Надежда Музафарова

Ченнелинг. Астропсихология. Консультации. Обучение.
Размышления и заметки.

Мама.

Сегодня я хочу написать о маме. Я столько много пишу всякой всячины, порой даже с претензией на что-то умное. А вот о самом близком человеке ни строчки…

Шесть лет как она ушла. Ушла, а я жду ее за каждым поворотом. Иногда ловлю себе на мысли, позвонить ей и поболтать, поделиться событиями и мыслями. Так получилось, что я не успела на ее похороны. Она умерла, когда я жила на другом континенте, испытывая свою судьбу и проверяя, кто б знал, что…, наверное, свою глупость. Поэтому у меня нет в памяти ее неживой.

Ах, какая она была всегда живая и веселая! Именно этому она меня всегда ненавязчиво учила – никогда не унывать!

Одна из ее историй мне очень запомнилась. Ее ругал начальник, а она чтобы не сильно расставаться от никчемности его претензий и не нервничать, стояла, думала о чем-то своем приятном, и улыбалась. И тут начальник не выдержал! «Татьяна Юрьевна, я Вам замечания серьезные делаю, а Вы – улыбаетесь?!». Она ничего не ответила, а только еще немного смущенно улыбнулась, на что начальнику нечего уже было сказать. Он захлопнул рот и молча удалился. На том дело и кончилось.

Если в детстве меня кто-то обижал и обзывал, а это было всегда больно, я сильно расстраивалась. Мама говорила: «Да не стоит расстраиваться! Это ж все пройдет и забудется. Завтра уже будете вместе играть». Я сердилась, что она не понимает меня и не воспринимает всерьез, но она была права. Все проходило…

Мои родители оба были людьми общительными и веселыми, гостеприимными. У нас папа даже дверь не всегда на замок закрывал. «А чего мне бояться», — говорил он. Папа – это еще отдельный разговор в моих воспоминаниях.

Они никогда не принуждали меня к чему-либо. Все мои безумные затеи, поддерживались ими. Они транслировали мне: мы верим тебе, мы знаем, что ничего плохого ты не можешь совершить. А все остальное – твой выбор, это твоя жизнь и ты ответственна за свои принятые решения. Я, то ходила в кружки и секции, то бросала их, увлекшись чем-то новым. Они принимали все!

Мама устроила меня в школу с английским уклоном, хотя мы жили совсем в другом районе, и было трудно туда попасть. Мама, моя мудрая мама, видимо своим материнским инстинктом знала уже, тогда как мне пригодится английский! «Учи, пригодится, станешь переводчиком, будешь по всему свету ездить!» — так она советовала. Я и езжу, и пригодился, и даже переводчиком побывала. Но вот только школу я эту так и не закончила. Удрала в другую. Она приняла мое решение уйти оттуда (мне вдруг стало не комфортно там и захотелось учиться со старыми друзьями), хоть очень расстроилась. Она так же приняла мое решение уйти из музыкальной школы, не смотря на мои успехи там. Думаю, это для нее было более всего чувствительно. Ведь ей, ребенку военных лет так и не удалось пойти в музыкальную школу. У семьи не было возможности. А у мамы был красивый голос. Она наизусть пела многие оперные партии. Впрочем, очень смущалась всегда исполнять это на публике. Она очень гордилась мной, успехами в музыкальной школе, тем, что стала солировать в хоре.

Однажды я сказала маме: «Слишком ты была со мной мягка. Может надо было иногда заставить, вот теперь то я сожалею, что тебя не послушалась, и столько всего побросала!» На что она ответила: «Зато это было твое решение! А все остальное всегда можешь наверстать, если ты действительно хочешь этим заниматься». (В этом я с ней сейчас и согласна и нет. Иногда упущенное время не наверстать, время — наш невосполнимый ресурс.)

Я считаю, что у моих родителей, особенно у мамы, был реальный дар быть Мамой. Любящей, заботливой, взращивающей, а не воспитывающей. Видимо поэтому я смогла сохранить самобытное в себе, развить столько талантов.

Да, тысячу раз слыша мудрое изречение «Что имеем — не храним, потерявши – плачем!», только через свой болезненный опыт ты его по-настоящему осознаешь. Понимаешь, что никто больше не будет тебя так любить без всяких условий, безусловно, как любила меня мама.

У нас с ней была реально телепатическая связь. Иногда возвращаясь домой, я думала, что вот, хотелось бы апельсинчиков съесть, или там, например, картошки жареной. Приходишь домой, а там – как заказывали!

Маму нельзя было назвать спокойной. Она была эмоциональным человеком, где-то даже бойцом (по зодиаку Львица все же как никак!). Много помню праздников. Скучно не было. А какие она мне шила наряды на елку! Она прекрасно рисовала, и я часто помогала ей писать плакаты на демонстрации, оформлять стенгазеты.

Мама была отзывчивым человеком. Говорю много хорошего о ней, не потому что об ушедшем плохо не говорят, а просто это было так. Уверена, что знавшие ее люди подтвердят мои слова. Принципиальной она тоже могла быть. Все же занимала руководящую должность и приходилось выносить строгие приказы.

Слушая ее рассказы о детстве и молодости, я всегда испытывала неприкрытое восхищение этим выносливым и в то же время позитивным поколением. Как-то я попробовала поработать сверхурочно ночью, и поняла, что это не по моим силенкам. Мама же, учась в институте, имея на руках двух детей, еще и работала акушеркой в ночные смены!

Но вот чего она не умела, так кататься на велосипеде)) и могла заблудиться в трех соснах. Мы всегда с ней смеялись по этому поводу. Она вообще умела посмеяться над собой и своими промахами и недостатками.

Она до конца свих дней верила в меня, верила мне, видела во мне свою Надежду. Честно признаюсь, с одной стороны это очень приятно как дочери, но и напрягало. Ведь хотелось прийти к маме и получить от нее все ответы на вопросы, как в детстве… С возрастом она тянулась знать все, что я изучаю и читаю, перечитывала книги, которыми я увлекалась, и приходила ко мне с претензиями, что у нее в голове хаос из того, что она прочла. Требовала, чтобы я все расставила по полочкам и дала ей готовые инструкции применительно у жизни. Признаюсь, меня это раздражало и злило. Не я ж это все писала, не я придумывала этот мир таким, и мне тоже никто не дал инструкции! Раздражало именно мое невежество, мое непонимание, невозможность помочь самому близкому человеку.

Возможно именно ее «требования» ко мне, как к «переводчику с эзотерического на практический», тоже способствовало моим духовным поискам, не останавливало меня в сладком полузабытьи детства. Ведь если бы все ответы давались мамой, то мне бы не пришлось самой утруждаться, а значит, имеющегося опыта не было бы получено.

Помогая пройти через болезненные воспоминания детства, людям, пришедшим ко мне на консультации, сессии, курсы, тренинги, каждый раз с благодарностью вспоминаю маму. За то, что меня никто не принуждал ничего делать насильно. Никто не заставлял есть сверх того, что я хотела, и тем самым я сохранила чувство своей «нормы» в еде. За то, что меня никто не бил! Ничем! Только единожды, и то за дело: папа шлепнул меня под зад, за свинское поведение по отношению к маме. Но это был справедливый шлепок. Я конечно поревела, но признала, что сама виновата. Благодарна за то, что меня не унижали, не обзывали, не называли уродиной или никчемной. За то, что меня ценили такая какая я есть и давали возможность, вырасти и распуститься.

Да, мы сами выбираем себе родителе (есть такая версия, с которой я согласна). И я безгранично благодарна маме и папе, что они стали моими Родителями. И не смотря что их больше нет физически, они всегда рядом. Я всегда слышу их смех, вижу их глаза, чувствую их поддержку во всех моих самых безумных проектах.

Мама – ты здесь, в моем сердце! Папа – ты здесь, в моем сердце! Я вас люблю! Ваша дочь Надежда!

16.02.18

Анталия, Турция.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *