Надежда Музафарова

Ченнелинг. Астропсихология. Консультации. Обучение.
Литературное творчество

Продолжение сказки о Кристине и Масандере. Гл. 4-7.

Глава 4. Марсиарики.

Чем ближе они подлетали к Марсу, тем тревожнее становилось на душе у Кристины. А вдруг тут опасно?!

— Не переживай, пока ты в таком виде – «утонченном», — подмигнул Масандер, — ты в полной безопасности.

— А ты не шутишь? Ведь, лунарики говорили, что местные жители воинственны. А раз так, то вероятно ведут войны.

— Они же между собой их ведут. А у нас с ними сейчас настолько плотности тел разные, что они через тебя пролетят как ветер через облако, и даже следа не останется. Чувство может и будет, щекочущее. Главное помни, что чем больше ты всерьез думаешь, что они навредить могут, тем более неприятное чувство у тебя возникнет, если вдруг такое случится, и они сквозь тебя пронесутся. А носятся они с большой скоростью. Энергии у них много, а вот разумности маловато будет, к сожалению. Их главная особенность, что отличает от жителей остальных планет – бесконечная активность. Они даже домов не строят, так как все равно в них жить некому будет. Они все время чем-то заняты, куда-то бегут, часто спорят, доказывают что-то.

— А зачем? – удивилась девочка. – Что доказывают то?

— А вот у них и спроси. – Увернулся Масандер от ответа.

Так мысленно переговариваясь, они спустились на свободную от камней площадку, там не было пыли, которая окутывала большую часть поверхности.

— Почему здесь так пыльно и ничего не разглядеть?

— Смотри внимательно, это пыль, которую поднимают марсиаре. Они редко ходят, почти всегда бегают, вот пыль и поднимается. Давай выберем пыльное облако поменьше, чтобы не нарваться на слишком активные боевые действия. Может там удастся найти кого-нибудь, кто сможет пообщаться с нами и ответить на твои вопросы.

Они выбрали ближайшее пыльное облако поменьше, и подлетели к нему поближе. Внутри Кристина увидела небольших плотненьких, почти круглых человечков. У них были маленькие, чуть кривые ножки, но по виду очень крепкие.

«Наверное, от того что быстро и много бегают», — подумала она.

Они что-то кричали друг другу, и махали руками так энергично, что было не понятно: где, чьи руки.

Кристина и Масандер стояли чуть в сторонке и пытались, разобрать, о чем кричат человечки, но это было невозможно.

Наконец, человечки заметили посетителей и все разом смолкли, подозрительно смотря из-под кустистых бровей. Их взгляды не выглядели дружелюбно, но и вроде бы никто не кидался их прогонять. На человечках были надеты доспехи из какого-то плотного материала. Однако, видно было, что облачение позволяет двигаться им беспрепятственно. Оружия у них не было никакого, но кулаки и так выглядели достаточно внушительно. Марсиарики в полном молчании продолжали их изучать, не произнося ни звука.

Кристина, невольно, присела в знак приветствия, и тихонечко сказала: — Здр-р-расте!  Извините, если мы вас отвлекаем от важных дел. Мы путешественники с Земли, и хотели немного пообщаться с вами. Задать кое-какие вопросы о вашей здешней жизни. – Она немного помолчала и добавила, — Если вы не против.

Они немного пошептались, опять о чем-то заспорили, тыча каждый себе в грудь. Наконец, один из них вышел горделиво вперед, выставил одну ногу перед собой, уперев руки в бока и произнес:

— Мы рады приветствовать вас, о, пришельцы! Меня зовут Мариус. Сегодня я самый быстрый и храбрый. Поэтому я буду отвечать на ваши вопросы. Но предупреждаю, если вы пришли, чтобы завоевать нас, то получите достойный отпор! Мы никогда не сдаемся! – и он еще выше задрал нос и притопнул ногой.

— Нет, что вы, что вы! — Торопливо заверила Кристина. — У нас нет таких намерений, да и войско из нас не получится – нас же всего двое! — Успокоила вояк девочка.

— Хорошо. — Уже более миролюбиво сказал Мариус. – Задавайте вопросы, да поскорее, а то мне еще сегодня пару побед свершить надо.

— А можно спросить: с кем вы воюете?

— Со всеми, кто не разделяет мою точку зрения.

— А в чем она состоит?

— Ээ-э-э, — вдруг задумался Мариус, — это та точка, которую я завоевал. – Наконец, нашелся он.

— Как это? – не поняла Кристина. – Что это за точка такая?

— Вот видишь, ту точку? – показал он пальцем куда-то перед собой.

— Да, вижу, – кивнула Кристи, увидев впереди небольшой камень, на который указывал Мариус.

— Раз я ее вижу, значит, она моя! А кто с этим не согласен, то с тем я и воюю! – Ликующе заявил Мариус.

— А кто-то не согласен? – удивилась девочка.

— Да все! Ведь они-то на нее тоже глядят, но по-другому! – взволновано ответил человечек, и видно было, что он уже теряет терпение от вопросов и непонятливости гостьи.

Кристина растерянно моргала глазами, пытаясь уловить в его рассуждениях смысл. Поняв, что пока не может смысл найти, она решила сменить тему разговора, чтобы не вызвать гнев марсиариков.

— А скажите, чем вы питаетесь?

— Как чем? Огнем конечно! Чем еще питаться можно?!

— Извините, за мое невежество, откуда здесь огонь? Я никакого огня не вижу.

— У нас есть место, где огонь из недр выходит на поверхность. Это наше Священное место Силы.  Место наших Предков.

— А ваши Предки, какие были? Они были такие же, как вы?

— Ходят легенды, что наши Предки были Великими Воинами – Путешественниками во Вселенной. Они путешествовали по Галактикам, искали пригодные для обитания планеты, осваивали их, основывали поселения. Часть из них оставались на освоенных планетах, другие продолжали путь. Постепенно все рассеялись по Вселенной.  Никто точно не знает, где настоящая родина Воителей. Но когда-нибудь мы возродимся, станем такими же сильными как наши предки, и отправимся на завоевания просторов Галактик! — у Мариуса снова вспыхнул огонь в глазах, и он начал от нетерпения притоптывать ногами.

— А когда это время наступит? – снова спросила девочка.

— Когда мы решим, кто будет возглавлять нашу экспедицию! И я знаю, что это буду я! – он стукнул кулаком себя в грудь. – Я, Мариус Непобедимый!

Остальные марсиарики зашумели, не соглашаясь с этим заявлением. Они окружили Мариуса, и снова заспорили. Поднялся гвалт, немного погодя начались поединки, поднялась пыль.

Кристина поняла, что больше с ней говорить не станут. Она вздохнула, и посмотрела на Масандера.

— Как ты думаешь, стоит мне еще что-то спрашивать, или пойдем еще кого-нибудь поищем?

— А давай полетим к их Священному Огню, там и поищем ответы, — предложил Масандер.

— Это ты хорошо придумал, — обрадовалась Кристина. – А как найти его?

— Это мне предоставь, — улыбнулся дракокот. – Мы с Огнем давние соратники. Огонь – это наша кровь, что течет в нас. Полетели, пока еще ночь не кончилась.

Он взмыл вверх, и Кристина поспешила за ним. Их путь вел к виднеющимся вдалеке холмам. И чем ближе они подлетали, тем жарче становилось. Они влетели в зияющее отверстие в самом высоком из холмов, и продвигались по туннелю, который вел вниз. Жар все нарастал.

— Как хорошо, что я в тонком теле, — подумала девочка. — А то точно была бы как картошка печеная.

Наконец, они вылетели из туннеля в огромную пещеру. Вместо дна у пещеры была клокочущая лава из недр планеты.

Огонь освещал стены пещеры, на которых были изображены рисунки и надписи. Присмотревшись, они поняли, что там отображена история Великих Винов Путешественников. С удивлением, Кристина увидела изображение больших городов. Ведь на Марсе она что-то никаких строений не заметила. Ей стало очень интересно, куда же они подевались. Повертев головой, она нашла, у кого спросить.

Недалеко, у стены, прислонившись к ней, сидел марсиарик. Его лицо было покрыто шрамами, его глаза были слепы, похоже, он был самым старым из всех, которых они встретили сегодня.

Кристина приблизилась к человечку, и почтительно поздоровалась. А потом спросила:

— Простите, а вы могли бы мне объяснить, куда делись города на Марсе? На рисунках их столько много…

Марсиарик глубоко вздохнул, возвел незрячие очи вверх и произнес: — Дааа, когда-то их было очень-очень много. Я тогда еще был совсем маленьким. Помню, как дедушка водил меня в самую высокую башню на Марсе, показывал самые большие каналы, по которым текли огненные реки. Марсиаре всегда стремились построить самые лучшие, самые высокие и большие башни, самые длинные огнеёмы. Мы всегда стремились быть на высоте! – он горделиво приосанился, но потом вдруг сник. – Похоже это нас и погубило. – Он опустил взор, направив его на жар огня, и замолчал, беззвучно шевеля губами, погрузившись в воспоминания.

Кристи подождала немного, но видя, что старик про нее похоже забыл, легонько кашлянула: — Кхм, кхм, а что случилось?

Марсиар очнулся от задумчивости и продолжил.

— Мы стремились обогнать друг друга в том, чтобы быть первыми и лучшими. Постепенно вся поверхность была так густо застроена, что строить было больше негде. И чтобы построить что-то новое, нам пришлось воевать друг с другом, отвоевывать место, разрушать то, что было построено прежде. Но так как, вновь построенное тут же приходилось защищать, то и строить стало некогда. В войнах и спорах, все стало разрушаться само собой. Ресурсы исчерпались, а мы все продолжаем бороться друг с другом, споря, кто из нас лучший.

— А зачем? – спросила Кристи, — зачем быть лучшим?

Старик удивленно приподнял брови. – Как это зачем?! – Лучший, становится лидером!

— А зачем быть лидером? – вновь спросила девочка.

— Чтобы быть первым! — ответил марсиар гордо.

— А зачем быть…, — Кристина остановилась, понимая уже, какой ответ она опять получит, и решила не входить в бег по замкнутому кругу. Она решила завершить беседу. Время ночи подходило к концу, и Масандер уже подавал мысленные сигналы к отправлению обратно.

Кристина поблагодарила марсиара за беседу, и они отправились в обратный путь.

 

 

Глава 5. Соревновательная.

Кристина проснулась от того, что мама трясла ее за плечо. – Кристина, милая, пора вставать, мы в детский сад опоздаем. Тебя сегодня не добудишься. Ты где там летаешь? – смеялась мама.

— На Марсе я, — пробурчала девочка, еще не вполне проснувшись, — на Марсе, — и снова уткнулась в подушку. Это путешествие ее утомило, не то, что на Луну. Мама снова затормошила ее, стараясь поднять с постели.

Бредя в ванную умываться, Кристи размышляла о ночной прогулке на Марс, и почему она так устала от нее. «Странно, вроде не так уж и далеко. Видимо, быть все время активным и агрессивным, постоянно воюя с другими, и соревнуясь, не так уж и легко. Сколько сил надо! А смысл?! Зачем все время надо быть первым или вообще кем-то быть?» Тут мама опять ее заторопила, и Кристина решила додумать попозже.

В этот день в детском саду, как раз назначили спортивные эстафеты. Их поделили на команды, и ребята бегали, прыгали, носились с мячами, прыгали через обруч и выполняли различные задания. Кристина поддалась всеобщему азарту соревновательного духа. Она так же как все кричала, подбадривая участников своей команды, и сама старалась изо всех сил выиграть, ведь ее неожиданно выбрали капитаном команды. Она огорчалась от неудач, и порой сердилась на тех, кто, по ее мнению, не хотел постараться быть первым.  К ее разочарованию, их команда проиграла. Это на весь остаток дня испортило ей настроение. Она ходила, сердито поджав губки, и злилась на тех, кто веселился. Особенно на другую команду.

Придя домой, она все еще сердилась. Начала играть в куклы и ворчала на них, расчесывая им волосы, сердито раздирала спутавшиеся пряди. Почувствовав, что хозяйка в плохом настроении, Мася подошел, и стал ластиться, подныривая под руку Кристи. Видя, что она не обращает на него внимания, он чуток кусанул ее за ногу.

-Ты чего кусаешься?! – взвилась Кристина, — совсем с ума сошел?! – Больно же!

— А ты чего такая хмурая сегодня? – промурлыкал Мася примирительно.

— Да понимаешь, все в команде такие неуклюжие сегодня попались! Просто жуть! Вот мы и проиграли! Больше не буду с такими играть вместе, с ними никогда не победить! – заявила обиженно Кристи.

— А тебе, зачем это? – спросил Мася.

—  Как зачем?! Чтобы быть лучшей! – убедительно заявила девочка.

— Мда? – сомнительно хмыкнул кот. – Послушай себя, тебе никого это не напоминает?

Тут-то Кристина спохватилась. О, Боже! Ну конечно же! Ведет себя как марсиарин! Неужели и она такая как они?! Наверное, это заразно. Может, надышалась тамошнего огня, вот и заразилась?

— Да не заразно это, — засмеялся Мася, — это в каждом живет – желание посоревноваться. Это хорошо. Это стремление не дает лениться, дает возможность расти, развиваться, творить. Только надо помнить, что любое соревнование – это игра, и не стоит из-за игры воевать или сердиться. Иначе результат будет как у марсиар: вместо красивой планеты – пустыня и пыль столбом.

Кристине стало стыдно за свое поведение в детском саду. Она решила извиниться перед ребятами, когда их снова встретит. Надо понаблюдать за собой, и не принимать все так серьезно, когда включаешься в соревнования, решила девочка.

— Спасибо, Мася, — обняла она кота. – Мне теперь гораздо лучше. Мася понимающе мурлыкнул, и пошел допивать свое молоко на кухню. А Кристина рассадила кукол за столик, и стала потчевать их чаем из кукольных чашечек.

 

Глава 6. Венериане.

— Куда мы сегодня отправимся? – поинтересовалась Кристина перед сном вечером.

— Для поднятия твоего настроения и отдыха, давай посетим сегодня Венеру. Тамошние жители не похожи на марсиар. Там очень красиво. Тебе понравится. – убедительно сказал Мася. – Только нарядись получше и расчешись, а то с тобой никто общаться не будет. Венериане щепетильны в вопросах красоты. Сама увидишь. Кстати, тебе не помешает поближе познакомиться с их привычками, — многозначительно хихикнул он, критично оглядывая Кристину.

— А что такого у меня не хватает? – вскинулась было обиженно отстаивать свою правоту Кристи, но вовремя вспомнила, что обижаться – значит лунаириков подвергать опасности, а воевать и спорить – стать марсиариком, чего ей очень не хотелось после сегодняшних событий. И на уже более дружелюбно, и с любопытством посмотрела на кота, ожидая пояснений. Но Мася не спешил их давать. Он деловито пристраивался на одеяле. Внимательно обнюхал свою шкурку и тщательно вылизался, умыл мордашку и блаженно зевнул. Кристина поняла, что спорить с ним бесполезно, да и не достойно землянина. Она забралась под одеяло, улеглась поудобнее, закрыла глаза и приготовилась к очередному путешествию.

Венера поразительно отличалась от Марса. Уже приближаясь к ней, Кристина восхищенно не могла оторвать глаз от меняющихся фантастически необыкновенных видов поверхности планеты. Всю поверхность Венеры покрывал густой слой толстых розовых облаков. Облака причудливо закручивались, образуя многомерные замки и дворцы. Их очертания постоянно менялись, создавая еще более изящные формы строений. Кристина ожидала, что они приземлятся, вернее, привенерятся, то есть опустятся на поверхность планеты. Но оказалось, что венериане обитают в этих облачных розовых городах!

Ах, какие они были красивые – венериане! Их лица и фигуры были безупречны! Легкие, изящные, казалось они словно сотканы из таких же облачных материалов, что и их фантастические замки. А какие у них были наряды! Кристина почувствовала, что смотрит на все это, не отрываясь, и почти затаив дыхание.

«Так вот о чем намекал Мася!» Она оглядела теперь себя очень критично. Постаралась, как могла, привести свою пижаму и волосы хоть в мало-мальски красивый вид. Ей тоже захотелось стать такой же изящной, изысканной, как дамы с Венеры. Она вспомнила про правила поведения, о которых так часто и безуспешно говорили родители. Теперь то она поняла, зачем себя прилично вести. Разве можно в таких нарядах и с такими прическами вести себя не безупречно! Ведь такая красота просто разрушится!

Она, наслаждалась каждым своим движением, и почувствовала, что даже что-то внутри нее изменилось, когда она приняла прямую осанку и старалась двигаться грациозно, словно танцуя. Это и был танец. А какие у венериан были голоса! И они не просто говорили, они пели стихами!

Их наряды постоянно менялись. Сначала Кристина старалась запомнить наиболее ей приглянувшиеся, но потом безнадежно манула рукой. Таких нарядов на Земле пока все равно не сошьют! Разве только кто-то придумает как раскроить и сшить облако!

Вдоволь налюбовавшись, она наконец-то решила найти с кем можно пообщаться. На нее вдруг стеснение напало.

— Вон, они какие красивые и расфуфыренные, а я что?! – с горечью подумала Кристи. И чуть было не заплакала. Да вовремя спохватилась, что слезы то все равно не пойдут, в таком почти прозрачном теле. А если не пойдут, то зачем на это время тратить?!

Тут ей Масандер на выручку пришел:

— Главное, не во что ты одета, а как ты при этом себя ощущаешь. Вот представь, попала ты под сильный дождь без зонтика. Как ты себя чувствуешь и что делаешь при этом?

— Как? как! — мокро я себя чувствую! Ищу где бы укрыться поскорее.

— Угу, помнится на даче у бабушки Веры еще и визжала громко-громко, так, что соседи выскочили поглядеть что, стряслось. – Хихикнул Масандер. – А теперь представь себя настоящей принцессой. Как бы ты тогда поступила? Неужели бы также себя вела?

— Ох, ты и придумал! – прихлопнула руками девочка. – То ж принцесса, почти королева. Конечно, уж визжать точно не стала бы. Да и бежать тоже. Наверное, шла бы быстрым шагом.

— А почему? – не успокаивался задавать вопросы дракокот.

— Потому что – я бы была как королева. А на королеву все равняются, все на них смотрят и пример берут. Вот почему! – парировала девочка.

— А смущалась бы? Стеснялась бы? Ведь на тебе же все мокрое, обвисло, выглядишь не как королева, а как чучело! – подначил опять Масандер, весело поблескивая глазами.

— Да что ты! Что же это за королева такая, если смущается от таких мелочей! Королева – она и в лохмотьях по-королевски выглядит! – убедительно воскликнула Кристина.

— Вот то-то и оно, — обрадовался Масандер. – Что бы на тебе не было одето, внутри – храни сове королевское, ну, или пока принцесское, достоинство. Хотя красивое и приличное платье никогда не помешают. Но раз сложились такие обстоятельства, что на тебя просто пижама, то и ее можно носить элегантно.

Кристина на эти слова хихикнула в кулак. Так как представила всех королев, которых она только знала, на балу в пижамах. Дамы кружились в элегантных пижамах с элегантным королевским достоинством… Картина получалась уморительная.

— Надо как-нибудь пижамную вечеринку устроить, перед дневным сном в садике, или после. – Мелькнула у нее идея в голове.

— Устроишь, устроишь, — поторопил ее Масандер. – полетели уже, а то ночь кончается, в садик опоздаешь.

Кристина собралась со всем своим «пижамным достоинством,» и двинулась навстречу новым приключениям.

Недалеко они приметили небольшую стайку венерианок. Они были одеты очень пестро, поэтому Кристине на ум пришло сравнение их компании со стайкой разноцветных птичек. Это сравнение усиливалось их голосами. Разговаривали венерианки так, словно трели и щебетанье по утру птиц в лесу. Кристина с восхищением глядя и слушая приблизилась к ним. Подойдя, она сделала реверанс, как видела где-то в фильмах про принцесс.

— Добрый день, ой, ночи, ой… – она вдруг запуталась, какое приветствие больше всего подходит, — Здравствуйте, — нашлась наконец-то она. – Можно с вами познакомиться? Меня зовут Кристина, я к вам с Земли прилетела. Уделите мне свое внимание, пожалуйста. Очень мне интересно как вы тут живете. Здесь все так красиво! А вы – просто обворожительны все! – чуть поспешно протараторила она, чувствуя, что все же смущается под многочисленными любопытными взорами венерианок. Те ласково, но чуть снисходительны оглядывали ее с головы до ног.

— Добро пожаловать к нам на Венеру. – Певуче ответила одна из дам. – Меня зовут Улия. Мы, по возможности, ответим на твои вопросы. Но сейчас мы спешим на концерт. Сегодня поет божественная Аззила! Вы пойдете с нами?

— Да, да, конечно! С большим удовольствием! Я никогда не слышала Аззилу! – обрадовалась такому неожиданному предложению Кристина. Она сама очень любила слушать музыку, разных исполнителей, но сама еще не научилась петь хорошо. И в тайне мечтала когда-нибудь петь на большой сцене и при этом танцевать. Танцевать она еще больше любила. И всегда начинала приплясывать, не замечая того, когда слышала понравившуюся ей мелодию.

Вся компания направилась к ослепительно яркому и очень изящному строению. Там уже собралось множество венериан. Зрители располагались по кругу радужного строения, вокруг центра. Это напомнило Кристине древние амфитеатры на земле. Вот только у венерианского «колизея» был купол над всеми.

Уже через несколько минут после их прибытия, освещение стен стало менее ярким, почти темным. Все притихли. Зазвучала мелодия. В такт с ней, по стенам и куполу начали разбегаться всполохи, образуя завораживающую панораму. Заглядевшись на нее, Кристина не сразу увидела, как появилась исполнительница — Аззила. Она услышала восхищенный вздох слушателей и обратила свой взор в центр. И невольно раскрыла рот от удивления.

Аззила словно была соткана из тончайших туманных кружев нежнейших тонов. Невозможно было разглядеть ее лица. Оно постоянно менялось. И каждый новый лик был еще прекраснее прежнего! На мгновение наступила пауза в мелодии, все замерли. Мгновение спустя, Аззила укрыла всех божественным звучанием своего голоса. Ничего подобного Кристина никогда не слышала! Это было НЕземное пение!

Звук голоса проникал в девочку, смешивался с тончайшими струнами ее Души. Она перестала понимать: где она, а где окружающий ее мир. Она и была этим наипрекраснейшим миром! Это она пела, это пели все, кто присутствовал здесь. Пели через и вместе с Аззилой. Звуки смешивались со светом, исходящим от стен зала. Все вместе — это была фантастическая феерия, симфония, гимн красоты и гармонии Вселенной! Потрясающее и незабываемое переживание!

Когда смокли все звуки и зал стал светиться ровным светом. Все зрители в полном молчании разошлись. Говорить не хотелось. Не было нужды разрушать полученные только что переживания обыденными разговорами. Казалось, что любой, произнесенный сейчас звук будет кощунственным. Он просто разрушит то, что было соткано голосом Аззилы.

Кристина и Масандер также в молчаливом восхищении отправились в обратный путь на Землю.

 

Глава 7. Творческая.

Проснулась Кристина в прекрасном настроении. И весь день напевала что-то себе под нос, пытаясь воспроизвести услышанную на Венере мелодию. Но толи слух надо было еще тренировать, толи у венериан органы пения были по-другому устроены. Воспроизвести так звуки у девочки не получалось. Она решила потом у Маси спросить, в чем тут секрет. Как петь так, чтобы дух захватывало?!

И вообще, весь день получился у Кристины наполненный красотой и искусством. В садике у них занятие по лепке было. Она вдохновенно творила что-то отдаленно похожее на венерианские замки. В чем и вправду преуспела. Замок получился ярким, красочным и ни на что не похожим на Земле! Она для правдоподобия еще и кусочки ваты вокруг замка разложила, словно он в облаках парит. И осталась своим творением очень довольна.

Потом, у них танцы были. Кристина вдоволь накружилась так, что голова закружилась и звездочки перед глазами замельтешили, как от музыки в концертном зале венериан. Она крепко зажмурилась, чтобы остановить вращение и подумала: «Наверное, вот так у них и сотворяются огоньки на стенах – просто весь дом вращается. А так как мы то в доме находились, поэтому и не замечали этого. Эх, жаль не успела поспрашивать ни о чем. Может опять полетим туда, поподробнее все узнать?»

А вечером им предстояло пойти в гости к маминому брату, дяде Вове. У его дочери Ани было день рождения. Аня была намного старше Кристины. Поэтому Кристине еще сильнее хотелось выглядеть как можно красивее, чтобы Анины подруги не оглядывали ее столь же снисходительно, как венерианки.

Возвратившись из детского сада, Кристина вытащила из гардероба все свои наряды, и принялась тщательно их изучать. Вернее, изучать себя в них. Она по очереди их надевала и долго крутилась перед зеркалом, то так, то этак, повторяя движения венерианских дам, проверяя насколько она выглядит в них красиво и элегантно. Все платья были хороши. Конечно, не сравнить с венерианскими, но для земного стиля — подойдут. Соответственно, сама себе Кристина тоже нравилась. У мамы и папы был прекрасный вкус, и они покупали ей замечательные платья. Ой, как же выбрать то лучшее?!

Мама тоже прихорашивалась у зеркала, поглядывая на дочь сначала с удивлением, так как никогда прежде не замечала за ней способности так долго наряжаться. Потом, немного с нетерпением, так как уже следовало выходить из дома, чтобы успеть вовремя к ужину.

— Кристина, — не вытерпела мама, — ты сегодня что, на бал собираешься? Или на свидание? Смотри не засмотрись окончательно. А то станешь нарциссом! – полушутя добавила она.

— А почему нарциссом? – рассеянно спросила Кристина, все ещё полностью поглощенная выбором платья. – Почему не розой или лилией?

— Пошли скорее, я по дороге расскажу почему.

Пока они ехали на вечеринку, мама рассказала Кристине легенду о Нарциссе. Оказывается, жил когда-то юноша. Он был прекрасен лицом, и все восхищались его красотой. Однажды он увидел себя в отражении водной глади озера, и так засмотрелся, что не мог оторвать от себя взор. С тех пор его больше ничего не волновало в мире. Только его красота. Он восхищался только самим собой, часами вглядываясь в свое отражение. Боги превратили его в цветок, растущий у воды – в нарцисс. Чтобы он мог всегда смотреться на себя в зеркальную гладь воды. А такое поведение у людей, которые слишком много внимания уделяют своему внешнему виду во вред остальному в жизни, называют нарциссизмом.

— А что такого плохого любить на себя смотреть долго в зеркало? – надула губки Кристина. – Ведь все смотрятся. И ты, и папа, и бабушки.

— Плохого ничего нет. – Вступил в разговор папа. — Но меру надо знать. Понимаешь? Если только все время в зеркало на себя смотреть, то ни на что другое времени не останется. Зеркало нам нужно взглянуть на себя со стороны, посмотреть все ли в порядке в одежде, но вот погружаться в него уж точно не надо. Вдруг уйдешь в зазеркалье и не сможешь вернуться – подмигнул папа, намекая на сказку об Алисе в зазеркалье. Они недавно ее как раз читали.

День рождения оказался удачным. Старшие подруги Ани устроили для младших детей разные конкурсы и игры. Вначале вечеринки Кристина немного чопорно сидела в уголочке, не играла, чтобы не испортить свой наряд и прическу. Старалась подражать спокойной венерианской даме. Но потом не выдержала. Уж очень хотелось ей вместе со всеми поиграть. Она махнула рукой на все условности светской жизни, и пустилась прыгать и веселиться. «Еще успею побыть элегантной», —  подумала она, в очередной раз пролезая под стулом в каком-то веселом конкурсе.

Когда они вернулись домой, было очень поздно. Кристина за весь день столько всего пережила, что уснула прямо в машине. Папа осторожно принес ее домой и уложил в кровать. Девочка ненадолго приоткрыла веки, что-то пробормотала, и уснула так крепко, что совсем не запомнила, куда она летала…

А Мася, как и полагается, свернувшись калачиком у нее в ногах, сторожил ее сон, негромко мурлыкая свою песенку.

(продолжение следует…)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *