Необыкновенные приключения Кристины и Масандера. Гл. 15-16.

Глава 15. Сатурнийцы.

— В этот раз тебе придется мне помочь. – сказал Масандер. – Лететь далеко и мы воспользуемся способом, который нам показал Юпитер.

— Но он там что-то вытягивал, выдувал…я так не умею. – С сомнением в голосе ответила Кристина.

— Главное в себя верить! Ты же слышала: в тебе есть частичка Творца, а значит, у нас все получится! Сотворить такой туннель – нам раз, два, и готово! Сосредоточься, можно глаза прикрыть, и вспомни, во всех деталях как мы летели, какой был туннель.

Кристина постаралась нарисовать у себя в голове все детали. Получилось. Она даже почувствовала небольшое гудение, как от вибрации, когда они летели по туннелю.

— Вот-вот! – поддержал ее дракокот. – Почувствуй то ощущение в теле, которое было, когда мы неслись по нему как на санках.

Кристина с легкостью повторила в себе это ощущение. Оно было «дух захватывающим», и страшно, и здорово, нестись с такой скоростью! И вдруг поняла, что они уже несутся по этому туннелю.

— Мы что, уже летим? – удивленно вскрикнула она по привычке голосом. Но звука она не услышала. «Странно»,- подумала девочка, — «я кричу, а звука нет!»

— Это тебе не на Земле. – Мысленно обратился к ней Масандер. – Мы так быстро летим, что это быстрее скорости звука. Вот он и теряется позади нас, не успевает догнать. Потому ты его и не слышишь. Так что лучше общайся мысленно. Мысль больше на свет похожа, а у нее скорость гораздо больше, чем у звука.

Они еще какое-то время летели молча. Кристина прислушивалась к своим ощущениям и мыслям. Но все как будто замерло. Словно в погоду без ветерка, ничего не колышется. Было только мелькание вихря туннеля. Даже гул исчез. Полная тишина. Это казалось очень непривычно. Но она уже научилась не бояться, когда нет причины. Тем более, Масандер рядом.

Постепенно скорость стала снижаться. В какой-то момент они словно пробки из бутылки вылетели из туннеля перед планетой. Туннель за ними захлопнулся, словно его и не было. Перед ними предстал Сатурн, с его необыкновенными кольцами вокруг. Кольца состояли сплошь из множества астероидов – кусочков от планеты, разных форм и размеров. Все они вращались в одной плоскости, поэтому издалека выглядели как большие плотные кольца вокруг планеты.

Осторожно пролетая между осколками, друзья подлетели к поверхности планеты.

— Э-э, забыл тебя предупредить, — вдруг неуверенно заговорил Масандер, — скорее всего жители Сатурна покажутся тебе через чур строгими и серьезными. Отчасти это так и есть. Но это не потому, что они хотят сделать что-то плохое или вредное. Это из-за того, что на них ответственность большая лежит. Летим, сама все увидишь. – Масандер манул хвостом и сделал крутой вираж, снижаясь к какому-то очень длинному строению на поверхности планеты.

Они мягко спланировали ко входу в здание. Из него доносился мерный стук. Он напомнил Кристине шум множества часов. Она с бабушкой однажды ходила в гости к одному очень пожилому человеку. У него в мастерской было такое множество часов! И они все «шли», издавая тиканье. Получалось немного хаотичное, но очень приятное звучание. А потом вдруг начинали «бить», или «кукушки» высовывались из своих домиков и куковали, отсчитывая положенное время. Так и здесь. Они словно попали в огромную часовую мастерскую. Куда ни кинь взгляд – какие-то коробочки с глазком и кнопочками, и от каждой раздается тиканье часовое: «тик–так, тик-так».

«Так, так, так», — в такт тиканью подумала Кристина, — «чтобы это могло быть? Вот бы заглянуть хоть в один глазок у коробочки!»

У нее, от желания подглядеть, даже нос вытянулся как у Буратино. Она с испугом схватилась за него, чтобы не рос так быстро.

Масандер мысленно захихикал, глядя на ее любопытство в виде вытянутого носа.

— Ну, что ты смеешься! — Рассердилась Кристина. – Интересно же знать, что там тикает, и зачем глазок на часах?!

— Так спроси, а не суй нос куда не знаешь. – Посоветовал дракокот. – Пошли, поищем у кого спросить можно, пока у тебя еще и уши как у слона не выросли.

— А уши то почему должны вырасти? – растерянно спросила Кристи.

— А то как же, вон, ты их уже растопырила во все стороны, стараясь различить мелодии от каждой «коробочки». – В довольной улыбке расплылся Масандер.

Кристина представила, как она сейчас возможно выглядит с длинным носом и большими слоновьими ушами, и не удержавшись, громко засмеялась. На звук ее смеха появился, словно из-под земли вырос, очень высокий и очень худой человечек. Он был одет в невзрачную серую, почти черную, одежду, застегнутую на все металлические пуговички и застежки, какие на ней только имелись.

Он очень строго посмотрел на пришельцев. Прижал палец к тонким губам, показывая, чтоб соблюдали тишину. Потом, также молча, указал на застекленный кабинет неподалеку, жестом пригласив их следовать за ним.

Впустив всех в кабинет, он закрыл дверь и сразу наступила тишина. Сюда не проникало многоголосное тиканье.

— Позвольте представиться, Старший Смотритель Времени. Чем могу быть вам полезен?

Слова он говорил так, словно чеканил монетки. В его тоне не было угрозы, но и тепла в них Кристина не ощутила. Она даже немного разочаровалась. Так долго летели, а им не рады.

— Извините, но нам некогда радоваться или огорчаться. У нас лишком много дел. – Смягчил ее разочарование Старший Смотритель Времени. – Нас такими создали, и не нам судить плохо это или хорошо. Просто это так, как есть. Мы хранители, и должны сохранить, то что создано Творцами. А на остальное, радость или печаль – нет времени. – Продолжил он сухо, но вполне искренне.

— Смею предположить, что вы прибыли ознакомиться с нашей жизнью и тем, чем мы тут занимаемся. – Помог он определиться с запросом немного сникшей девочке.

— Да, да. – Поддержал беседу Масандер. – Будь те столь любезны, уделите нам немного вашего драгоценного времени, покажите нам самое главное в вашей жизни на планете.

— Видите?! – сказал Старший Смотритель Времени, протянув руку в направлении бескрайнего числа «коробочек», тикающих за стеклом кабинета, — вот наша жизнь и забота. – Следить за тем, чтобы все Часы Жизни исправно работали отпущенный им срок. Если надо, мы их подгоняем, или, наоборот, притормаживаем, если уж сильно «разтикались» и мелодию свою искажают, пытаясь «перетикать» соседа, или того хуже – исполнить не свою. Приходится немного притормозить неисправность. Нас, Хранителей здесь не так уж много осталось, а вас миллиарды! – чуть устало произнес Смотритель.

— Кого это нас? – непонимающе захлопала глазами Кристина. – Причем тут эти коробочки и мы?

— Ах да, извини, совсем забыл пояснить. То, что ты называешь «коробочки» — это Часы Жизни каждого из людей, живущих на Земле. Каждые Часы уникальны и неповторимы, как каждый живущий на Земле. У Часов свой голос, своя мелодия, свой ритм, длительность, то есть запас отпущенного для жизни человека времени. Приходит Время — мы получаем посылку с новыми Часами для человека, который должен скоро появиться на свет на Земле. В установленный Инструкцией срок, мы их заводим, а на Земле человек рождается. Затем, следим за порядком работы Часов. Как я уже сказал, некоторые Часы очень уж торопятся, раскручивают свое Время слишком быстро, так, что даже мы не в силах их притормозить. Тогда они останавливаются раньше положенного срока.  – Он грустно покачал головой на тонкой шее.

— Бывает и так, что у Часов мелодия тихая, незаметная, и сколько ни старайся, никак их не подогнать. Так и тикают еле-еле весь срок Жизни, или тоже останавливаются раньше времени, совсем забыв, что могут еще идти и идти. Не всегда у нас хватает глаз и рук уследить. Ведь у нас есть задачи и более масштабные. Пойдемте, я вам покажу.

— А можно посмотреть хоть одним глазком в какие-нибудь часы? – не выдержала и попросила Кристина, хоть и боялась, что услышит отказ.

— В один можно. – Разрешил Смотритель Времени.

— А можно в свой заглянуть? – загорелась желанием узнать о Своем Времени девочка.

— Извини, но это запрещено. По инструкции к часам, Владельцу не положено знать свои сроки. Таковы правила.

— Почему? Ведь если бы мы знали, что нам «тикать» и «как», то может быть каждый пел свою мелодию? – предположила Кристина.

— Поверь мне, девочка, те, кто знал все наперед, никогда не был доволен тем, что узнавал. Уж так устроен человек. Поэтому, Сверху прислали Новейшую Инструкцию: Владельцам Часов не показывать их будущее. Можно только подсказывать, чтобы у них абсолютный слух к своей мелодии развивался. Вам же жить интереснее становится, когда наперед ничего не знаете. Это все равно, как если знаешь конец у книги, то и читать ее порой уже не интересно. А так, сам процесс увлекает, опыт Жизни приобретаешь Понятно?

— Понятно. А может, в качестве исключения, дадите мне чуток заглянуть в свои Часы? Я быстренько, — продолжала просить Кристи.

Но Старший Смотритель Времени был неумолим. – Инструкция Сверху. Не положено. Идемте. У меня мало времени. – И он зашагал вперед размашистым шагом. Пришлось поспешить, чтобы не отстать и не заблудиться в лабиринте тикающих Жизней.

Кристина старалась идти осторожно, чтобы ничего не задеть, вернее, никого. Ведь каждые Часы – это чья-то жизнь! Вдруг упадут и разобьются, а там, на Земле у кого-то жизнь оборвется. Не во Время. Тут хочешь не хочешь серьезной сделаешься. И она продолжала следовать за Хранителем молча и сосредоточено.

— Здесь. – Остановился вдруг Старший Смотритель Времени. – В эти Часы тебе можно заглянуть. Просьба быть очень аккуратной и ничего руками не трогать, чтобы не сбить настройки.

Кристина услышала, как сильно застучало ее сердце. Она сейчас увидит чью-то жизнь! Она осторожно подошла к указанным Часам и, почти не дыша, заглянула в глазок на них.

Там, словно в увеличительное окошко был виден берег какого-то теплого моря. На нем росли пальмы, сновали обезьяны. По берегу шел чернокожий мальчик и что-то напевал, весело размахивая палочкой. Мальчик как мальчик. Кристине совсем незнакомый. Даже на языке непонятном поет. И что тут такого опасного посмотреть? Ничего не происходит. Она вопросительно приподняла бровь собираясь задать вопрос, но Смотритель уже начал объяснять.

— Время от времени мы заглядываем в Наблюдательное Око на Часах, проверяем Индивидуальные настройки: как человек настроен и на что, в нужном ли направлении двигается, по Своей Дорожке ли? Сравниваем с теми, что даны в Инструкции к Часам. Если видим отклонение от таковых – исправляем, создавая ту или иную ситуация в жизни человека. Но для этого мальчика пока не нужны исправления. Он радостно и верно идет в ногу со Своим Временем и слышит свою мелодию Жизни без искажений. Поэтому ты и слышишь приятную мелодию. А вот что слышится, когда свою мелодию врут. Послушай. – Он подошел к другим Часам. Они издавали какой-то раздирающий скрежет, словно чем-то по стеклу металлическим скребли. Кристина аж уши зажала. Ей даже не захотелось в Наблюдательное Око заглядывать. Так уж неприятно тикали эти Часы.

Смотритель что-то покрутил на панели часов, прислушался к звуку. Скрежетать стало чуть меньше, еще раз заглянул в Око, удовлетворенно хмыкнул, еще что-то нажал, и совсем уже довольный, снова повернулся к внимательно наблюдавшим за ним Масандеру и Кристине.

— Вот так-то лучше. А то вдруг этот субъект решил, что ему все дозволено. Не дозрел еще, до Творца то. – Проворчал он, и уже другим тоном обратился к путешественникам. – Нам надо спешить. Пойдемте.

Они вышли из Хранилища Часов Жизни и направились к соседнему ангару. Внутри него оказались летательные аппараты. Ничего необычного, похожи на капсулы в фильмах про звездные полеты. Они разместились в одной из них и полетели обратно… к кольцам планеты!

— Это не просто кольца из каких-то там кусочков. Это целый огромный механизм! – Гордо заявил Смотритель. – Он нужен чтобы Время в Солнечной системе стабилизировать и синхронизировать!

— Это как? Что это такое: синх-хх-ро-ни-зи-ро-вать? – запинаясь в произношении незнакомого трудного слова спросила Кристина.

— Синхронизировать — это так все настроить, чтобы Время для всех текло примерно одинаково. Ведь у каждых Часов Свое Время. А если у каждого Свое, то если не сделать так, чтобы все попадали в Единый Временной Поток, так вы друг с другом можете никогда и не встретиться. Или жить в параллельных мирах. Например, ты хочешь к подруге пойти, а у той время по-другому течет. Ты пришла, а у нее еще день вчерашний.

— Теперь мне понятно, почему она никогда вовремя не приходит. – тель Кристина. – Она просто в другом времени живет.

— Если бы совсем в другом времени жила, то вы бы вообще друг о друге не знали бы. Время – штука тонкая, деликатная, и с ним шутки плохи. Так что советую быть предельно вежливыми и точными. И попусту не терять Время. Утерянное – не восстановить. Вспять Время, здесь, в этой системе планет, не повернуть.

— А кольца здесь причем? – Вернул Смотрителя к теме начатого разговора Масандер.

— Кольца – это словно волчёк, знаете, такая игрушка у вас на земле есть? Если совсем по-научному, то, как гироскоп. Вращаются кольца и задают течение Единого Временного Потока на всех планетах Солнечной семьи примерно одинаковое, стабильность придают. А вот выйди за границу нами охраняемую, там все по-другому пойдет. Так что, Сатурн – это пограничный пост солнечной семьи!

— Иногда нам вторжения отбивать приходится. – Продолжал говорить Смотритель. –Время от времени прилетают «бездомные» бродяги – кометы, или астероиды, или еще того хуже, планеты без семьи, те, которые то к одной звезде летят, то к другой, и все не могут выбрать с какой им остаться. Вот они-то главные нарушители спокойствия и порядка в Солнечной системе. Все пытаются нарушить Ход Времени, чтоб в начавшемся от этого хаоса побольше энергии себе присвоить. Приходиться их устранять, перенаправлять путь.

Кристина слушая эти объяснения прониклась уважением к такому, на первый взгляд скучному Смотрителю. Вот ведь какое хорошее дело делают сатурнийцы! И ведь никто о них ничегошеньки не знает на Земле. А они — такие Верные Стражи всех, кто живет на ней и остальных планетах. И видно, что исполняют эту трудную работу не для того чтобы их похвалили. А потому, что это – их долг и служба.

— Там, видите, наши постовые облетают планету? – показал Смотритель куда-то вперед по курсу их полета.

Приглядевшись, Кристина и Масандер увидели пару летательных капсул между астероидами кольца. С них, в знак приветствия, пилоты просигналили парой вспышек света. Кристина невольно помахала рукой в ответ. И смутилась, поняв, что с такого расстояния, пилоты не увидят ее. Но в ответ получила волну приветствия и радости от них. Приняли ответный сигнал! Кристина все никак не могла привыкнуть к такому вот общению: мысленному, без слов, почти мгновенному.

Кристина посмотрела в пространство За Сатурном. Оно показалось ей темнее самой темной ночи. Даже звезды казались немного колючими и холодными, хотя и сияли гораздо ярче, чем их видно с Земли.

«Неужели там так страшно и так опасно будет путешествовать?» — с грустью подумала девочка.

— Для неопытных и неразумных – опасно и страшно. Для путешествий За Границу, тебе придется еще много познать и многому научиться. Вот тогда – смело отправишься куда Душа пожелает. – Напутствовал ее Смотритель. – А теперь вам и мне пора возвращаться. Каждому в Свое Время.

Смотритель что-то повернул на своих наручных часах… и все исчезло…

 

Глава 16. Расставательная.

Кристина открыла глаза и увидела себя в своей комнате. Рядом сладко посапывал Мася. Она услышала голос мамы: -Кристина, ты проснулась? Время вставать, а то в садик опоздаем!

«Как хорошо, что мы с мамой в одном Времени живем. И с папой. А то вдруг никогда бы не встретились?! Спасибо сатурнийцам, что наше Время охраняют.» — Подумала Кристи с чувством глубокой признательности к далеким жителям Сатурна.

Помня о том, что попусту время терять не стоит, Кристина в этот раз быстро и без капризов собралась в детский сад, чем очень порадовала родителей.

Весь день девочка была серьезна и сосредоточена. Она решила понаблюдать, а куда же она Свое Время тратит? Все прислушивалась, а что внутри нее звучит, когда она что-то хочет сделать, или принять какое-то решение. Какова ее Мелодия Жизни? От такого сосредоточения, она замирала в пространстве и времени. Так толком и не разобравшись, что же там внутри нее происходит, она решали спросить совета у Масандера. Уж у него то много Времени было и есть! Научился, наверное, слышать Свою Мелодию.

Вернувшись домой она застала Масю мирно дремавшего на диване. Он только ухом повел, когда она пришла, но глаз не открыл, и не побежал потереться о ее ноги, как это обычно бывало. Он слишком сытно поужинал и устал.

«Я его про такие серьезные вещи хочу спросить, а он – опять спит!» — возмутилась девочка от несоответствия действительности и ее ожиданий. – «Конечно, когда у тебя Времени вагон, нет, цистерны! Можно и немного его потерять! Драконы же не то что мы, люди, они-то долго живут!» — продолжала пыхтеть возмущенно про себя Кристина.

Масандер приоткрыл глаз. Снова закрыл. И продолжил спать, ничего не отвечая.

— Мася! Как тебе не стыдно бездельничать все Время! – и что вы коты и драконы только делаете в жизни своей?! – начала тормошить его Кристина.

— А ты много знаешь про нас? Котов и драконов? – лениво спросил Мася.

— Что я знаю? Да жизнь кошек как у королей! Ничего не делают, спят, да едят, а их все равно лелеют и холят! И за что только, спрашивается? – Все кипятилась Кристина, совсем забыв о том, как много помогал ей дракокот в их путешествиях.

Мася и не подумал обидеться. Это было не в его дракокотовских привычках. Мало ли, что маленькая рассерженная девочка думает о них, между прочим, действительно королевских кровей, особах. Кошачий род, как и род драконов вел свое начало с незапамятных времен от очень разумной расы с другой планетной системы. И для человеков, они когда-то были почти Богами. Им поклонялись, пели гимны в их честь, даже тела после смерти бальзамировали. Поэтому он молча спокойно слушал Кристину и с наслаждением вылизывался.

— Я к тебе как к человеку, а ты… — чего ты вылизываешься? – совсем уж раскипятилась Кристина, так громко, что даже папа заглянул в комнату, узнать, чем это их дочь так возмущается.

— Кристина, ты почему так кричишь? Что случилось? – встревоженно спросил отец.

— На Масю я обижена, и на всех котов и драконов! – надулась она.

— На кого, на кого? – Не сразу понял ее отец. – На драконов?! А ты где их нашла? Я только одного Масю здесь вижу. И тот тебя не трогает, а спокойно себя самого вылизывает. За что ты на него то обиделась? Поцарапал что ли?

При этих словах Мася остановился вылизываться, и недоуменно взглянул на отца девочки. До Кристины донесся мысленный его возглас: «Кто кого поцарапал?! Я? Ее?! Да что вы такое говорите?! Как можно?! Уважающему себя дракону из Рода Кошачьих драконов царапать маленькую девочку!» — Он фыркнул в усы. Встал. И с достоинством удалился из комнаты, всем видом показывая, что на такие выходки он не намерен отвечать, тем более спорить и что-то доказывать. Не королевское это дело!

Тут наконец-то, Кристина поняла, что немного увлеклась в своих претензиях к котам и драконам, и наболтала лишнего. Как бы так выкрутиться, чтобы папа забыл про драконов, и ей не пришлось бы объяснять почему и чем они ее так расстроили? Она решила отвлечь отца, задав ему вопрос:

— Пап, скажи, а как долго человек может жить?

— О! Вот так вопрос! – опешил отец. — Явно не дольше драконов, но гораздо дольше котов. Что-то среднее. Ты за это на всех них в обиде? – Не дал он увильнуть от «драконовой» темы.

— Понимаешь, если драконы живут долго, то им можно делать всякие глупости и время терять. А нам? – Сокрушенно поделилась размышлениями дочка.

— Вот уж не знаю, милая, какими таким глупостями драконы занимаются. Встречал их только в сказках. Вроде они принцесс крали, чтобы их потом рыцари спасали? Или они их ели…

— Папа, я серьезно, а ты шутишь! – притопнула ногой Кристина. – Про драконов это я так, для сравнения. В самом деле, вот почему одни долго живут, как слоны, или черепахи, а другие мало, например, как бабочки?

— Наверное все дело в размерах, а может и в скорости жизни. Чем больше суетишься, тем быстрее жизнь пробежит. А будешь жить не спеша, медленно, как черепаха – так все триста проживешь! – Снова шуткой ответил папа. – Я не ученый, точно не могу сказать. Это тебе надо что-то почитать такое специфическое по этой теме. А что это ты длительностью жизни озаботилась? Помирать тебе еще рано. – Он ласково прижал к себе дочь, сев рядышком на диван.

— Я вот думаю, как так жить, чтобы жизнь интересная была? Чтобы попусту время не терять. – Уже успокоившись сказала Кристина.

— Дочь моя! – Снова воскликнул папа. – Ты совсем так философом станешь еще до школы. А в школе чему учиться будешь?! – Он снова засмеялся. Затем ответил. – С такими вопросами тебе лучше к более пожилому человеку обратиться, тому кто долго жил, многое испытал. Можешь бабушек своих и дедушек поспрашивать. У них жизнь бурная была. Может, что и подскажут. Но я не против с тобой это обсудить. Давай вместе порассуждаем, раз ты такая у нас размышлятельная родилась. – Он улыбнулся, прижал ее к себе и поцеловал в макушку.

— Как жить чтобы интересно и время при этом не терять? – Уточнил он вопрос. – Мне кажется…

Он не успел закончить фразу, потому что раздался звонок в дверь. К ним в гости на ужин пришли бабушка Оля и дедушка Руслан, а чуть погодя, пришли и мамины родители: бабушка Вера и дедушка Костя. Так что вскоре вся семья собралась вместе.

За ужином папа решил задать вопрос всем, который так сегодня волновал Кристину. Его обсуждение вызвало оживленную дискуссию и споры. Каждый думал по-своему, что значит жить интересно и время не теряя даром.

Мама считала, что интересно жить – значит, чтобы в жизни красота и гармония царили, удовольствие получать, делать то, что чувствуешь созвучно твоей душе и сердцу. С этим Кристина была точно согласна. Как можно делать что-то ужасное и безобразное?! Или к чему Душа совсем не лежит?!

Папа был согласен с мамой, но при этом добавлял, что жизнь должна все время развиваться, каждый день принося что-то новое и полезное для всех людей вокруг, а не только тебе одному. Иначе все будут только друг с другом воевать за сохранение того, что имеют и ругать то, что у других есть. Что повсеместно, на его взгляд, сейчас в обществе и проявляется. С этим Кристина не могла тоже поспорить.

Дедушка Костя, мамин папа, придерживался версии, что интересно жить – это всегда быть занятым делом, даже не важно каким, лишь бы пользу здоровью и настроению приносило. Ведь даже если ты на пенсии, всегда можно что-нибудь мастерить, или для поддержания здоровья на лыжах кататься, прогулки совершать, на даче что-нибудь выращивать. Это тоже Кристине понравилось. Нравилось ей и на природе гулять, и на «плюшке» с горки кататься, и дедушке с бабушкой на даче помогать, особенно ягоду с грядки собирать. Она такая вкусная: одну в лукошко, другую в рот, ну, или две…

Для бабушки Веры интересно было жить, когда можно было о ком-то позаботиться. Когда вся семья вместе собиралась. Можно было всех порадовать чем-нибудь вкусненьким, вместе спеть, посмеяться, пообщаться, обсудить последние новости в семье и мире. А уж попусту время бабушка никогда не теряла: всегда о чем-то или о ком-то хлопотала. Кристина всегда была рада к ней прийти в гости, всегда было хорошо ощущать, что о тебе думают и заботятся, любят, всегда тебя рады видеть. От бабушки Веры такое тепло шло, что хотелось прижаться крепко-крепко и не отпускать. Что она часто и проделывала к немалой радости самой бабушки.

Дедушка Руслан был самый строгий в их семье. Может потому что долго работал директором завода, а при такой работе забот у него всегда хватало, вот и приходилось быть всегда сосредоточенным. Для него интересная жизнь – та, которая пользу приносит людям и порядок создает. А то, «если все будут только своим желаниям потакать, то что ж твориться то будет?!» Даже красота, на его взгляд, тоже должна порядок в мир нести.  Кристина задумалась. С одной стороны, она понимала, что дедушка прав. Но другая ее часть, никак не соглашалась делать то, что не хочется, а надо бы. Для этого требовалось прикладывать усилия…

Другая бабушка, Оля, была самая непоседливая из всей семьи. Для нее интересная жизнь – это вечные путешествия. Стремление заглянуть туда, где что-то непонятно и не изучено. Она на представляла себе жизнь без общения с другими людьми, постоянно что-то придумывала, даже стихи писала, или вот как недавно – сценарий к сказке сочинила, и они спектакль поставили про Репку. Для нее главное в интересной жизни – придумывать интересное. А также, во всем его находить, даже в самых обыденных вещах. Например, идешь с ней по дорожке в садик, она непременно то букашку какую тебе покажет, то восхититься камешком у дороги. Для нее потеря времени – это жить не интересно.

Кристина внимательно всех слушала. Она вдруг поняла, что сейчас за столом семь человек собралось! И каждый похож на жителя какой-нибудь планеты, на которых она побывала. Мама — уж точно с Венеры прилетела. Папа – скорее один из «творений» Юпитера. Бабушка Вера больше всего на лунариков похожа, такая же всегда чувствительная как они. Дедушка Костя – наверное, ближе к марсианам, всегда активный и деятельный, что-то мастерит, строит постоянно. Другой дедушка, тот что строгий, Руслан, он явно потомок сатурнийцев. У него всегда все в полном порядке и под контролем. Бабушке Оле только крылышков за спиной не хватает, чтобы совсем стать как меркурианец. А она сама? Кристина? Она то точно – с Солнышка! Радомирцы ей ближе всего по сердцу пришлись. Да и сейчас, чувствует себя Солнышком в окружении семьи, центром, вокруг которого все вращаются.

«А! Вот почему семью семьей назвали! Это же Семь – Я! Нас же семеро!» — с восторгом подумала Кристи. – «Я – раз, папа – два, мама – три, одна бабушка – четыре, другая – пять, один дедушка – шесть и второй дедушка – семь! И так у каждого человека!»

На ее мысль Мася приоткрыл глаз, и посмотрел на нее с явным одобрением. Он пришел в комнату, когда все собрались на ужин. Взобрался на спинку дивана, и там подремывал, пока они ужинали и обсуждали тему как интересно жить.

«Не забудь, что в тебе есть понемногу от каждого из твоей семьи» — промурчал он в Кристининой голове.

«Да, да! Точно! Как все это замечательно придумано!» — от восторга Кристина закружилась по комнате, радуясь своему неожиданному открытию.

Беседа за столом продолжалась, все веселились, но, как всегда, больше всего внимания доставалось Кристине, как Солнышку, которое всех согревало и радовало своим светом.

Перед сном, когда все разошлись спать, Кристина решила попросить прощение у Масандера за свое невежливое поведение перед ужином. Она дождалась, когда он умостится, как обычно, в ее ногах на кровати, и тихонечко позвала:

— Мася, ты прости меня, что вела себя так глупо. Наговорила всякой чепухи.

— Да чего уж там, дело прошлое. Кто старое помянет – тому глаз вон! Слышала такую поговорку? Я обид не таю, ты же знаешь. Особенно перед расставанием…

— Каким таким расставанием?! – Кристина аж присела на постели от неожиданного известия. – Что это ты надумал? Убежать из дома? Тебе с нами плохо? – засыпала вопросами кота девочка.

— Почему сразу-таки убежать? – отозвался на эту тираду Мася. – Всему Свое Время, ты же знаешь. Пришло Время податься в путь. Засиделся я что-то здесь, на Земле. Миссию свою я выполнил – научил тебя летать, с планетариками познакомил. Пора к себе домой наведаться. Повидать родных и близких. Да и в таком маленьком теле кота немного устал ютиться. – Вздохнул он.

Кристина опечалилась. Помолчала. Немного погодя спросила:

— И-и, когда ты … улетишь?

— Точно сейчас не скажу. Надо расчёты кое-какие навигационные сделать, чтобы путь долгим не оказался. Учесть временные искривления, встречные потоки, случные встречи… и прочее. Да ты не переживай. Придет Это Время – ты все сама поймешь. Я просто как кот — засну. Будет казаться, что я умер. Вот только плакать не надо, — поспешил он к девочке, вытирая языком выступившие из глаз Кристины слезы.

— Масенька, не уходи, а как же я?! – заревела теперь уже во всю Кристина, стиснув кота в своих объятьях. – Ко же со мной летать будет, кто советы давать мудрые, кто меня охранять будет, кто мурлыкать песенки на ночь?! Не уходи, я все буду для тебя делать, во всем слушаться, только останься. – Рыдала девочка.

— Ну, ну. – Пытался утешить ее Масандер. – Это же не навсегда. Слетаю, попроведаю своих и вернусь. Ты как раз подрастешь, ума-разума наберешься, и мы снова отправимся в дальние полеты. Махнем за границу Сатурна. А пока можешь сама, время от времени, в гости к плантетарикам наведываться, чтобы и им приятно было, и ты навык полетов не забывала, как многие взрослые позабыли, когда выросли. – Продолжал он утешать Кристину, ласково потираясь головой о ее шею.

Понемногу девочка успокоилась.

—  Ты же не улетишь до моего дня рождения? – с надеждой в голосе спросила она. Через неделю ей исполнялось шесть лет. И мысль, что ей придется веселиться без Маси, была ей не выносима.

— Уф! Что ты, что ты, — заверил ее дракокот, — конечно останусь. Как я могу улететь в такой праздник и остаться без угощения? – он хитро улыбнулся и облизался. Чем совсем успокоил Кристину, и она тоже улыбнулась.

— А мы сегодня полетим куда-нибудь? – спросила девочка.

— Да куда душа Светлости пожелает. Но! В пределах Сатурна. – Предупредил он ее.

— Да, да, знаю, что дальше еще рано. Тем более, что столько еще вопросов есть к планетарикам. Слишком уж мало мы были на каждой из планет. У меня есть целый список вопросов. Я даже их на диктофон хочу записать, чтобы не забыть. Только не знаю, на какую планету снова отправиться первой?

— А ты не думай. Все само собой произойдет. Твоя Душа сама выберет к кому полететь. Просто закрой глаза. Сделай вдох, выдох, и… полетели…

Необыкновенные приключения Кристины и Масандера. Гл 13-14.

Глава 13. Юпитеряне.

Наконец, все страсти творческие успокоились, и Кристина снова готова была отправиться в увлекательные путешествия по планетам солнечного семейства.

Летним спокойным вечером в распахнутое окно снова глядела огромная Луна. Кристина глядела на нее и вспоминала смешных и милых лунариков. Вдруг, в ответ услышала мягкий серебристый смех, пришедший от них с Луны. И сразу Луна стала даже как-то ближе казаться к Земле. Такая родная, своя. Кристина пообещала себе еще полететь туда, тем более, что это совсем не далеко. Но пока еще оставалось столько неисследованного! Надо поспешить отправиться в путь.

В комнату вошел Мася, явно сытый и довольный своей земной жизнью. Если на него смотреть, так даже и не поверится, что в нем – дракон помещается!

— Не весь, не весь, только моя сущностная часть, — услышал ее мысли дракокот. – Та, которая за разум отвечает. Остальное же: тело и все привычки, все же от земных котов.

— А вас тут много таких на Земле?

— Было когда-то. Но сейчас я тут последний представитель из нашей расы. Старый я стал немного, по нашим меркам, конечно. Да и лень немного в дальние странствия пускаться, вот и позволил себе на пенсии здесь пожить, пока не придется переселяться. – Пояснил Масандер.

— А вы тоже умираете? – немного волнуясь спросила девочка.

— Все имеет свое начало и конец. Иначе же как? Представь, что все рождается, рождается, растет, растет, и никогда не разрушается! Куда ж все это поместить?! Хотя Вселенная необозрима велика, и еще есть масса различных миров двойников, но все же я склоняюсь к тому, что хорошо, что время от времени мы становимся просто свободной Сутью, без телесных форм… Эм, м-да, — вдруг спохватился Масандер, — что-то я расфилосовствовался. Рано тебе все это еще, не поймешь. Наверное, это Юпитер уже нас заждался в гости. Он любит всякие темы про Мирозданье разводить. Ему только дай, кого-нибудь поучить. – Ворчал себе под нос дракокот. – Летим или нет, что ли? – немного все еще топорща усы спросил Масандер Кристину.

— Конечно летим! Ты еще спрашиваешь! – закивала головой девочка.

Они умостились на кровати. Оба сладко зевнули, закрыли глаза, и полетели…

Кристина не понимала, как долго они летят. Из-за того, что они удалялись все дальше и дальше от Земли и Солнца, Космос разворачивался перед ней все шире и шире. И не было ему конца и края!

Самая большая планета из солнечного семейства приближалась, поражая своей мощью и красотой. А вокруг нее Кристина увидела множество планеток поменьше, спутников Юпитера.

«Интересно, какие они, юпетериане?» — размышляла Кристина. – «Наверное, очень большие, раз планета – гигант, значит и жители тоже должны быть гигантами?!» она посмотрела на летящего впереди Масандера, ожидая, что он включится в беседу, но толи дракон был занят своими мыслями и не слушал ее, толи слышал, но по каким-то причинам не стал отвечать, Кристина так и не поняла. да и некогда стало. Они совсем уже приблизились к Юпитеру, и она стала вертеть головой во все стороны, насколько хватало глаз, чтобы все увидеть. А двух глаз явно не хватало! Ведь планета – гигант!

Опустившись на поверхность планеты, она ощутила, что что-то здесь совсем не так, как на других планетах. Конечно, и не могло быть иначе, все планеты отличались друг от друга, но вот с этой точно было что-то не так. Она морщила носик от попыток понять, что же ее смущало, ее мучила эта загадка. И вдруг она поняла, что ей казалось таким необычным! Горизонт! Он не был ровным или чуть-чуть опускающимся по сторонам, как на других планетах. Линия горизонта была вогнутой. Ее концы от середины к краям поднимались вверх! Это было похоже на корочку арбуза. Еще в небе висело несколько спутников. Они выглядели гораздо крупнее, чем выглядит Луна с Земли. Потрясающее зрелище! Кристина стояла завороженно, смотря на него, забыв обо всем на свете.

Вдруг на линии горизонта появилось нечто. Что-то или кто-то огромный двигался к ним навстречу. По мере приближения этого, девочка разглядела – это был настоящий Гигант!

— Юпитерианец! – Ахнула Кристина. Ее догадки по поводу размеров жителей юпитера оправдались. Но она не ожидала, что настолько! Это был целый небоскреб! Кристина почувствовала, что у нее душа уходит в пятки от страха. Она бы даже побежала, или вернее полетела бы скорее обратно, если бы не сила, с которой ее удерживала планета. Она стояла столбом и с ужасом ждала, что будет, если гигант вдруг не заметит ее и просто раздавит как мошку.

— А вот бояться совсем не следует. – Раздался успокаивающий голос Масандера. – Хотя Юпитер большой умник и зазнайка, но очень-очень добрый. Любит всем помогать, всех защищать. По моим наблюдениям, большие люди тоже чаще добрыми бывают. Наверное, чем больше тело, тем больше в него и добра может поместиться? – шутливо заметил дракокот.

— Чтобы не бояться, давай его поприветствуем. Он нас ждет уже давно. Весть о том, что девочка с Земли путешествует по планетам уже добралась до него. А он любит гостей. Особенно детей. Вон, видишь, как спешит? – махнул Масандер хвостом.

— Юпитер, дружище! Мы так рады залететь к тебе в гости! – Послал слова приветствия Масандер приближающемуся гиганту. Судя по характеру слов и тону, с которым это было послано, Кристина поняла, что они давние и старые приятели. Она сразу перестала бояться, полностью доверяя своему Масандеру, а значит и всем его друзьям вместе. Уж дракон то, кого попало себе в друзья не выберет.

— Я тоже рад! Безмерно рад вам! – Пророкотал, как гром во время шторма, ответ Юпитера. – Я уж заждался. Ты так давно не прилетал побеседовать. Мне даже стало казаться, что я чем-то тебя обидел в прошлую нашу встречу. – Извиняющимся тоном продолжал гигант. Хотя найти оттенок извинения в раскатах грома – очень трудное дело, может только в момент, когда уже гроза проходит и удаляется. Ее звук похож на извинения: мол, не серчайте, пошумела тут немного, погрозилась…

Юпитер уже совсем был близко, и Кристина смогла разглядеть его внешность. Он так был похож на Деда Мороза! Только одежда другая, ни кафтана, ни шапки не было. Волосы были собраны в хвост на макушке, но все равно их оставалось так много, что они кудряшками топорщились во все стороны. А окладистая борода и усы, нос картошкой и кустистые брови присутствовали, как полагается!

Вокруг него суетилось множество каких-то мелких созданий. Словно стая мошкары в летний день на даче.

— Кто?! Я обиделся?! – Возмутился Масандер. – Да, уж и не помню, когда себе позволял подобные глупости! – Фырчал он, но что-то подсказывало Кристине, что именно так оно и было.

Она решила выступить в роли примирителя, и перевести разговор в другое русло.

— Господин Юпитер, — это обращение ей показалось самым подходящим для гиганта, — я так поражена Вашей планетой, и у меня столько вопросов! А могли бы Вы, многоуважаемый Юпитер, сделать так, если это в Ваших силах, чтобы мы могли взлететь. Планета так нас притянула, что я не в силах даже пальцем пошевелить! Не хотелось бы разговаривать с Вами задрав голову. Это так оказывается не удобно и вызывает боль в шее.

— Да, да, конечно. Простите, забыл, как сильно давление гравитации здесь для вас. Сейчас мы что-нибудь придумаем.

Гигант хлопнул в ладоши так, что вокруг них в пространстве образовалась волна вибрации. Выглядело это так, как круги на воде. Они изогнулись, расширились, раздулись и получился пустой шар, совсем как мыльный пузырь. Юпитер осторожно опустил их вниз к Кристине, и произнёс: — Заходи внутрь. Он поднимет тебя так как ты пожелаешь. Для Маси я другой сделаю, побольше. – Кивнул он в сторону дракона.

— Я же просил тебя, не называй меня при посторонних Масей. – Снова вспылил дракон.

— Так тут же все свои, дружище! – Расплылся в широкой улыбке Юпитер, явно довольный их перепалкой. Он создал большой «мыльный пузырь» для дракона, и так же с удовольствием опустил его перед ним. – Прими это как знак моего большого к тебе расположения, от всего сердца! – Искренне произнес гигант.

Масандер с достоинством зашел в этот своеобразный летательный аппарат. Кристина, увидев, что все просто, и безопасно, тоже решилась зайти в свой. Стенки «пузыря» переливались. А вдруг лопнет?! Жалко же. Но раз Масандер вошел и у него не лопнул, значит и этот тоже такой. Девочка протянула руку к стенке пузыря, дотронулась. Появилось ощущение приятных мурашек, как легкая щекотка. По телу раскатилась приятная волна тепла.  Она вошла внутрь пузыря, и совсем успокоилась. Было так в нем уютно, как в объятьях папы, когда он брал ее в кольцо свои сильных рук. Пузырь Масандера плавно начал подниматься вверх к голове Юпитера. Кристина только подумала, как это сделать, и тут же поняла, что мягко взлетает. «Удобное устройство. Все видно и под защитой. Вот бы нам такие на Земле. Персональный летательный пузырь!» — Размечталась Кристина.

— И у вас когда-нибудь будут! Изобретете, я уверен! – услышал ее мечты Юпитер. – Вы -способные дети.

Кристина на его восклицание удивилась: — Кого Вы имеете ввиду? Какие дети?

— Людей на Земле. – Пояснил Юпитер. – Вы ж, если так можно выразится, мои творения, и, смею надеяться, удачные! – Гордо произнес он.

— Что?! Это как?! Какие такие творения?! – Изумилась девочка. – Меня мама с папой родили!

— А их кто? – Лукаво прищурился гигант

— А их родили их папы и мамы. – Уверенно ответила Кристи.

— А тех, кто? – не унимался расспросами Юпитер.

— А их … у каждого были папа и мама. – Кристина вдруг увидела такую картинку: от нее словно корешки от травинки разбегаются маленькие лучики к ее родителям, от них к их родителям, от тех – к их родителям, так дальше и дальше! Это и правда было похоже на корни дерева! «И Это все мои предки?!! А кто же их тогда всех родил?! Если у каждого столько было, то откуда же они все взялись и их что, было больше чем сейчас?!» — появились вопросы в ее голове при виде такой картины.

— Вижу, вижу, сколько у тебя вопросов. Давай присядем. Разговор не быстрый и не простой. – произнес наставительным тоном учителя Юпитер.

Он снова хлопнул в ладоши, сотворил себе кресло, в которое с достоинством правителя, как на трон, опустился. Еще раз щелкнул пальцами, и Кристина почувствовала, что ее сзади что-то мягко толкнуло. Оказалось, кресло. Она тоже в него уселась и приготовилась слушать. Масандер отказался от кресел и предпочел по кошачьей своей                                 натуре растянуться в своем летательном пузыре. Юпитер начал свой рассказ:

— Давным-давно, команда ученых с разных Галактик прилетела к желтой звезде для прохождения творческой практики. Им предстоял серьезный экзамен на получение звания Творца Галактик. Планеты они створять уже умели, теперь надо было на учиться созидать живую разумную жизнь на планетах. Среди этих ученых был и я, Юпитер. У нас была славная команда Гигантов. Нас отправили как самых лучших в самую далекую и неизведанную часть Этой Галактики. И мы вдохновенно принялись за дело.

Звезду мы назвали «Соло» – первая. Руководил нами Ра, самый искусный и веселый из команды. Среди нас были Марс – самый сильный и ловкий, Меркурий – весельчак и умница, всегда находил выход из любых сложных ситуаций. Две красавицы: Венера – изумительная и изысканная, она нас вдохновляла иногда на самые безумные идеи и поступки. Луна – добрая и мягкая, от нее можно было получить утешение если что-то шло не так. И Сатурн – самый требовательный и работоспособный, уже тогда его отмечали как серьезного перспективного ученого-творца.

— Извините, — не утерпела Кристина, — так это же так планеты в нашей Солнечной системе называются!

— Да. Правильно. Мы сотворили семь планет, назвали их своими именами и приступили к экспериментам…

— Подождите, а где еще одна планета. Земля – раз, Марс – два, Венера – три, Меркурий – четыре, Юпитер – пять, Сатурн – шесть. А Вы сказали 7, или Вы Луну тоже створили как планету, ведь она же считается спутником Земли, а не самостоятельной планетой. Или Вы планетой Солнце называете? — запуталась в расчетах девочка.

— Нет. Соло – Солнце — уже было. Сотворением звезд и черных дыр занимается другой отдел ученых-творцов. Мы — специалисты по более, хм, «мелким» формам разумной жизни. Одна из планет, немного позже погибла от взрыва. Но не будем сейчас отвлекаться на эту печальную историю, которая повлекла за собой распад нашей команды… А про Луну, почему имя спутнику Земли ее дали, чуть позднее расскажу.

— А Земля чья была? Кто за нее отвечал?

— Это планета Ра. Это он у нас оказался самым творческим и в конце концов именно его планета стала местом вашего обитания. Давай все по порядку, а то так и запутаться не долго. – Попросил Юпитер.

— Кристина, если ты все время будешь перебивать вопросами, то мы не успеем дослушать историю до конца, — прошипел в голове у Кристи Масандер. – Наберись терпения, это тебе в школе пригодится скоро.

— Хорошо. Постараюсь. – Кивнула мысленно головой девочка.

— Так на чем мы остановились, — потер пальцем лоб Юпитер, отвлекаясь от грустных воспоминаний, — ах, да! Так вот. У каждого была планета, и мы взялись за дело – придумывали всевозможные формы жизни. В самые удачные из них вдыхали разум, чтобы они могли размышлять и постепенно становится как мы – те, что их создали. Вы и не представляете, как это трудно придумать то, что будет жить разумно, да еще и изменяться в нужном направлении. Очень часто наши создания довольствовались тем, что у них есть что съесть, и они могут размножаться. Им явно было лень думать о чем-то еще кроме этого. Освоив свой тип питания и размножения, они начинали делить территорию и бороться друг с другом. Так сложно примирить тех, кто совсем не пытается думать разумно! Приходилось вмешиваться и пресекать слишком уж разбушевавшихся «детишек». А несколько раз так и вовсе начинать все заново. Иногда просто руки опускались!

Но однажды, совместными усилиями, соединив весь накопившийся опыт, нам удалось, создать «человеков». Как раз Ра подобрал устойчивый вариант климата на Земле. Мы просчитали форму тела, его размеры, которые не позволят слишком быстро истощить ресурсы планеты и будет достаточно территории, чтобы не воевать часто.

Какова же была наша радость, что эксперимент удался, и пошел в запланированном нами русле! Вот так и появилась ваша раса. А немного погодя, уже не стало потребности руководить вами. Было принято решение эксперимент приостановить, то есть больше не создавать новых форм, а дать возможность и время существованию человеков. Иногда сюда прилетает кто-нибудь из Старших Кураторов, проверяет, как вы тут себя чувствуете. Посылают помощь, так, чтобы не сильно вмешиваться в вашу самостоятельность. Ведь свобода выбора – главный принцип развития Творца!

— А где Ваша команда? Почему Вы здесь, а остальных нет?

— Потнимаешь, привязался я как-то к этой семейке, — смущенно ответил гигант. Кристине даже показалось, что у него уши покраснели. – Решил здесь остаться, еще немного повозиться с мелочью, — он кивнул в сторону роившихся вокруг существ. – Это словно детский сад для «молодняка». Это что-то вроде «семян», «пыльцы», которую мы в эксперименте «вдыхаем» в созданное нами тело-форму. Ведь мы только форму творим. А Разум нам не подвластен. Это как подарок, который мы все получили. То, что Свыше нас и нас тоже сотворило когда-то. Но даже самые головастые ученые-Творцы не знают Кто или Что Это.

Так вот, мы берем кусочки от Разума, немного их здесь в «молодняке» адаптируем, а потом уже на Землю заселяем, если требуется. Или на другие планеты в других Галактиках. Здесь в тишине и спокойствии их как раз удобно пестовать. Вот и резвятся.

Гигант ласково посмотрел на «мелюзгу», снующую вокруг него. Они, казалось лезли куда надо и не надо: садились на брови, залетали в нос гиганта, запутывались в кудрях! Он с большой нежностью смотрел на все их проказы, как большой папа-лев на своих неразумных отпрысков.

— А как же другие жители планет, их тоже вы создали?

— Какие-то из них потомки наших экспериментов, например, лунарики и венерианцы. Это наши дамы постарались. Каждая в силу своего характера. Луна очень добрая и заботливая, вот и создала вам в помощники лунариков, чтобы было где воспоминания хранить и сны творить.

Венера – постаралась, чтобы вы о красоте не позабыли. Вот и создала Большую Красивую Сказку в облаках. Оттуда к вам трансляция гармонии идет, как передача по радио, когда вы спите.

Меркурианцев с Миссией прислали из Всеобщего Департамента Идей, помогать вам идеи ловить. Радомирцы – еще одно экспериментальное чудо Ра. С ними ты тоже познакомилась. А вот с потомками творений Сатурна, ты еще встретишься.

Марсиане – те прилетели из других мест. Планета, Марса нашего, очень была привлекательной. Он тоже создавал интересные образцы на ней. Но вот часто уж они быстро уничтожали друг друга. А он был молодой и горячий, порой вспыльчивый. После серии неудач, решил сменить квалификацию и попросился на обучение к Строителям Пространств. А его планету чуть позже заселили предки нынешних марсиан, которых ты видела. По странному стечению обстоятельств, они почему-то стали там воевать. Может, все же сама планета что-то такое излучает. Возможно наш Марс перестарался с содержанием железа в ее почве. Может надо было побольше меди или олова добавить? Надо попробовать проверить расчеты…

Гигант подпер голову рукой, говоря чуть тише и не совсем внятно. Видно было, что Юпитер погрузился в какие-то свои расчеты, сотворил себе палочку, и что-то стал чертить на земле. Он совсем отвлекся от разговора, забыв про своих гостей.

— Кх, кх, — прервала его от размышлений Кристина. – Господин Юпитер, могли бы Вы ответить еще на один вопрос?

— Конечно, моя радость, хоть на тысячу вопросов! Всегда рад поделиться всем, чем могу! – С готовностью отозвался гигант.

— Это не Вы случайно Дед Мороз? – немного смущённо спросила девочка. – Уж сильно Вы на него похожи, борода, нос, брови…

Гигант раскатисто засмеялся. Он так долго смеялся, что Кристина еще больше засмущалась. Наверное, это был уж слишком глупый вопрос с ее стороны.

— Нет, нет, не переживай, не глупый вопрос. Я смеюсь от того, что я действительно похож на моего младшего брата Морока. Он как-то раз прилетел в гости. Понравились ему наши человеки. Решил он немного позабавиться. Стал чудить на земле, приятные вещи делать, подарки неожиданные, жизни спасать тем, кто ему приглянулся. И так ему это понравилось, что теперь каждый год прилетает, любит послушать детишек, подарки сотворить, или «случай» какой приятный подстроить. А люди стали его копировать, подражать. Он и не против. Чем больше добра и радости на Земле между человеками, то и нам хорошо, Творящим. Ох! Заговорился я с вами тут. Вам еще возвращаться так далеко. – Спохватился Юпитер. – А давайте-ка, я вам помогу, чтобы путь сократить. Меня недавно коллега из Конструкторского Отдела Параллельных Миров научил одной такой полезной для путешествия штуке.

Юпитер поднялся, сделал глубокий вдох, задержал его, потом вытянул руки вверх и словно что-то захватил из пространства, и с выдохом потянул на себя. В его руках проявились светящиеся нити, как струны. Юпитер их соединил, что-то там помудрил с ними. И получилось нечто, отдаленно напомнившее Кристине рогатку у мальчишек, или катапульту. Гигант осторожно поместил их летательные пузыри в корзинку из переплетений светящихся струн.

— Что ж, до скорой встречи, друзья мои. Счастлив был вас видеть. Пусть мои рассказы пойдут тебе на пользу. Привет всем детям моим – человекам. Попроси, чтобы не ссорились и друг друга не съели.

Он немного потянул корзинку, еще раз вдохнул, другой рукой сделал жест, словно что-то открыл и выдохнул в образовавшееся отверстие. Получился туннель, и он отпустил «катапульту», выстрелив пузырями по этому туннелю. Все вокруг быстро замелькало перед глазами. Кристине показалось, что она как на санях скоростных. По телевизору видела, спорт такой есть – бобслей называется. Они вмиг домчались до Земли.  Вот и дома, на кровати. Слышно, как у мамы что-то в кухне шкворчит и вкусно пахнет.

— Ох! Я ж даже до свиданья не сказала. – Спохватилась Кристи. – Как стыдно то! Он такой хороший, добрый, интересный, а я и не попрощалась как надо

— Так скажи, кто ж мешает? – зевнул Масандер. – Он же тебя и отсюда услышит. Для этого и лететь не обязательно так далеко.

— Благодарю за встречу! До свидания! – послала мысль Кристина к Юпитеру. – Я еще вернусь! Обязательно!

— Да-а-а, буду ждать, милая-а-а. – донеслось у нее в голове.

Кристина еще немного прислушалась, потом, улыбнулась и побежала умываться.

 

Глава 14. Исследовательская.

— Ма-а-а-м, а вот ты знаешь родителей своих родителей? – решила провести исследование Кристина.

— Конечно знаю.

— А их родителей? – не успокаивалась Кристи.

— Мм, точно сейчас не скажу, можно спросить. А что?

— Хочу знать кто кого родил. Интересно же!

— Не подозревала, что у тебя в таком возрасте проснется интерес к своим предкам. Но мне твоя идея нравится. Давай вместе изучим. И папиных предков тоже, пока бабушки и дедушки живы и есть у кого спросить. Согласна?

Папе понравилась их идея, тем более что его мама, бабушка Кристины, уже частично проводила такие поиски. Оказалось, не так-то это легко составить список предков, если их потомки, их дети, то есть, не потрудились сохранить имена. Конечно, можно поискать было и в архивах, как сказала бабушка, но если записи о рождении были утеряны в течении времени, особенно в годы войн и революций в России, то и узнать-то не где. Особенно, если род твой не был чем-то знаменит.

Родители Кристины собрали все о своих предках, что смогли узнать. И в один из вечеров вся семья, вместе с бабушками и дедушками собралась вместе. Общими усилиями они сделали большое панно на стену, которое показывало связи между людьми в поколениях: кто чей сын или дочь, кто кому какой родственник. Кристине очень понравилось. Как раз получилось то, что она видела там, в гостях у Юпитера. Оказывается, такое изображение связей между родственниками называется генеалогическое древо. Потому что изображается в виде дерева: корни – предки, а ветви – ныне живущие потомки. Даже можно будет добавлять еще веток и листиков на них — будущих народившихся детей.

Получилось очень красиво. Жаль только, что фотографий многих предков не сохранилось. Не нашлись и имена людей из более старых поколений. Вместо них красовались пустые «окошечки» на корнях дерева со знаком вопроса. Кристина решила обязательно сохранить этот рисунок со всеми именами и портретами. А потом, детям своим передать, когда они у нее будут.

А как интересно было узнать, что предки ее жили не только в России! Корни тянулись из далеких мест, из Европы, Азии. Да и сейчас, кое-кто из родственников жил в других странах. С ними они связались по интернету, когда собирали сведения. Все были рады познакомиться друг с другом вновь. Занимательное дело оказалось.

В один из вечеров, Кристина разглядывала в очередной раз свое Древо Рода, и ощутила в себе дотоле неведомое ею чувство. Ее словно что-то наполняло силой.  Хотелось даже на цыпочки приподняться, расти все выше и выше. Она никак не могла подобрать название такому чувству.

К ней на помощь пришел Масандер. Почувствовав волну, исходящую от девочки, он предположил: — Надо полагать, что это называется «чувство гордости за свой род». Мои родители всегда мне говорили: «Если знать своих предков, то сила твоя растет многократно! Ведь вон сколько за тобой народа стоит! Всегда есть кому поддержать!»

— А как они могут поддержать, если многих из них давно нет в живых? – поинтересовалась Кристина.

— Это не важно. Все от них – есть в тебе. Если ты знаешь, кем они были и чем славились, то и понимать должна, в тебе тоже такие зернышки талантов заложены. Это так специально в мире устроено, чтобы все, что прежде тебя сотворили предки, утеряно не было. Внутри хранится все, как в сейфе. Только нужно потрудиться из сейфа взять.

— А как достать из этого сейфа, и где он внутри меня? Я вроде не знаю такого органа внутри. Сердце знаю, лёгкие знаю, почки, ну, там еще что-то вроде есть, не все помню. Но вот про сейф мне никогда не доводилось слышать.

— Это я так, образно сказал, про сейф. Вся память предков в генах наших сокрыта. Слышала про гены?

Кристина отрицательно покачала головой.

— Не беда, ты еще не такая взрослая, еще узнаешь, когда учиться пойдешь. Давай я попроще объясню: например, садишь ты зернышко яблока. Что из него вырастет?

— Яблоня. Это я знаю, мы с бабушкой на даче садили, только не семечком, а саженцем. А семенами морковь и свеклу сеяли. Из них морковь и свекла вырастали.

— Саженец от яблони взят, а та, в свою очередь, из семечка когда-то выросла. Вопрос мой в другом: если ты посеешь семена моркови, то из них только морковь вырастет, а не яблоня или арбуз. Так ведь?

— Какой ты смешной вопрос задал, и дураку понятно, что так! – засмеялась Кристи. – Я ж не такая уж маленькая.

— Да знаю, что ты порой слишком шустрая не по годам, — довольно мурлыкнул Мася. — А почему из семян моркови только морковь вырастает? А не что-то другое? – продолжил спрашивать дракокот.

— Мм, не знаю… – задумчиво сказала девочка. Ей даже захотелось залезть в семечко и посмотреть, может там есть ответ? Ведь оно и правда такое маленькое, как же из него вырастает что-то большое? Как семечко знает во что ему превратиться?! Да уж, загадка!

— Вот, вот, загадка, секрет. А секрет тот заперт в малюсеньком «сейфе» — генах. Их только под микроскопом с большим увеличение удалось разглядеть ученым. А в них, как в инструкции все подробно записано, кто во что должен вырасти. Когда семечко в землю падает, сейф вскрывается, инструкции прочитываются и ап! Все растет!

— А кто их прочитывает? – спросила озадачено Кристина.

— Да, похоже Юпитер и в тебе любознательность пробудил. – Улыбнулся Мася. — Ты такие вопросы задаешь, что даже и не знаю, как отвечать… Видишь ли, не на все вопросы пока есть ответы… Во всяком случае у меня. Здесь множество теорий и предположений существует. Люди, и не только люди, извечно бьются над этой загадкой: почему, кто и как вскрывает это «сейф» и запускает процесс жизни?! Часто его Святым Духом называют. Считается, что он исходит от Того, кто ВСЕ придумал и сотворил. Помнишь, Юпитер об этом упоминал?

— Помню, помню, — закивала головой Кристина. – А еще знаю, что все Бог придумал, так бабушка говорит.

— Ну, имена Этому можно разные давать. Вы его Богом зовете, мы, драконы, считаем, что все из Огня Предвечного произошло и там же все исчезает. Суть то одна – Это Сила, все созидающая, и нам не подвластна. Она нас всех вместе неизмеримо больше, и разумнее.

— Даже самого суперумного-преумного старого-престарого Дракона?

— Даже. Он по сравнению с Огнем Предвечным – просто пылинка на сандалии.

Кристина задумалась в попытке представить ВСЕ и Того, кто это ВСЕ создал. И не смогла. Она просто вдруг раз – и словно растворилась, исчезла, слилась с чем-то безмерно большим и безграничным. А в этом безграничном было все, что только она знала и видела, и все, что еще не знала и не видела.

«Ах! Как же хочется все узнать поскорее! Еще столько на свете интересного, загадочного!» — Эта мысль вернула ее из созерцания Предвечного.

— А мы сегодня на Сатурн полетим? – спросила она, задремавшего у ее ног Масю.

— Как пожелаете, Ваша Светлость. – промурлыкал кот.

— Какая такая Светлость? Я что, светиться стала? – подбежала к зеркалу Кристина посмотреть на себя, что с ней приключилось.

— Это такое обращение к Высокопоставленным особам: графинями, маркизам, принцессам. – Хихикнул кот, глядя на ее старания разглядеть себя в зеркале. – А светиться, ты и так всегда светишься. Просто ваши глаза не всегда это видят. Вернее, чтобы увидеть, потренироваться надо, смотреть особым «зрением».

— А как это «особым»? Научи, пожалуйста, хочу увидеть свет свой! – стала упрашивать Масандера Кристина.

— Надо не «на себя» смотреть, а как бы «сквозь себя». Как на 3D картинки. На такие, где много-много каких-то мелких повторяющихся рисунков нарисовано. А присмотришься – объемная картинка получается. Пробовала?

— Да, видела, видела! Получалось. У нас даже книжка с такими картинками есть! – обрадовалась Кристина.

— Вот и замечательно. Сейчас отойди немного от зеркала. Встань так, чтобы сзади стена была. Она у вас светлая и без ярких рисунков. Удобно будет потренироваться свое свечение видеть. – Стал давать инструкции Мася. – А теперь, смотри, не фокусируя взгляда на границе своего тела. Смотри, как бы рядом, рассеянно, словно, о чем-то задумалась и не видишь четко окружающее. «Уставься сквозь стенку», есть еще такое выражение. Попробуй. – Подбодрил ее Мася.

Кристина выполнила указания кота и уставилась в зеркало. Сначала у нее ничего не получалось. Она таращила глаза, аж слезы пошли. Немного погодя, когда она уже было махнула рукой на эти тренировки, вдруг заметила вокруг своего тела полупрозрачное облачко. Оно выглядело немного темнее стены и повторяло контуры тела, но не везде одинаково. Кристина аж дышать перестала, боясь упустить это мимолетное и нестойкое видение. А оно пульсировало вокруг.

— А теперь медленно подними руку,- произнес голос Масандера в голове, – и дыши, дыши, а то в обморок упадешь. Просто дыши спокойно и медленно.

Кристина спокойно выдохнула, и со вдохом подняла медленно руку. За рукой потянулся постепенно исчезающий след. Словно мокрой кисточкой по бумаге ведешь — появляется влажный след, а потом след медленно высыхает и исчезает.

— Получилось, получилось! – радостно запрыгала вокруг кота Кристина, — Мася, получилось! – она в порыве радости схватила кота на руки, и чуть не задушила его в объятьях.

— Осторожнее, осторожнее, так ведь и жизни лишишь меня, придется другое тело подыскивать.  – заверещал Мася.

— Прости, пожалуйста, — отпустила его девочка. – Просто это так все необычно, так восхитительно! А почему оно без-цветное? А не такое как мы видим, когда путешествуем с тобой?

— Ты увидела первое тонкое тело. Его называют эфирное, оно легче всего видится. Оно за наши физическое тело, за здоровье отвечает. А есть еще и другие. В полете мы видим тело наших чувств, поэтому оно цветное. Какие чувства имеешь – такой цвет и появится. Для того чтобы его увидеть надо специальные упражнения делать. Вы человеки многое чего еще не умеете. Ничего, вот подрастете, научитесь. – Заверил ее Масандер. – Беги умываться, уже поздно. Нам в полет пора. Путь то не близкий. К самой первой границе Солнечной планетарной семьи летим. Все вопросы позже! – остановил Кристину дракокот, видя, что та уже снова открыла рот, чтобы задать очередной вопрос.

Кристина махнула головой в знак согласия, и побежала готовиться к полету.

(продолжение следует…)

Мама.

Сегодня я хочу написать о маме. Я столько много пишу всякой всячины, порой даже с претензией на что-то умное. А вот о самом близком человеке ни строчки…

Шесть лет как она ушла. Ушла, а я жду ее за каждым поворотом. Иногда ловлю себе на мысли, позвонить ей и поболтать, поделиться событиями и мыслями. Так получилось, что я не успела на ее похороны. Она умерла, когда я жила на другом континенте, испытывая свою судьбу и проверяя, кто б знал, что…, наверное, свою глупость. Поэтому у меня нет в памяти ее неживой.

Ах, какая она была всегда живая и веселая! Именно этому она меня всегда ненавязчиво учила – никогда не унывать!

Одна из ее историй мне очень запомнилась. Ее ругал начальник, а она чтобы не сильно расставаться от никчемности его претензий и не нервничать, стояла, думала о чем-то своем приятном, и улыбалась. И тут начальник не выдержал! «Татьяна Юрьевна, я Вам замечания серьезные делаю, а Вы – улыбаетесь?!». Она ничего не ответила, а только еще немного смущенно улыбнулась, на что начальнику нечего уже было сказать. Он захлопнул рот и молча удалился. На том дело и кончилось.

Если в детстве меня кто-то обижал и обзывал, а это было всегда больно, я сильно расстраивалась. Мама говорила: «Да не стоит расстраиваться! Это ж все пройдет и забудется. Завтра уже будете вместе играть». Я сердилась, что она не понимает меня и не воспринимает всерьез, но она была права. Все проходило…

Мои родители оба были людьми общительными и веселыми, гостеприимными. У нас папа даже дверь не всегда на замок закрывал. «А чего мне бояться», — говорил он. Папа – это еще отдельный разговор в моих воспоминаниях.

Они никогда не принуждали меня к чему-либо. Все мои безумные затеи, поддерживались ими. Они транслировали мне: мы верим тебе, мы знаем, что ничего плохого ты не можешь совершить. А все остальное – твой выбор, это твоя жизнь и ты ответственна за свои принятые решения. Я, то ходила в кружки и секции, то бросала их, увлекшись чем-то новым. Они принимали все!

Мама устроила меня в школу с английским уклоном, хотя мы жили совсем в другом районе, и было трудно туда попасть. Мама, моя мудрая мама, видимо своим материнским инстинктом знала уже, тогда как мне пригодится английский! «Учи, пригодится, станешь переводчиком, будешь по всему свету ездить!» — так она советовала. Я и езжу, и пригодился, и даже переводчиком побывала. Но вот только школу я эту так и не закончила. Удрала в другую. Она приняла мое решение уйти оттуда (мне вдруг стало не комфортно там и захотелось учиться со старыми друзьями), хоть очень расстроилась. Она так же приняла мое решение уйти из музыкальной школы, не смотря на мои успехи там. Думаю, это для нее было более всего чувствительно. Ведь ей, ребенку военных лет так и не удалось пойти в музыкальную школу. У семьи не было возможности. А у мамы был красивый голос. Она наизусть пела многие оперные партии. Впрочем, очень смущалась всегда исполнять это на публике. Она очень гордилась мной, успехами в музыкальной школе, тем, что стала солировать в хоре.

Однажды я сказала маме: «Слишком ты была со мной мягка. Может надо было иногда заставить, вот теперь то я сожалею, что тебя не послушалась, и столько всего побросала!» На что она ответила: «Зато это было твое решение! А все остальное всегда можешь наверстать, если ты действительно хочешь этим заниматься». (В этом я с ней сейчас и согласна и нет. Иногда упущенное время не наверстать, время — наш невосполнимый ресурс.)

Я считаю, что у моих родителей, особенно у мамы, был реальный дар быть Мамой. Любящей, заботливой, взращивающей, а не воспитывающей. Видимо поэтому я смогла сохранить самобытное в себе, развить столько талантов.

Да, тысячу раз слыша мудрое изречение «Что имеем — не храним, потерявши – плачем!», только через свой болезненный опыт ты его по-настоящему осознаешь. Понимаешь, что никто больше не будет тебя так любить без всяких условий, безусловно, как любила меня мама.

У нас с ней была реально телепатическая связь. Иногда возвращаясь домой, я думала, что вот, хотелось бы апельсинчиков съесть, или там, например, картошки жареной. Приходишь домой, а там – как заказывали!

Маму нельзя было назвать спокойной. Она была эмоциональным человеком, где-то даже бойцом (по зодиаку Львица все же как никак!). Много помню праздников. Скучно не было. А какие она мне шила наряды на елку! Она прекрасно рисовала, и я часто помогала ей писать плакаты на демонстрации, оформлять стенгазеты.

Мама была отзывчивым человеком. Говорю много хорошего о ней, не потому что об ушедшем плохо не говорят, а просто это было так. Уверена, что знавшие ее люди подтвердят мои слова. Принципиальной она тоже могла быть. Все же занимала руководящую должность и приходилось выносить строгие приказы.

Слушая ее рассказы о детстве и молодости, я всегда испытывала неприкрытое восхищение этим выносливым и в то же время позитивным поколением. Как-то я попробовала поработать сверхурочно ночью, и поняла, что это не по моим силенкам. Мама же, учась в институте, имея на руках двух детей, еще и работала акушеркой в ночные смены!

Но вот чего она не умела, так кататься на велосипеде)) и могла заблудиться в трех соснах. Мы всегда с ней смеялись по этому поводу. Она вообще умела посмеяться над собой и своими промахами и недостатками.

Она до конца свих дней верила в меня, верила мне, видела во мне свою Надежду. Честно признаюсь, с одной стороны это очень приятно как дочери, но и напрягало. Ведь хотелось прийти к маме и получить от нее все ответы на вопросы, как в детстве… С возрастом она тянулась знать все, что я изучаю и читаю, перечитывала книги, которыми я увлекалась, и приходила ко мне с претензиями, что у нее в голове хаос из того, что она прочла. Требовала, чтобы я все расставила по полочкам и дала ей готовые инструкции применительно у жизни. Признаюсь, меня это раздражало и злило. Не я ж это все писала, не я придумывала этот мир таким, и мне тоже никто не дал инструкции! Раздражало именно мое невежество, мое непонимание, невозможность помочь самому близкому человеку.

Возможно именно ее «требования» ко мне, как к «переводчику с эзотерического на практический», тоже способствовало моим духовным поискам, не останавливало меня в сладком полузабытьи детства. Ведь если бы все ответы давались мамой, то мне бы не пришлось самой утруждаться, а значит, имеющегося опыта не было бы получено.

Помогая пройти через болезненные воспоминания детства, людям, пришедшим ко мне на консультации, сессии, курсы, тренинги, каждый раз с благодарностью вспоминаю маму. За то, что меня никто не принуждал ничего делать насильно. Никто не заставлял есть сверх того, что я хотела, и тем самым я сохранила чувство своей «нормы» в еде. За то, что меня никто не бил! Ничем! Только единожды, и то за дело: папа шлепнул меня под зад, за свинское поведение по отношению к маме. Но это был справедливый шлепок. Я конечно поревела, но признала, что сама виновата. Благодарна за то, что меня не унижали, не обзывали, не называли уродиной или никчемной. За то, что меня ценили такая какая я есть и давали возможность, вырасти и распуститься.

Да, мы сами выбираем себе родителе (есть такая версия, с которой я согласна). И я безгранично благодарна маме и папе, что они стали моими Родителями. И не смотря что их больше нет физически, они всегда рядом. Я всегда слышу их смех, вижу их глаза, чувствую их поддержку во всех моих самых безумных проектах.

Мама – ты здесь, в моем сердце! Папа – ты здесь, в моем сердце! Я вас люблю! Ваша дочь Надежда!

16.02.18

Анталия, Турция.