюдать, имеет скорость интеллекта намного превышающие мой и мне подобных. Им даже читать книги скорее всего не придётся. Они информацию считывают «на лету», напрямую «из канала», без посредников. Так что ж, нам теперь всем в «дураки» записаться ?!

Нельзя оценивать интеллект человека по количеству прочитанного, или даже по тестам, или по тому, кто сколько успевает сделать, запомнить и т.п.! Я против таких оценок. Ведь все гораздо более сложнее, не так прямолинейно. Можно сказать, что деятельность нашего мозга вообще не может быть строго систематизирована, разложена по полочкам, оценена и категории присвоены. Вон сколько уже ученые в институтах его изучают, и чем больше изучают, те ещё больше тайн есть. Кроме того, он еще и постоянно видоизменяется, с накоплением общечеловеческого опыта. Да и жизнь по своим проявлениям гораздо многограннее.

Люди! Я не прошу никого стать как я, сама не хочу быть как все. В этом не надобности, так как Мир состоит из индивидуальностей. Мы не можем и не должны мыслить одинаково! В этом то и есть Смысл Творения!